Рубрика: Панорама

Паркер Палмер: квакерская традиция

Паркер Палмер

За два дня до моего выступления я услышал рассказ из истории квакеров, который я никогда раньше не знал. Хотя ее не было в моем исходном тексте доклада, мне она так понравилась, что я рассказал ее перед тем, как начать говорить. Поэтому я хочу поделиться ею здесь.

В 1845 году квакеры в Северной Ирландии основали Бессбрук, экспериментальную утопическую общину. В этой образцовой деревне не было ни пьянства, ни ругательств, ни азартных игр, и, следовательно, не было нужды в полиции. В 1879 году Джордж Бернард Шоу посетил Бессбрук, чтобы посмотреть, как идут дела.

В конце своего визита репортер спросил его, что он думает об общине, в которой нет ни ругательств, ни выпивки. «Судя по выражению их лиц, – сказал Шоу, – может показаться, что им бы не помешало ни то, ни другое». Он также сообщил, что на пруду Бессбрук видел лебедя, «ищущего место, чтобы утопиться».

Это история, которой ставится под вопрос наша способность как квакеров быть «ангелоподобными».

Квакеры и социальное дистанцирование: реакция наших собраний на коронавирус

социальное дистанцирование

В это воскресенье на квакерском молитвенном собрании в Западном Ричмонде (штат Индиана), куда я пришла, нас попросили не пожимать руки до и после богослужения, ссылаясь на то, что было названо «социальное дистанцирование». Сначала я почувствовала неловкость от этих самых первых слов, которые услышала, придя на богослужение, но они были важны, учитывая уязвимость людей из собрания, которые могут пострадать, если заразятся COVID-19. Под социальным дистанцированием понимается поведение, способствующее остановке или замедлению распространения инфекционной болезни через ограничение взаимодействий.

В конце богослужения мы использовали альтернативы традиционному завершающему рукопожатию. К моему сожалению, когда пастор применил одно из этих новых приветствий (используя тыльную сторону кисти вместо рукопожатия ладонью), я даже не уловила это и в итоге прошла мимо него. Мой мозг должен был приспособиться к такому новому способу взаимодействия с миром.

Квакеры не крестят водой. А должны?

Квакеры не крестят водой. А должны?

Думаю, многих из нас погружали в воду в момент христианской церемонии, которая является демонстрацией веры, намерением следовать за Иисусом, приобщением к христианской общине.

И это интересно, потому что по квакерской традиции к водному крещению прибегают довольно редко. На протяжении большей части христианской истории – и, безусловно, в 1650-х годах, во времена ранних квакеров в Англии – водное крещение использовалось как своего рода оружие. Поддерживаемые правительством церкви утверждали, что для спасения необходимо окропить человека водой – обычно в младенческом возрасте. Если вас не окропили, вы не в правильных отношениях с Богом. Это была игра властей, способ усилить могущество иерархов государственной церкви. Ранние квакеры понимали это так.

Квакеры были уникальны в том, что полностью отказались от водного крещения. В Англии и на европейском континенте было много действительно радикальных движений, которые находились в непрерывных жестоких спорах о том, когда и как следует практиковать крещение. Я имею в виду, что из-за этого убивали людей! Но практически никто не отказался от водного крещения полностью.

Когда вероучение вероучением не является

Размышления о выражении «то, что от Бога в каждом»

«То, что от Бога в каждом», – эту фразу Джорджа Фокса квакеры цитируют в те моменты, когда их спрашивают об их вере. А нас спрашивают. Многие из нас живут в той культуре, где религия приравнена к вере или убеждениям, и под верой понимается преданность или доверие, согласие с определенными идеями.

Однако квакерству не подходит такое определение религии. Квакерский пастор Филип Галли в предисловии к книге «Следуя квакерским путем» ставит перед собой вопрос: чем же является квакерство – образом жизни или религией?

Объяснение квакерского богослужения

объяснение квакерского богослужения

В рамках работы Комитета по обновлению книги дисциплины [Британского годового собрания] мы экспериментировали, пробуя разные подходы к тому, что называется «голосом книги» – пояснительному тексту, который предваряет каждую главу.

Мы уже определились с некоторыми приоритетами – сделать язык понятным и доступным, предполагая, что читатели еще не знакомы с квакерской практикой. Мы ищем способы записать объяснение того, что делают квакеры и почему мы делаем это так, при этом признавая широкое разнообразие религиозного языка и понятий в Британском годовом собрании.

Работа комитета еще продолжается, текст еще не согласован, но я представляю мою собственную экспериментальную попытку из нашего последнего упражнения – подготовки краткого введения к главе о квакерском богослужении (за которым, по моему мнению, последует широкий спектр отрывков, отражающих опыт разных Друзей).

Свидетельство квакеров в пользу мира (1967)

Чувства американских Друзей (квакеров) в связи с событиями во Вьетнаме были выражены в заявлении, принятом на ежегодном заседании в Филадельфии в марте 1967 г. В этом заявлении говорится: «Мы знаем, что более половины гигантского бюджета США направлено на войну и ее подготовку. Мы вовлечены в аморальную и противоречащую Конституции войну в Азии, в то время как миллионы людей в некоторых местах земного шара умирают от истощения. В этой ужасной критической обстановке свидетельство Друзей (квакеров) в пользу мира является более чем когда-либо подходящим и своевременным. Как граждане демократии, мы частично ответственны за рост милитаризма в вашем правительстве и за пренебрежение к сохранению мира. Мы понимаем, что в атомный век недостаточно, чтобы отдельные люди жили в мире; наша христианская вера требует от каждого человека его активного отрицательного отношения к войне и активного участия в деле защиты мира как в нашей стране, так и между всеми народами, теперь и всегда, пока не исчезнет угроза войны».

Вред желания быть приятными

вред

Квакеры – приятные люди. Такими нас знают. Мы улыбаемся тем, мимо кого проходим на улице. Мы убираем за собой. Мы говорим «пожалуйста» и «спасибо» тем, кто убирает наши столы или несет наш багаж. Мы повторно используем бумагу и другие вещи. Мы даем чаевые.

Но у приятных отношений есть ограничения и ловушки, которые мы на свой страх и риск игнорируем. Я смею утверждать, что наша приятность в некотором смысле причиняет ущерб Религиозному обществу Друзей: она отвлекает нас от некоторых видов деятельности, которые могли бы быть нам полезны, и определенным образом наносит реальный вред. Многие Друзья отмечают, что наши собрания становятся серыми, ссыхаются и теряют жизненную силу. Умение контролировать свою приятность могло бы помочь в изменении этой тенденции.

Что люди действительно хотят от церкви и квакерского собрания

Что люди хотят от церкви

Я всей душой люблю квакерство и не хочу, чтобы оно исчезло, но количество североамериканских квакеров неуклонно снижается в течение трех десятилетий. Согласно статистическим данным Всемирного консультативного комитета Друзей количество квакеров в США и Канаде с середины XX века незначительно росло, достигнув в 1987 году 139200 членов. Последняя перепись квакеров в 2017 году показала 81392 Друга в США и Канаде, что означает снижение численности на 40 процентов. В отчете, опубликованном Эрлемской школой религии в 2005 году, был сделан такой вывод: «Если подобная тенденция к снижению численности членов Общества останется прежней, американские квакеры исчезнут в конце XXI века».

Мы могли бы обратить вспять тенденцию снижения, но это, вероятно, потребует изучения опыта других церквей. Хорошим инструментом в таком деле является обзор «Открой себя церкви»; это чрезвычайно большое исследование, в котором приняло участие более 2000 церквей и 500000 прихожан.

Квакеры и вооруженное насилие

вооруженное насилие

Мой племянник, Дэниэл Бэрден, был убит в той школе в классе для первоклашек. Скорее всего этой информации будет достаточно. Приведенный выше разговор с пастором Мэттом Креббином произошел шесть лет спустя, в рамках моего «неустанного взаимодействия» по нахождению эффективных способов донести необходимость перемен в отношении вооруженного насилия в нашей стране. Будучи квакером уже более 40 лет, основу вопроса я освоил довольно быстро. Я пытаюсь видеть «то что от Бога в каждом», исходя из этого так легко вывести остальные традиционные квакерские ценности: отказ от любого насилия, уважение каждого человека, даже тех, с кем я категорически не согласен и чьи действия я могу расценить как противоположность всему хорошему.

Я решил встретиться с Креббином, так как он является главой Межрелигиозного совета Ньютона и пастором в Конгрегационалисткой церкви этого города. Я хотел понять, смогут ли эти организации стать проводниками перемен в других городах (не говоря уже об национальном уровне), смогут ли они призвать людей требовать изменений и голосовать за них. Шесть лет назад – и я абсолютно забыл об этой детали – пастор Креббин открыл двери прихода для моей нескольких других семей, чтобы мы могли пережить нашу скорбь вместе и поддержать друг друга после похорон Дэниэла. Тот период для меня словно в тумане, однако я точно помню, что мы не просили о помощи: они пришли к нам и попросили принять их братское гостеприимство. Мы договорились, еда была подготовлена, и прихожане с особым вниманием и чуткостью приглашали поделиться с ними болью утраты. Осознав, что я встречаюсь с человеком, так по-доброму поступившим с нами, я горячо его отблагодарил. Я чуть не заплакал, что нередко со мной происходит, когда я вспоминаю события тех дней.

Новое общество в оболочке старого. Взгляд одного квакера

В декабре 2019 года у нас в Британии прошли всеобщие выборы, и многих разочаровал и даже напугал их результат. Лично во мне присутствуют два разных чувства: с одной стороны я была разочарована результатами, но с другой – не удивлена. Более того, я не ощутила особого уныния. Может быть это так потому, что я безразличный и эгоистичный человек, которому все равно? Хотелось бы думать, что нет.

Я полна восхищения, видя, что множество британских квакеров очень усердно занимались предвыборной агитационной работой, и я чувствую их боль из-за случившегося результата. Многие из них признавали, что различные аспекты манифеста лейбористской партии действительно перекликаются с нашими свидетельствами. В частности, мне об этом говорил один из Друзей моего местного собрания. Манифест лейбористов содержал обещание улучшить жизнь самым уязвимым членам нашего общества. Но, похоже, этот проблеск надежды, угас.