Рубрика: Панорама

От вреда к исцелению: реформирование системы правосудия

Элизабет Фрай в женской тюрьме. Отказ от наказания предполагает избавление от карательного мышления, которое пронизывает общество и систему правосудия.

Отказ от тюремного наказания предполагает избавление от карательного мышления, которое пронизывает общество и систему правосудия, – путем замены пагубных подходов на исцеляющие. Английский термин “penal” (уголовный, карательный) происходит от латинских и греческих слов, означающих «наказание» и «наказывать», т.е. причинять страдания. И квакеры предлагают избавиться от присущих системе правосудия страданий – во благо жертв, преступников, сотрудников системы, их семей и всего общества.

В основе деятельности Друзей по отказу от наказания лежит разнообразный опыт и глубокое понимание глубинных источников несправедливости. Ранее квакеры концентрировали свои усилия на реформировании тюрем, с целью сделать пребывание в них более гуманным; они также выступали за замену смертной казни тюремным сроком. Однако существующие свидетельства демонстрируют, что главные цели тюремного заключения – предотвращение и реабилитация – не могут быть достигнуты путем наказания.

Альтернативы тюрьме

тюрьме

Как будет выглядеть мир без тюрем? Ответ на этот дерзновенный вопрос попробовали дать в Комитете служения канадских Друзей.

Как будет выглядеть мир без тюрем

У нас достаточное количество примеров альтернатив тюремному заключению. Ниже вы можете ознакомиться с несколькими уже работающими способами снизить преступность, повысить общественную безопасность, реабилитировать людей и изменить к лучшему условия, ставшие причиной заключения человека под стражу.

В основе альтернативных подходов лежит принцип, согласно которому мы реагируем на разрушительное поведение, не концентрируясь на наказании и изоляции человека от общества. Взамен предлагается сфокусировать внимание на решении проблем, порождающих преступления, а также на изменение условий, ведущих людей к преступному поведению. Вместо того, чтобы сажать людей в клетки и тюрьмы, мы предлагаем сосредоточиться на ответственности, на причинах и обстоятельствах, окружающих человека. Ответственность не связана с наказанием, она требует исполнения обязательств между индивидами и группами, а также удовлетворения потребностей всех вовлеченных сторон в рамках более широкой структуры или системы (которые, в свою очередь, тоже могут нуждаться в изменении). Сосредоточенность на ответственности и общих источниках преступлений приведет нас к безопасному обществу в краткосрочной и долгосрочной перспективах, а также даст новые возможности для исцеления и изменений, как для нанесших ущерб, так и для их жертв.

Видение сильного квакерского будущего

видение будущего

Как мы построим созидательное, современное и процветающее Религиозное Общество за следующие 30 лет?

Нас часто призывают быть изобретательными и смелыми в предвидении будущего. Дон Маккормик спросил нас: «Почему у квакерства нет видения будущего?». В своей статье 2018 года он наметил несколько отправных точек. Энн Джером в статье «Вред желания быть приятными» описала нашу срочную потребность в обновлении. Она призвала нас свидетельствовать миру о себе.

Затем Кай Квирк и Элисон Кьеркегор также спросили нас: «Что может произойти, если современные Друзья сегодня примут жар обновляющего огня?». Они призывали нас приветствовать его жар. Майкл Шпергер также отмечал: «Такое чувство, что мы убеждены в том, что квакерство обречено исчезнуть». Тем не менее, «будущее в каждом моменте содержит несколько потенциальных исходов».

40 лет Протоколу об отмене тюрем

«Во что ты веришь?» – может оказаться сложным вопросом для такого незапрограммированного квакера, как я, но протоколы наших деловых собраний содержат коллективную мудрость, новаторство, Дух и Свет, которые способны дать некоторые ответы. Чтение одного из этих протоколов почти десять лет назад помогло мне стать членом Религиозного общества Друзей – протокол 93 Канадского годового собрания 1981 года, также известный как «Протокол об отмене тюрем».

Тот факт, что канадские квакеры могли одобрить такое далеко идущее, осознанное, радикальное, но и в то же время исполненное глубокой любви заявление, побудил меня захотеть узнать больше об образе мышления Друзей. По мере того, как мы приближаемся к 40-летнему юбилею протокола, я хотел бы воспользоваться возможностью вернуться к этому замечательному совместному произведению, которое сделало Канадское Годовое собрание «первой религиозной организацией, призвавшей к отмене тюрем», и которое лежит в основе работы CFSC в области уголовного правосудия.

За пределами стен и заборов

Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 года отбросило тень лично на меня. Впервые я посетил Берлин, этот островок Холодной войны, в 1959 году, незадолго до того, как возведенная граница на годы поделила его на две зоны – Восточную и Западную. Пока стояла Стена, я побывал в нем ещё несколько раз, и совершил ещё один визит в 1998 году, спустя девять лет после её сноса. Я отчетливо помню переход через пункт на Фридрихштрассе на восточную часть города в 1982 году и испытываемое беспокойство, которое ощутил из-за патрулирующих станцию восточногерманских охранников с автоматами. Затем я вспоминаю свой восторг 1998 года, когда они уже исчезли и шумная толпа свободно перемещалась по тем местам, чтобы остановиться у киосков с карривурстом или донер-кебабом.

За несколько десятков лет до этого, получая образование историка со специализацией в Германии XX века, я был глубоко тронут поездками в места расположения трех нацистских концентрационных лагерей. Первая поездка в австрийский Маутхаузен в 1960 году, где Виктор Франкл, автор вдохновляющей книги «Человек в поисках смысла», находился вплоть до конца войны в 1945 году. Второй лагерь я посетил в 1968 году, им оказался Терезин в Чехословакии, который нацисты лживо преподносили миру как образцовое учреждение. Третьим в 1969 году был восточногерманский Бухенвальд с его невыразимо жестокими экспонатами. Пережитый опыт помог мне подготовиться к роли фасилитатора на ежегодном Молодежном симпозиуме по Холокосту в 1980 году, когда старшеклассники встречались с небольшими группами выживших.

Послание Британского годового собрания

2021

Мы шлём сердечные приветствия Друзьям повсюду.

У нас нет другого времени, кроме настоящего

Друзья в Британии собрались онлайн во время больших потрясений, среди разрухи пандемии, проблем климата и окружающей среды, роста социального неравенства и социальных различий. Мы благодарны за техническое оснащение и усердную работу сотрудников Британского Годового собрания, организационного комитета и Комитета по разработке повестки дня, команды Вудбрука и других за то, что они собрали нас вместе.

На этом годовом собрании Друзья рассмотрели тему «Ради нашего комфорта и дискомфорта: жить в равноправии и истине во время кризиса». Мы размышляли над проблемой – что будет означать реальная приверженность борьбе с расизмом и действиям в защиту климатической справедливости, основанным на вере. Мы думали о том, как лучше укреплять гендерное разнообразие на наших встречах. Мы обнаружили проблемы, связанные с попытками заявить о себе как о едином «мы», признавая различия в нашем опыте.

Десять лет в Советской России. Памфлет 1933 года

10 лет в Советской России

Автор памфлета, Люси Дорис Уайт, родилась 26 апреля 1892 года в ирландском городе Уотерфорд, в квакерском семействе. Мировая война разразилась, когда мисс Уайт было 22 года, и она отправилась вместе с другими квакерами помогать жертвам войны, гражданскому населению во Франции, Германии, Польше. В апреле 1921 года по направлению Квакерского комитета помощи (FWVRC) она едет в Москву. Осенью 1921 года — после того, как РСФСР подписал договор о помощи голодающим с Обществом Друзей — она отправляется в Бузулук. Этот уездный город в Самарской губернии стал центром квакерской работы по оказанию помощи голодающему населению. Из Бузулука Уайт — вместе с группой работников, возглавляемой американцем Мюрреем Кенуорти, едет в Андреевку, село в 60 километрах от Бузулука.

После того, как голод был побеждён в 1923 году, квакеры начали покидать Бузулук. В большинстве своём работники миссии помощи отправлялись домой, в свои страны: Англию и США. Дорис Уайт решила остаться в России, — квакеры планируют принять посильное участие в программе восстановления здравоохранения и сельского хозяйства. Кроме того, Общество Друзей хотело поддерживать квакерский Центр в Москве, куда переехала Дорис Уайт в 1925 году. Квакерский офис располагался в отдельном особняке в Борисоглебском переулке, 15.

Дорис Уайт работала в Москве до отъезда в отпуск в Англию весной 1931 года. В Московском Центре её подменяла Флой Джордж. Больше Дорис Уайт в Советскую Россию не пустили, аренду офиса в мае 1931 года не продлили. Дорис Уайт умерла 11 июня 1982 года в возрасте 90 лет в своём родном Уотерфорде, Ирландия. Она принесла много добра в этот мир. Она любила русский народ, отдав 10 лет жизни попыткам что-то улучшить в России.

Кампания против Ливерпульской ярмарки вооружений

Квакеры находятся среди тех, кто выступает против ярмарки электронного вооружения, планируемой в Ливерпуле в октябре этого года. Сотни протестующих, в том числе Друзья, вышли на улицы в рамках компании, чтобы выступить против этого мероприятия.

2 августа 57 членов городского совета Ливерпуля выступили с заявлением протеста против ярмарки вооружений, назвав ее «оскорблением таких общин, как сирийская, палестинская и йеменская».

«На ярмарку съедутся представители многих крупнейших оружейных компании со всего мира, а также правительственные и военные чиновники разных стран. На ней будут продаваться боевые самолеты, ракетные системы, беспилотные летательные аппараты и лежащие в их основе технологии», – заявляют организаторы кампании протеста. «Некоторые диктаторские режимы и милитаристские правительства использовали и продолжают использовать такую ​​военную технику для подавления свобод и прав человека».

Во что полагается верить, но, может быть, верить и не стоит

Слово Божье

У моего отца было много хороших качеств, но было и несколько черт, которые меня напрягали. Одной из них была склонность пресекать мое любопытство. Временами он просил меня что-то сделать, и я спрашивал: «Почему ты хочешь, чтобы я сделал это?» – нет, не отказываясь, мне просто было любопытно. Он всегда отвечал одинаково: «Потому что я так сказал, вот почему». После такого оставалось не так уж много пространства для обсуждения.

Хотя отец не был религиозным человеком, он мог быть догматичен и в религиозных вопросах. В детстве, когда я спрашивал его, почему мы должны верить во что-то, он отвечал: «Потому что мы просто должны, вот почему».

Позже, когда я был уже подростком, и отец сказал мне, что мне надо во что-то верить, я дал себе зарок: «Когда вырасту, стану пастором и выступлю с проповедью “Во что полагается верить, но, может быть, верить и не стоит”». И вот сегодня этот день настал.

Собрание Друзей “Уджима”

Миротворческий центр Друзей “Уджима” – квакерское молитвенное сообщество, находится  в Северной Филадельфии. Осуществляет пастырское служение для Братства Друзей африканского происхождения. Миссия этой квакерской организации, существующей уже 25 лет,  – содействовать духовному воспитанию квакеров африканского происхождения и давать возможности делиться своими заботами.


Этим заявлением и связанными с ними обязательствами мы, люди африканского происхождения, наши семьи и друзья откликаемся на движение Духа среди нас, чтобы организовать Собрание Друзей “Уджима” в составе Религиозного общества Друзей.  Собрание Друзей “Уджима” – это сообщество веры без границ, посвященное свидетельству мира, справедливости и любви.