Рубрика: Панорама

Гуннар Ян: речь на церемонии вручения Нобелевской премии мира, 1947

Если посмотреть на историю квакеров, мы не можем не восхититься той силой, которую они приобрели благодаря своей вере и благодаря усилиям жить по своей вере в повседневной жизни. Они всегда были против насилия в любой форме, а многие считали отказ участвовать в войнах самым важным принципом их религии. Но не всё так просто. Это, конечно, верно, что их Декларация 1660 года гласит: «Мы полностью отрицаем все материальные войны, раздоры и распри с использованием материального оружия, с любым намерением и под каким бы то ни было предлогом. И это наше свидетельство всему миру». Но из это происходит гораздо большее, чем отказ от участия в войне. Это приводит к следующему: лучше страдать от несправедливости, чем совершать несправедливость. В итоге победа обязательно будет одержана, и произойдёт она благодаря тому, что есть внутри самого человека.

Не будет несправедливым сказать, что были времена, когда квакеры интересовались больше собой и своей внутренней жизнью, чем жизнью общества, в котором они находились. Но никто не может выполнить свою миссию в жизни, желая принадлежать только к молчащим и жить собственной жизнью изолированно от других.

Это было верно и в отношении квакеров. Они тоже пошли в люди, не для обращения в свою веру, а для того, чтобы принять активное участие со всеми в жизни общества, и, более того, чтобы предложить свою помощь тем, кто в ней нуждается, позволяя своим добрым делам говорить самим за себя, быть призывом к взаимопониманию.

Приверженцы религий беспокоятся о судьбе медитации в США

Внутри недавно открывшегося Музея медитации в Силвер-Спринг [район Вашингтона, – прим.пер.] находятся экспонаты, относящиеся к теме познания “Бога”, “Высшей Души”, а часто и “Этого”. Преобладающая визуальная тема оформления – оранжево-красноватый свет, исходящий из смутного, потусторонней источника. Идея ясна – медитация нужна для связи с божественным.

“Если ум может в состоянии воспринимать энергию божественного света, или присутствия”, – говорит сестра Дженна Махрадж, собственница ночного клуба, ставшая духовным учителем и открывшая музей в этом году, – “это значит, всё, что мы видим в кажущемся беспорядке, всё это движется к обретению своей цели”.

Тем не менее, в спортивных клубах, офисах и школах, расположенных близ музея, на оживлённой Джорджия-авеню, медитацию часто представляют как что-то сродни психологической атлетике – как нерелигиозную практику, позволяющую поддерживать ваши мозг и эмоции в хорошей форме.

Судный день

Последние 20 лет Рэндольф Ривз провёл в Небраске, в камере для осужденных на смертную казнь. Хотя он родился американским индейцем, его воспитанием занимались квакеры. Но однажды вследствие необъяснимой вспышки насилия он предстал перед принявшим его сообществом в роли убийцы. Теперь же те, чьи жизни он разрушил, борются, чтобы спасти его от медленно, но неумолимо приближающейся встречи с электрическим стулом.

Рэндольф Ривз, рожденный 8 февраля 1956 года, по праву мог бы считаться счастливчиком. Первые три года своей жизни он прожил в нищете, под присмотром дедушки и бабушки, в резервации индейцев племени Омаха в восточной части Небраски, нося имя Рэнди Блэкбёрд. Он почти не видел свою мать, Грейс, которая не была замужем и которую дважды разлучали с ним: в первый раз, когда у нее нашли туберкулез, и второй, когда ее отправили в тюрьму за вооружённое нападение. Но 7 марта 1959 года Рэнди отправили в новую, лучшую жизнь. Выдернутый из резервации социальными службами штата, он был отдан на усыновление белой семье, находящейся в нескольких сотнях миль к юго-западу в Сэнтрал-Сити.

Письмо королю от Маргарет Фелл, 1666

Письмо Маргарет Фелл, адресованное королю Карлу Второму, начинается с предупреждения о том, что “Праведное око Всемогущего обращено на вас и видит все ваши дела и поступки” со времени восшествия короля на престол. Ее угрозы и предостережения касаются всех представителей власти, включая “Епископов и министров – как духовные, так и гражданские власти”, поскольку она неоднократно возлагает на них вину за страдание Друзей.

Фелл представляет себя пророком Бога, наделенным властью защищать свой народ, и напоминает королю о предыдущей встрече, когда “Меня послал к вам Господь, чтобы объявить истину о состоянии и положении наших людей”. В центре ее аргументации – утверждение о том, что квакеров преследуют несправедливо, невзирая на обещание защиты со стороны монарха. Квакеры, доказывает Фелл, были полностью откровенны с Карлом Вторым и другими власть имущими в отношении собственных религиозных убеждений и даже предоставляли своим преследователям книги и трактаты, объясняющие взгляды Друзей.

Томас Оуэн: Между «нами» и «ними»

Наша тенденция разделять всех на «своих» и «чужих» является искусственными земными оковами. Испорченность в нашем социуме имеет отнюдь не естественные причины. Отсутствие согласия у нас вовсе не является неизбежным фактом нашей жизни. Это что-то, что мы создаем, строим и развиваем. Не то испорчено, что утеряно, а то утеряно, что испорчено. И раз так, у нас есть выбор: порождать разногласия или преодолевать.

В то время, как с одной стороны историю человечества можно рассматривать как череду разрывов и конфликтов, с другой можно увидеть историю продолжающихся попыток преодолеть наши разногласия и достичь единства. Работа ООН, международная деятельность Друзей по укреплению мира, деятельность межправительственной группы по проблеме изменения климата представляют собой лишь часть недавних международных примеров этого.

Квакеры. Дети света

Мэри Фишер и Энн Остин были первыми посланцами квакеров на Северо-Американском материке. Они высадились в Бостоне в 1656 году и сразу же были задержаны властями, заключены в тюрьму, а затем депортированы. Тех, кто прибывал за ними, часто высылали за пределы страны, штрафовали, избивали, заключали в тюрьму. В период с 1659 по 1661 годы некоторые их них были повешены. Среди них была Мэри Дайер, которая стала первой женщиной, умершей за свою веру на этих берегах. Но, как и апостолов давних времен, их нельзя было остановить: «Если Бог призывает нас», – восклицали они, – «горе нам, если мы не откликнемся».

Род-Айленд стал первым плацдармом квакеров. Взгляды Друзей в этих краях получили настолько широкое распространение, что в определенный момент квакеры составили половину населения колонии.

В 1672 Джордж Фокс и Уильям Эдмондсон стали первыми проповедниками христианского Евангелия поселенцам Северной Каролины. Они организовали первое христианское богослужение, когда-либо проводимое на территории колонии. Позже, благодетельного квакера Джона Арчдэйла избрали губернатором Северной и Южной Каролины, а половина представителей законодательной власти являлись Друзьями.

Уильям Тэйбер: Четыре двери к молитвенному собранию

«Некоторые люди “открывают” для себя, что почти сразу, впервые оказавшись на молитвенном собрании Друзей и погрузившись в молчание, они чувствуют, как собираются в живое Присутствие, и понимают, что пришли, наконец, домой. Другим людям их первое квакерское богослужение показалось трудным и странным, но их снова и снова влекло на собрание в то время, пока они постепенно дорастали до все более богатого опыта богослужения», – из введения. Уильям Тэйбер предлагает четыре двери или четыре пути к живому Присутствию на молитвенном собрании.

1. Дверь подготовки

Подготовка происходит, когда мы находимся в молитвенном состоянии в самое разное время в течение недели, днем или ночью.

Барселонское месячное собрание (Испания) в 2014 году

Барселонское месячное собрание квакеров было основано американской четой, Нэнси и Джерардом Нэгельшпахами, в середине 1960-х годов. В последние годы число посещающих колеблется – в среднем приходит 6 – 7 человек (но иногда только 2 или 3). Приходят как местные жители, так и выходцы из других стран, как правило, больше последних.

На протяжении 2014 года Барселонское собрание продолжало расти. Сейчас мы собираемся дважды в месяц, как правило, группой в 5-10 человек. В настоящий момент благодаря небольшому притоку новых членов, как местных, так и выходцев из других стран, собрание, кажется, обрело новую жизнь.

В сентябре мы совершили совместную поездку в Монблан в Таррагоне (Южная Каталония), чтобы навестить Нэнси, одну из основателей собрания, и чтобы провести молитвенное собрание в тамошнем месте, где собираются художники.

Сексуальные отношения по-квакерски

сексуальные отншения по-квакерски

Думаю, было бы справедливым заметить, что мое религиозное воспитание – в крайне либеральной среде и так уже довольно странной деноминации – было необычным. В воскресной школе мы знакомились с рассказами об известных квакерах, почти все из которых, кажется, отбыли тюремные сроки. Мне прививали такие ценности, как равенство, простота, честность и мир, – эти слова цитировались, повторялись, им обучали, и они запоминались как символ веры, которого по нашим категорическим заявлениям у нас нет. Моя семья и другие члены моей церковной общины часто участвовали в антивоенных протестных акциях и молчаливых пикетах, а однажды, когда саммит по международной торговле привлек в наш город тысячи протестующих, мы разместили 75 приезжих демонстрантов в палатках во дворе нашего дома. Я мечтал, что, когда стану взрослым, я изменю мир, займу смелую позицию в вопросах свободы совести и заработаю себе приличное, здоровенное досье в ФБР.

Крейг Барнетт: Мнимый теист

Недавно на собрании одного из квакерских комитетов нашу группу попросили разделиться на две части: на «теистов» и «не-теистов». Наряду с еще одним Другом, я почувствовал нежелание участвовать в этом упражнении по причине дискомфорта, связанного с использованием обоих этих понятий.

Мне кажется, что наша дискуссия о религиозном языке квакеров в последние годы пошла не совсем верным путем, став совершенно бессмысленной. Нам необязательно устраивать дебаты на тему различий между «теистами» и «не-теистами», если мы действительно хотим понимать ощущения друг друга, отмечая индивидуальные особенности, и молиться вместе.

Я убежден, что проводить такое различие, является в корне неверным шагом. Кажется, оно основано на предположении, что кто-либо, использующий слово «Бог» – это так называемый «теист», т.е. тот, кто имеет определенный набор теологических убеждений. Из этого же предположения вытекает, что тот, у кого таких убеждений нет, должен считаться «не-теистом».