Благая весть о грехе

благая весть о грехе

Я хочу поговорить о грехе. В зависимости от того, к какому типу квакеров вы относитесь, это может показаться не совсем квакерским занятием. Квакеры, которых я знаю в Британии, вообще почти не говорят о грехе, а ранние квакеры Англии XVII века очень настороженно относились к тем, кто делал слишком большой акцент на грехе, например к пуританам. Пуритане верили в то, что называется «двойным предопределением»: мы рождаемся грешными и порочными, обреченными на вечность в аду, и только Бог может спасти нас. Однако количество мест на небесах ограничено, и Бог уже выбрал, кто будет спасен. К этому следует добавить, что в данной жизни у вас нет возможности узнать, являетесь ли вы одним из избранных. Грех – это неизбежная реальность, а вечное проклятие – постоянно присутствующая возможность. Жизнь с такой теологией была тяжелым, наполненным тревогой бременем. Квакеры восстали против такого богословия, заявив, что свобода от греха в этой жизни возможна. Мы можем жить с уверенностью в своем спасении. Квакеры обвиняли пуританских служителей в том, что они «проповедуют грех», отягощающий людей, вместо того чтобы направлять их к освобождающему Свету Христа. Я не пуританин, но в этой статье буду писать о грехе и о том, как глубоко он поселился в нашей плоти, настолько глубоко, что избавление от него в нынешней жизни очень маловероятно. Надеюсь, мои квакерские предки смогли бы меня простить. Хотя возможно, это прозвучит так, будто я собираюсь «проповедовать грех», однако хочу сказать, что разговор о грехе, грамотная теология греха могут помочь нам быть верными последователями Иисуса. Хотя сам по себе грех – не повод для радости, мы можем говорить о грехе и осмысливать его так, чтобы эти слова были благой вестью.

Джон Беллерс и его план европейского мира (1710)

Джон Беллерс

Татьяна Павлова была не только «редкой птицей» как представительница русских квакеров — она была также ведущим русским историком квакерства и исследовательницей этого движения. Пожалуй, не вызывает удивления, что в числе ее публикаций имеется и монографическое исследование о Джоне Беллерсе, вышедшее в свет в 1979 г. Беллерс — английский квакер, общественный реформатор и филантроп — родился в 1654 г., 350 лет тому назад, и умер в 1725 г. Карл Маркс несколько раз упомянул о нем в «Капитале», где Беллерс заслуженно назван «поистине феноменом в истории политической экономии». Это объясняет, почему в течение почти всего XX века, во время существования Советского Союза и господствовавшей в нем коммунистической системы Беллерс был более известен именно там, а не на его родине. В первую очередь как раз прогрессивные и оригинальные мысли относительно нищенства, безработицы, болезненности людей и их преступности сделали Беллерса во многих аспектах предшественником как социализма, так и теории государства благосостояния, welfare state. Менее известно в целом, что он является также первопроходцем в области создания международных организаций и защиты мира. Впрочем обе эти сферы его деятельности хорошо суммированы в том титуле, под которым Эдуард Бернштейн в своей «Истории социализма» издал главу о Беллерсе Этот титул таков: «Джон Беллерс: защитник бедноты и адепт лиги наций».

Радикализм изначальных воззрений Джорджа Фокса

Сегодня многие либеральные Друзья с готовностью поддержат выражение «есть нечто от Бога в каждом» – фразу, которую Джордж Фокс несколько раз использовал в своем «Дневнике». Куда реже от тех же самых Друзей можно услышать другое изречение Фокса, к которому он прибегал гораздо чаще: «Власть Бога простирается над всеми». Мне показалось, что многие воспринимают Свет, божественную природу внутри каждого человека, единственным, что может быть «от Бога», или по крайней мере только тем, что мы можем познать. Вместо того, чтобы переживать всепроникающее могущество Бога как внутри человека, так и вовне его, мы решили сосредоточить все внимание на человечестве как местопребывании божественного, и исключили Бога из нашего бытия, нашей веры и всего Творения. Более того, либеральные Друзья перестали поддерживать то, что было фундаментальным для ранних квакеров: то, что божественная природа внутри человека требует взращивания для обретения завершенности.

Духовные открытия и непосредственный религиозный опыт ранних квакеров был настолько радикальным, что их собратья по христианской вере называли их богохульниками и еретиками. Многие Друзья были брошены в тюрьму за свои публичные действия, однако куда большим вызовом обществу были устные и письменные проповеди квакеров. Мощные переживания духовных измерений и вера во внутреннее Божественное Присутствие сильно контрастировали с принятыми в те времена иерархией, догмой и ритуалом.

Джордж Фокс и Библия

Двойственное наследие

В отношении Библии Джордж Фокс оставил Друзьям двойственное наследие, которое стало источником беспокойства, непонимания и даже разводов на протяжении всей нашей истории. Таковым оно остается до сих пор. Возможно, если мы постараемся понять личный взгляд Фокса на роль Писания, нам удастся примириться и преодолеть некоторые из наших разногласий касательно Библии.

С одной стороны, если сравнивать Фокса с его современниками, он отказывает Библии в роли непререкаемого авторитета в религиозных вопросах. Его подход увековечен в словах песни «Джордж Фокс» Сидни Картера: «Истина для меня священнее книги». Конечно, в этих строках есть доля правды. Фокс никогда не уставал подчеркивать, что в самой Библии написано, что «Слово Божье» – это не Библия, а Христос.

Кэролайн Стивен и её племянница, Вирджиния Вулф

В одном из квакерских собраний Кембрижа. Фото cambridge.quakermeeting.org Вулф

У Кэролайн Эмилии Стивен (1834–1909) уже давно сложилась среди Друзей репутация квакерского богослова. Её сочинение «Квакерские твердыни» (1891) по-прежнему считается «квакерской классикой», хотя после его выхода в свет миновало более столетия; в каталоге Всеобщей конференции Друзей о книге сказано, что «это один из самых ясных взглядов на нашу веру». Перу Стивен также принадлежат книги «Свет восходящий: размышления о средоточии сияния» (1908) и «Ви́дение веры» (1911).

Те, кто знаком с Кэрлолайн Стивен и её творчеством, зачастую не подозревают, что Вирджиния Вулф (1882–1941), мощнейший новатор в жанре современного английского романа, приходилась ей племянницей. Прибегая к методам психологии и к релятивизму, в романах «Миссис Дэллоуэй» (1925) и «На маяк» (1927) Вулф изыскивала новые способы показать, что происходит у человека в сознании. Она была не только передовым мастером слова, но и стойкой поборницей феминизма и пацифизма.

Острова спокойствия

остров спокойствия

Если когда-либо в нашем мире и существовала потребность в людях, похожих на острова спокойствия в бурном море, так именно сейчас. Думаю, мы все можем с этим согласиться. Но мы также можем согласиться и с тем, что нам никогда не было так трудно стать подобными людьми, как сейчас… Постоянно возникают новые препятствия на пути нашего стремления обрести мир, который так важен для нас самих и для нашего окружения, причем не только самого близкого. Тишина ширится, как и обеспокоенность. Что же нужно делать, чтобы хоть в какой-то мере достичь спокойствия души во всем нашем образе жизни?

Я бы предложила начать с того, что может быть доступно каждому, независимо от религиозной принадлежности.

Копия с дела о посещении Москвы квакерами, 1819 год

Вид Московского Кремля со стороны Устьинского моста. Максим Никифорович Воробьев. 1818 год

На сих днях прибыли в сию Столицу два путешественника, Г.г. Аллен и Грелет, лично известные Государю Императору и принадлежащие к обществу так называемых Квакеров.

Г. Министр Духовных Дел и Народного Просвещения уведомил меня, что оба они по качествам своим суть весьма почтенные особы и по благотворным предприятиям повсюду уважаемые; цель путешествия их по Европе есть та, чтобы во всех местах иметь случай видеть тюрьмы, госпитали, богадельни и училища. Государю Императору благоугодно, чтобы во всех местах, через которые они проезжать будут, оказываемо им было всякое содействие и уважение, а при том доставляемы все удобности к обозрению вышеозначенных заведений, где каковые находятся.

Вследствие сего предписываю Вашему Превосходительству означенным путешественникам, когда они пожелают осмотреть заведения, под начальством Ваших находящиеся, оказывать всякое к тому содействие. Причем за нужное считаю дать Вам знать, что по обыкновению, в обществе квакеров принятому, члены оного не снимают ни в каком месте и ни перед кем шляп, кроме того когда сами заблагорассудят; о сем обычае их нужно наперед давать знать во всех тех местах, кои они посещать будут.

Молчание, свобода и доверие

Молчание, свобода и доверие

В те годы, когда мы приезжали в Россию и жили там, то принимали активное участие в жизни московского собрания Друзей. Эта небольшая квакерская община не была программированной – мы проводили богослужения в тишине, ожидая внутреннего побуждения, чтобы выступить.

Российский историк Татьяна Павлова была человеком, вокруг которого постепенно сформировалось сообщество Друзей в России, начиная с конца 1980-х годов. Сама она была убежденной христианкой (мое интервью с ней о ее вере опубликовано в 1999 году в журнале Quaker Life), но собрание не требовало от участников явных христианских обязательств, и его разнообразие отражало духовное брожение и эксперименты, которыми изобиловали те первые постсоветские годы. 

Простая наука душевного здоровья, устойчивости и умиротворения // Боб Джонсон

Простая наука душевного здоровья, устойчивости и умиротворения

Люди обладают потрясающей способностью учиться. Язык, который мы постигаем на коленях матери, чрезвычайно сложен, эластичен, изящен и постоянно находится в процессе изменений, но он жизненно необходим для социальных навыков. А также крайне важен для той неуловимой цели, к которой мы все стремимся, к ДУШЕВНОМУ СПОКОЙСТВИЮ. Неудивительно, что те из нас, кто родился в уверенных в себе мирных семьях, сами смотрят на мир взрослых с уверенностью и удовольствием. Мы используем язык для развития прочных, надежных, ДОВЕРИТЕЛЬНЫХ социальных контактов, которые мы принимаем, не задумываясь. Мы исходим из того, что подобное нормальное, здоровое состояние по праву принадлежит каждому человеку, когда-либо рожденному на свет — и так оно и есть.

Однако так получается не всегда. Некоторые растут в семьях, которым еще предстоит усвоить, что сущность homo sapiens – социализация. Индустриализация не помогла. Их заветное желание – вызывать симпатию, быть общительными и вести жизнь, не исполненную насилия – действительно, все мы рождаемся именно такими.

Свидетельство Честности в мире неправды

свидетельство честности

Должна признаться, что когда я думаю о традиционных квакерских свидетельствах, Честность редко занимает первое место в этом списке. Она, конечно, в моем списке присутствует, но не кажется делом жизни и смерти, каким является Свидетельство о Мире. Честность также не кажется социально революционным делом, каким среди Друзей было (и остается) Свидетельство о Равенстве. Действительно, по сравнению с другими свидетельствами, Честность кажется довольно скромным, почти как урок хорошего поведения в детском саду.

Конечно, Друзья руководствуются принципами честности. По мере сил и возможностей Друзья стараются всегда говорить правду. Большинство из нас доблестно стараются, чтобы наши поступки соответствовали нашим словам, а слова и поступки – нашим убеждениям. Мы даже можем задавать себе вопросы, чтобы проверить, насколько хорошо у нас идет повседневное соблюдение честности.

В конце всего этого будет сиять Свет

Элизабет Хутон часто считается первым квакером, кого убедили проповеди и беседы Джорджа Фокса. Еще до того, как квакерское движение сформировалось, а Фокс стал проповедовать тысячам людей на севере Англии, Хутон посадили в тюрьму за убеждения, приведшие ее к обличениям священника. Джеймсу Парнеллу было 16 лет, когда он отправился в тюрьму Карлайла, чтобы встретиться с заточенным Фоксом, и именно там Парнелл обрел веру. Всего несколько лет спустя он умер в ужасных условиях тюрьмы Колчестерского замка. Элизабет Флетчер была еще моложе Парнелла – ей было всего 14 лет, и она распространяла квакерское учение в Оксфорде и Ирландии, а затем умерла от ран, полученных от рук толпы оксфордских школяров.

Эти три человека явно были Друзьями. Убежденные проповедью странствующих квакеров, они обратились внутрь себя, осознали необходимость изменить свою жизнь и начали повиноваться побуждениям Света, который был рядом с ними все это время. Благодаря этому они перешли к радикальным формам свидетельства, за что жестоко пострадали вместе со многими другими Друзьями. И все же никто из них не был членом религиозного общества в том смысле, в каком мы понимаем это сегодня. Формальное членство появилось лишь спустя почти столетие, к тому же эти ранние проповедники слишком много путешествовали, чтобы быть частью какой-либо устоявшейся территориальной общины, например, местного собрания. Друзья создали свободную сеть, объединенную общими идеями и проблемами, способом богослужения, евангелизационным порывом и растущим числом товарищеских и семейных отношений. Убежденность и готовность пострадать за нее, если потребуется, сделали их квакерами.

Внутренняя жизнь // Руфус Джонс

Внутренняя жизнь. Руфус Джонс

Всякая внутренняя жизнь предполагает жизнь внешнюю. Скрываться от тягот и тревог повседневности в тихой внутренней келье и возводить там неприступную твердыню – вот верный способ утратить эту самую внутреннюю жизнь. Прекраснейший из писателей-мистиков XIV в. – автор «Немецкой теологии» – знал это так же твёрдо, как знаем мы, поколение, искушённое в психологии. Он от всей души жаждал богатой внутренней жизни, но при этом понимал, что внутренняя красота предполагает яркую и продуктивную жизнь в мире людей и событий. «Я желал бы стать для предвечного Бога тем же, что есть рука для человека», – пишет он; то есть он со всем рвением, присущим его пылкой натуре, пытается сделаться действенным инструментом Бога в мире. И тогда присутствие Бога станет на практике более безусловным и очевидным. Религия – это не просто внутренний трепет и приватное наслаждение богообщением; религия не заканчивается блаженным виде́нием. Религия – это скорее радостное дело привнесения Жизни Господней в жизни человеческие, это – быть для Бога тем же, что есть рука для человека.

Послание Ежегодного собрания Европейских квакеров (2024 г.)

Секции Европы и Ближнего Востока (EMES) Всемирного Консультативного Совета Друзей.

Послание Ежегодного собрания Секции Европы и Ближнего Востока Всемирного Консультативного Совета Друзей, прошедшего в онлайн режиме 26-28 апреля 2024 г.

Жить в духе Убунту

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга. По тому узнают все люди, что вы Мои ученики, если будете любить друг друга.

Друзьям повсюду, приветствуем вас!

Горячие приветствия Друзьям во всём мире с проходящего онлайн Ежегодного собрания секции Европы и Ближнего Востока (EMES) Всемирного консультативного комитета Друзей (FWCC) 2024 года.

Сплоченное собрание // Томас Келли

сплоченное собрание

В квакерской практике коллективного богослужения в молчании бывают особые моменты, когда над собравшимися воцаряется напряженная тишина, торжественность и глубинная сила. Божественный покров окутывает комнату, и пробуждающееся Присутствие пронизывает нас, преодолевая часть нашего уединения и замкнутости и соединяя наши духовные начала в над-индивидуальную Жизнь и Силу – целеустремленное, динамичное Присутствие, которое окутывает всех нас, питает наши души, произносит в нас радостное, невыразимое утешение и пробуждает в нас дремавшие прежде глубокие переживания. Неопалимая купина вспыхивает среди нас, и мы вместе ступаем на святую землю.

Такие сплоченные собрания я отношу к случаям проявления коллективного мистицизма. Обычно принято считать, что мистический опыт – дело индивидуальное, когда отдельная душа попадает на первое, второе или третье небеса и ей открывается видение того, о чем людям не подобает рассказывать. И так, полагаю, чаще всего и бывает.

Евангельский образец отцовской любви

Притча о блудном сыне. Взгляд отца полон любви.

Каждый год накануне Рождества я сооружаю небольшие ясли, изображающие рождение Иисуса по мотивам истории, рассказанной в Евангелии от Луки. Я читал и слышал эту историю множество раз, она легла в основу популярного изложения рождения Иисуса, именно так его передают и воспроизводят. В моем рождественском вертепе есть маленькая конюшня, несколько коров и ослов, ясли и несколько фигурок, изображающих Марию, Иосифа, младенца Иисуса, ангела, пастухов и трех волхвов. Я расположил их в том порядке, в котором они появляются в истории, как будто бы я ставлю пьесу, и затем, когда волхвы (которых я «позаимствовал» из Евангелия от Матфея) уходят, я собираю их всех в коробку до следующего года. Когда в прошлом году я занимался уборкой, настал момент когда остались стоять лишь фигуры Иосифа и младенца Иисуса, и что-то побудило меня остановиться. Маленькая статуэтка Иосифа изображает мужчину средних лет, с темными волосами и бородой. Он стоит на коленях и смотрит вниз – я чувствую, что его взгляд полон любви – на ребенка, лежащего перед ним в яслях. Глядя на него, я вспомнил те времена, когда такими же влюбленными глазами смотрел на каждого из моих двух сыновей, когда они только появились на свет. Волна эмоций прошла по моему телу, вызывая у меня слезы радости от воспоминаний об этих двух событиях. Вне зависимости от того, был ли Иосиф биологическим отцом Иисуса или нет, должно быть он переживал ту же эмоцию, глядя на младенца, на своего сына. Внезапно я увидел в Иосифе настоящего человека, отца, такого же, как я, подле любимого сына.

Возвращение к простой жизни

Это текст доклада, который Свен Райберг из Шведского Годового собрания прочитал на ежегодной встрече Европейско-Ближневосточной секции Всемирного консультативного комитета Друзей, состоявшейся в Шарбоньере, Франция, на Пасху 1973 года. В нем Свен делится своими личными поисками и открытиями. Пятнадцать лет он работал в киноиндустрии, затем оставил это занятие и занялся сельским хозяйством. Они с женой присоединились к Друзьям в 1947 году. Свен много путешествовал среди Друзей, посещал другие скандинавские страны, а также Францию, Англию, Шотландию, Ирландию и Индию. Он пишет статьи и является постоянным автором местной газеты.

Щедрость, как мерило духовного благополучия

Когда мне было 32 года, мне позвонили из Всемирного консультативного комитета Друзей и спросили, не хочу ли я поработать в их Исполнительном комитете. Это было очень серьезным предложением, если смотреть глазами квакера, примерно как если бы католика попросили войти в коллегию кардиналов для выборов нового Папы Римского. Я был уверен, что произошла какая-то ошибка, но согласился, зная, что это даст мне возможность посмотреть страну за чужой счет, поскольку на моем банковском счету тогда почти ничего не было.

Мое первое собрание проходило в Филадельфии, в самом сердце американского квакерства. Я прилетел, в аэропорту меня встретила местная женщина-квакер, отвезла в Дом собраний Друзей на Рэйс-стрит в центре города и проводила в комнату, где собирался Исполнительный комитет. Люди смотрели на меня, улыбаясь. Они выглядели растерянными. Вот тогда мне и показалось, что они наняли не того Галли и что правильнее всего было бы отказаться от предложения, чтобы они могли пригласить правильного Галли, того Галли, которого они собирались нанять – недавно ушедшего на пенсию президента колледжа Джорджа Фокса.

Нас всех держат в Любви

Нас всех держат в Любви

Последние несколько лет во многих собраниях стали уделять время тому, чтобы присутствующие могли бы называть имена людей, кого необходимо «держать в Свете». Обычно это происходит ближе к концу молитвы или уже после неё. Когда явление только появилось, меня немного раздражало название: оно было слишком туманным, казалось, что Друзья вновь придумали новое жаргонное слово для того, что другие верующие практикуют под иным названием. Тем не менее, я был рад, что Друзьям было позволено публично поделиться своими сомнениями и нуждами. И что Друзья из собраний, отличающихся богословским разнообразием, таким как моё, нашли способ соучаствовать в том, что я считаю групповой ходатайственной молитвой.

С тех пор моё мнение поменялось. Теперь я задаюсь вопросом, не является ли неопределенное значение такой практики настоящим даром.

Толкование богослужения Друзей // Джин Тумер

Толкование богослужения Друзей. Джин Тумер

Впервые я услышал о квакерах, когда мне не было и десяти лет. Взрослые в моей семье разговаривали между собой и упомянули моего дядю, который жил в Филадельфии и держал аптеку рядом с университетом. Я никогда не видел этого дядю, и мне было любопытно узнать о нем, поэтому я навострил уши. Вскоре мое внимание привлекло слово «квакеры». Я хотел знать, кто они такие. И то, что мне тогда сказали, я помню до сих пор. Мне сказали, что квакеры – это люди, которые ждут, когда их поведет Святой Дух.

В моем сознании сложилась некая картина. Много раз я видел, как моя бабушка тихо сидит и шьет, вяжет крючком или занимается своей прекрасной вышивкой, окруженная аурой покоя. Поэтому я представлял квакеров как пожилых людей, большинство из которых седовласые, как мои бабушка и дедушка, с добрыми лицами; они собрались на молчаливую встречу, их головы слегка наклонены в ожидании водительства. Мне никогда не приходила мысль, что в собрании может участвовать молодежь – мальчики и девочки моего возраста и даже моложе.

Скорбь как духовная практика

Скорбь как духовная практика

«Ты знаешь, – обратилась ко мне Джудит, глядя на раскинувшиеся впереди озеро Вашингтон и Каскадные горы, – я думаю, что скорбь может быть духовной практикой». Она заправила прядь волос за ухо, откинулась на спинку парковой скамейки и повернулась ко мн. Ее взгляд скользнул по мне: «А ты как считаешь?». Я затаила дыхание. Идея была новой для меня. Ничего из того, что я прочитала во множестве книг о скорби, скопившихся рядом с моей кроватью, и ничего из того, о чем мне говорили друзья и родные за эти шесть недель с тех пор, как умерла моя дочь, не навевало меня на мысль о том, что столь чудовищная боль может стать духовной практикой. До того, как Келси погибла в свои 28 лет в велосипедной аварии, мы с Джудит часто говорили – во внутреннем дворике ее ярко окрашенного дома в Сан-Мигель-де-Альенде или во время прогулок по району Капитол-Хилл в Сиэтле, где у нее была небольшая квартира – о преобразующей силе ее духовной практики. «Ты, возможно, права», – сказала я, и почувствовала, как внутри меня начала зарождаться надежда, впервые за эти шесть недель.

Трансцендентность и сообщество

Трансцендентность и сообщество

А августе прошлого года по окончании нашего делового собрания я почувствовала, что в комнате не хватает Света. Поразмыслив какое-то время, я поняла, что ощутила недостаток трансцендентности. Мне это ощущение показалось необычным. Большинство членов собрания Друзей в Пиме склонны называть наши деловые собрания «Богослужениями с вниманием к деловым вопросам» или БВДВ. Ранее нас всех, как мне кажется, объединяло чувство общности, возникшее благодаря БВДВ, чувство, которому мы все с радостью посвятили бы себя, чтобы стать частью чего-то большего. Трансцендентность – это долгожданное облегчение от постоянных размышлений о себе, и оно возможно благодаря сообществу. Мы переживаем трансцендентность как сообщество, когда заново создаем себя такими, какими мы никогда не были раньше.

Теперь мне ясно, что это не то ощущение, которое Друзья получают просто так. Трансцендентность в сообществе – это дар. Это дар, к получению которого мы должны подготовиться. Переживание того глубокого обновления в себе привело меня к тому, что я увидела это обновление и в других.