Рубрика: Панорама

Тишина и Присутствие

присутствие

Крейг Барнетт: Предлагаю вашему вниманию отредактированную расшифровку недавнего интервью, которое я дал для Би-би-си, Радио Шеффилд в передаче Рони Робинсона для дня концентрации на теме «тишина».

Р.Р.: Квакеры практикуют молчание – их богослужение подразумевает молчание. Вы сегодня уже молчали?

Да, я стараюсь взять за правило дома каждый день уделять время тихой молитве или медитации. Я просто считаю, что это очень помогает мне сохранять спокойствие в течение дня.

Когда вы храните молчание как квакер, к чему вы прислушиваетесь? Или вы думаете о Боге, или что вообще происходит?

Я думаю, главное – уйти от мыслительной деятельности. Большую часть дня мы в основном работаем головой. А ведь вместо этого так освежает и успокаивает – просто дышать, сидеть, чувствовать, как воздух касается кожи.

Сбалансированное сообщество. Из лекции «Повседневные пророки»

Картина «Мирное царство», Эдвард Хикс. пророки

Друзья всегда рассматривали себя как сообщество, отдельное от мира сего, даже участвуя в событиях, влияющих на жизнь. Уолтер Брюггеман, почетный профессор Колумбийской теологической семинарии, специалист по Ветхому Завету, чья книга «Пророческое воображение» оказала большое влияние на формирование современных представлений о пророческом голосе, подчеркивает важность того, что послушание Богу превыше послушания государству, и указывает, что альтернативное пророческое сообщество играет важную роль, призывая остальную часть человечества действовать справедливо и с состраданием:

  • Социальная цель действительно трансцендентного Бога – наличие апелляционного суда помимо судов и порядков окружающего нас общества.
  • Задача пророческого служения – воспитывать, поддерживать и пробуждать сознание и восприятие, альтернативное сознанию и восприятию доминирующей культуры.

Понимание Бога и видение того, как человечество может существовать на этой планете, становятся насущными. Бог, вознаграждающий за добродетель богатством, или же злой, жестокий, наказывающий Бог может использоваться для оправдания такого же поведения на земле. Брюггеман описывает необходимость альтернативного сообщества для воспитания пророческого голоса и пути, которыми это сообщество поддерживает видение, формирующее нашу жизнь.

Ведьмы и Друзья, позвольте представить вас друг другу

ведьмы

Во мне сталкиваются два ощущения – того, что я являюсь частью сообщества квакеров и одновременно в глубине души остаюсь ведьмой, язычницей, последовательницей анимизма. Я считаю, что у этих двух духовных традиций по сути есть общие важные основополагающие ценности, поэтому меня тянет к ним обеим. Однако, на первый взгляд имеются и многочисленные проблемы, вызывающие напряженность. С ними я сталкиваюсь и в «Возрождении», магической активистской традиции, участницей которой я являюсь, и в Религиозном обществе Друзей.

Находясь среди квакеров, когда я «выхожу из кладовки, где держу свое помело», обычно многие Друзья с готовностью заверяют меня в том, что мне рады. Мне говорят, что среди квакеров много язычников, и что Дух движется так, как пожелает, невзирая на границы и ограничения религиозных групп. И не эти Друзья меня беспокоят, когда я не решаюсь поделиться этой важной частью моей личности и духовности. Меня тревожат те, кто не знаком с язычниками или имеют более ортодоксальные христианские убеждения.

Молитвенное собрание для исцеления

исцеления

Молитвенное собрание для исцеления (молитва об исцелении) – это собрание с целью держать людей, их заботы и ситуации в Свете. Иисус Христос был целителем. В Новом Завете его исцеления упоминаются 42 раза. Он заверял тех, кого называл «друзьями», но не «слугами» (Иоанна 15:15), что они смогут совершать те же чудеса, что совершал он, и даже больше (14:12). Друзья занимались целительством с самого начала своего существования. Джордж Фокс, Джеймс Нейлер, Элизабет Хутон, Мэри Пенингтон и другие Доблестные Шестьдесят были целителями, но записи об их целительской деятельности скрывались из-за страха преследования: Друзья не желали, чтобы кто-то думал, будто они опираются на оккультные силы или претендуют на владение ими. Джордж Фокс записывал свои чудесные исцеления в книгу как доказательство того, что он идет стопами Иисуса. Его намерением было опубликовать ее после смерти. Однако эта книга и другие упоминания о целительстве замалчивались Друзьями того времени и оставались в тени до середины XX века.

Историк Генри Кэдбери воссоздал кое-что из книги чудес, используя указатель произведений Фокса, письма Фокса и его неотредактированный дневник. Она была опубликована в 1948 году под названием «Книга Чудес Джорджа Фокса» и содержала обширное введение и заметки, касающиеся целительской деятельности ранних Друзей. Книга была заново напечатана в 2000 году Квакерским издательским объединением (QUIP). С 1935 года в Англии целительскую деятельность Друзей и молитвенные собрания для исцеления поддерживает Квакерское содружество целительства. Среди его публикаций много брошюр, посвященных целительству, в том числе авторства Джорджа Фокса, а также «Служение целительства» Р. Д. Ходжеса. После ухода Доблестных Шестидесяти исцеления и чудеса не прекратились.

Что значит «поклоняться»?

Когда мне было семь лет, и я готовился к своему первому причастию в католической церкви, монахиня сказала мне, что священник спросит меня: «В чем смысл жизни?», на что я должен буду ответить: «Славить Бога и наслаждаться единением с ним».

Тот диалог положил начало моему богословскому любопытству, потому что я помню, как заинтересовался словом «славить», его значением и с этим вопросом обратился к монахине.

«Славить – значит поклоняться Богу», – ответила она.
«А что значит поклоняться
«Нужно ходить в церковь каждую неделю и любить Бога», – продолжила монахиня.
«А что произойдет, если ты не любишь Бога?» – спросил я.

Книги. Тишина. Святое.

Я всегда была читателем. Насколько помню, еще маленьким ребенком я искала убежища в постели с книгой. Я вспоминаю то немалое количество часов, когда, укрывшись чем-нибудь, я читала: днем, ночью, летом у вентилятора, зимой с замерзающими ногами. В тишине, в своей постели, наедине с мыслями других людей – чтение всегда было для меня совершенным определением покоя.

Я подозреваю, что именно тишина – даже больше, чем книги – необходима для моего по-настоящему спокойного состояния. Я всегда предпочитала быть в тишине; и в детстве, и в молодости моим выбором чаще была тишина, что отражало мое глубинное, инстинктивное влечение к молчанию. С возрастом эта наклонность становится как сильнее, так и лучше понимаемой. В своем доме для создания фонового шума я не слушаю музыку и не включаю телевизор. Меня просто ошеломить громкими звуками или голосами множества людей, которые обращаются ко мне одновременно. Моя бедная семья терпит свое участие в молчании.

Да, даже Гитлер

Гитлер и еврейская девочка

«В каждом есть что-то от Бога», – это то, что я считаю основой квакерской веры. Это то, что, по моему мнению, наполняет все остальные наши свидетельства и убеждения. Так как меня окружает очень много верующих людей, которые квакерами не являются, мне часто задают вопрос, во что верят Друзья.

На этот вопрос, к сожалению, либеральным Друзьям легче ответить с использованием отрицательных конструкций: во что мы не верим, и что мы не делаем. На то есть веская причина, и в этом есть положительная сторона. Потому, что мы понимаем: личное духовное путешествие человека – оно именно личное. В отличие от других деноминаций определение нашей веры не основывается на неких представлениях о греховном или на том, верим ли мы в Троицу и божественность Иисуса. То, кто мы есть, в большей степени определяется нашей приверженностью честности, миру, справедливости, равенству и заботе об окружающем мире.

Появление квакерского представительства в России, 1991–1996 гг.

Эта статья является переводом одной из глав воспоминаний Питера Джармана (Великобритания) о его работе в СССР и России. Он и его жена Росвита были первыми официальными представителями Религиозного общества Друзей (квакеров) в нашей стране после «железного занавеса». Перевод выполнен Сергеем Никитиным, который был сотрудником квакерского офиса в Москве в 1998–2002 годах. Англоязычный оригинал в полном виде нигде не публиковался.

В 1986 году (1) Михаил Горбачев был избран Генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза, и комитет «Запад – Восток» Квакерской Службы Мира (QPS) через высокопоставленного советского дипломата в Лондоне обратился к нему с просьбой дать согласие на открытие квакерского офиса в Москве и на назначение представителей квакеров в этот офис. Просьбу вежливо, но решительно отклонили. В 1990 году Росвита и я были назначены представителями квакеров в Москве, но не имели права там проживать. Однако, как говорит русская пословица, что, если вы обнаружите, что входная дверь дома заперта, найдите слегка приоткрытую боковую дверь (2). В 1983 году один из членов Государственного совета по делам религий (3) дал нам совет, суть которого сводилась к следующему: если квакеры хотят вновь обосноваться в Москве, они должны подать заявление на получение журналистских виз. Попечители британского квакерского еженедельника The Friend («Друг») дали согласие на то, чтобы я мог стать московским корреспондентом этого издания (с тиражом всего несколько тысяч экземпляров) – их единственным иностранным корреспондентом! Я отправил официальный запрос на аккредитацию младшему аппаратчику в министерстве печати в Москве. В течение года я периодически заглядывал к нему, и он вежливо предлагал выпить чёрного кофе и выражал сожаление в связи с тем, что на моё заявление пока нет никакого ответа. Когда я заскочил в пятый или шестой раз, чтобы убедиться, что по-прежнему нет никаких новостей, он удивил меня, сказав: «Питер, никаких проблем. Вот ваша аккредитация»! После этого мы с Росвитой смогли получить многократные российские визы, причём бесплатно, однако с большими бюрократическими хлопотами.

Квакеры как мистики

Квакеры – мистики. Друзья говорят об общении с Творцом, который является одновременно трансцендентным и имманентным, присутствует среди нас и даже внутри нас. Наши обычаи молчаливого богослужения в ожидании, групповой молитвы, словесного обмена через выступления или песни восхищения и благодарности создают намеренно привлекательную среду для осознания водительства и действия Божественного в нашей личной жизни, в сообществе и в каждом творении. Дороти Солле понимает, что «основная убежденность квакеров заключалась – и заключается – в том, что Бог проявляет Себя без почитания людей». Бог продолжает являть то, что реально, напрямую каждому человеку или искренней группе ищущих, без исключений. Позитивная энергия внутри группы улучшает наше восприятие яркости Света, потому что люди больше откликаются и открывают свои сердца, когда они воспитаны в атмосфере принятия, уважения и поддержки. Как и следовало ожидать, мистицизм действительно находится в центре установленного квакерского порядка, как личного, так и группового.

Благодаря нашей медитативной практике каждый из нас получает озарение, направляющее наши действия. Некоторые чувствительные мистики слышат, ощущают или видят в грезах совершенно особые указания, и в то же время различные интуитивные мягкие толчки подвигают их вперед.

Выбор многогранной духовной идентичности

Сорок лет назад я получил статус священника англиканской церкви, но четыре года назад решил, что хочу стать просто квакером. Наконец, подумалось мне, я почувствую себя комфортно наедине с Религиозным обществом Друзей. Это мой осознанный выбор. Вскоре я уйду на пенсию, а затем буду совершенно свободен в действиях, благодаря этому решению. Региональное и местное собрания тепло относились ко мне. Но при этом я чувствовал и понимал, откуда пришёл (я не был там единственным англиканским «иммигрантом»). Я пытался заключить с собой выгодную сделку, правильно найдя нужный баланс, учитывая свой статус викария. В разговоре по душам я бы сказал: «Послушайте, я действительно хочу стать квакером». Но затем начали накапливаться доказательства того, что мне будет не так просто сделать так, как я хотел бы.

Простота квакерского богослужения стала благословенным облегчением после стольких лет необходимости стоять перед народом и вести службы. Я начал понимать, насколько устал от всего этого. Но затем я обнаружил, что литургия сформировала мой внутренний ландшафт, и что на самом деле у меня нет стойкого желания отказаться от её глубокой драмы, например, в Страстную неделю.