Метка: Россия

Книга Сергея Никитина «Как квакеры спасали Россию»

В издательстве Новое литературное обозрение вышла книга Сергея Никитина «Как квакеры спасали Россию».

Аннотация: Ужасающий голод 1921 года поставил советскую власть перед неизбежным решением: признать катастрофу и принять иностранную помощь. В течение короткого времени были подписаны более двадцати договоров с международными организациями, изъявившими желание помогать Советской России. Третьим в этом списке был договор Наркомпрода с квакерами. Квакеры, или Религиозное общество Друзей, — это протестантская христианская церковь, история взаимодействия которой с Россией начинается в XVII веке. С 1916 по 1931 год квакеры смогли вполне мирно и плодотворно сотрудничать со всеми властями: с чиновниками царской России, с чехословацкими легионерами и большевиками. Это сотрудничество способствовало спасению сотен тысяч людей, которые выжили благодаря квакерским пайкам, врачам, тракторам и лошадям. В России практически ничего не известно об этой помощи, имена спасителей забыты, добрые дела преданы забвению. Сергей Никитин, многолетний представитель Amnesty International в России и исследователь истории квакеров, своею книгой стремится восстановить историческую справедливость. Книгу предваряет вступительная статья старшего научного сотрудника ИРИ РАН и члена Вольного исторического общества Владислава Аксенова, вводящая квакерские инициативы в социально-политический контекст эпохи.

Джон Рикман. Информация для Википедии

Джон Рикман

Джон Рикман (1891–1951) – британский психоаналитик. Джон был единственным ребенком в старинной квакерской семье. Всю жизнь был активным членом квакерского сообщества. Его отец, управляющий магазином скобяных изделий в Доркинге (графство Суррей), умер от туберкулеза, когда Джону было два года. Его мать больше никогда не вступала в брак, и в основном мужское влияние на него в детстве оказали его дедушки. Дед по материнской линии часто был недобр к нему, о чем Джон вспоминал много лет спустя в разговоре с Шандором Ференци. Учился в квакерской школе Лейтон Парк, близ Рединга, вместе с двумя другими будущими выдающимися членами Британского психоаналитического общества Хелтоном Годвином Бэйнсом и Лайонелом Пенроузом. Затем Рикман изучал естественные науки в кембриджском Королевском колледже и медицину в больнице Святого Фомы в Лондоне.

Первая мировая война

Когда началась Первая мировая война, Джон был студентом. После введения в Британии всеобщей воинской обязанности, он стал сознательным отказчиком от военной службы по убеждениям совести. В 1916 году Рикман вступил в квакерскую Службу помощи жертвам войны и отправился в российскую Самарскую губернию, где в тот момент царила нищета, а люди испытывали лишения. Там во время эпидемии брюшного тифа он учил крестьянок ухаживать за больными и проводил антропологические наблюдения суровых реалий деревенской жизни. В 1917 году Рикман познакомился с американской социальной работницей Лидией Купер Льюис, которая только что присоединилась к Службе помощи. Джон и Лидия поженились в городе Бузулук 20 марта 1918 года, а затем пустились в драматическое и опасное бегство от ужасов гражданской войны по российским просторам. После трех месяцев медленного, изнуряющего пути по сибирским просторам они прибыли во Владивосток. В дороге их часто останавливали и обыскивали различные отряды противоборствующих сторон в послереволюционной гражданской войне.

Свидетельство квакеров в пользу мира (1967)

Чувства американских Друзей (квакеров) в связи с событиями во Вьетнаме были выражены в заявлении, принятом на ежегодном заседании в Филадельфии в марте 1967 г. В этом заявлении говорится: «Мы знаем, что более половины гигантского бюджета США направлено на войну и ее подготовку. Мы вовлечены в аморальную и противоречащую Конституции войну в Азии, в то время как миллионы людей в некоторых местах земного шара умирают от истощения. В этой ужасной критической обстановке свидетельство Друзей (квакеров) в пользу мира является более чем когда-либо подходящим и своевременным. Как граждане демократии, мы частично ответственны за рост милитаризма в вашем правительстве и за пренебрежение к сохранению мира. Мы понимаем, что в атомный век недостаточно, чтобы отдельные люди жили в мире; наша христианская вера требует от каждого человека его активного отрицательного отношения к войне и активного участия в деле защиты мира как в нашей стране, так и между всеми народами, теперь и всегда, пока не исчезнет угроза войны».

«Плоды уединения», современное издание книги Уильяма Пенна

Российская империя. 1790 год. 15 лет назад было подавлено восстание Пугачева. В России пышным цветом расцветает фактическое рабство. Людей, как скот, массово продают, иногда с разделением семей, наказывают кнутом по одной лишь прихоти владельца. Народ поголовно безграмотен. Наиболее просвещенная часть общества, дворяне, активно выступают против любых попыток ограничить крепостное право, даже не воспринимая его как социальное зло. Церковь сама только 25 лет назад перестала быть крупнейшим крепостником. Но в этой атмосфере мало-помалу происходят какие-то позитивные процессы. Уже 35 лет, как существует Московский Университет. Отдельные просветители по своей инициативе создают училища, начинают издавать книги и журналы.

Одним из самых ярких подвижников российского просвещения является журналист и издатель Николай Иванович Новиков. Если до начала его деятельности во всей Москве было всего две книжные лавки, то во многом благодаря ему их количество возросло до двадцати. Он создает несколько журналов, в том числе детских и научных. Своей издательской деятельностью он стремится создать достаточно обильный и легко доступный запас полезного и занимательного чтения для широкого круга читателей. Это был его путь борьбы против крепостного права, неправосудия, взяточничества и других пороков своего времени. Его просветительская деятельность, оказывающая значительное влияние на развитие российского гражданского общества, пугает власти, и в итоге Екатерина II подписывает указ о тюремном заключении Новикова на 15 лет, без суда. Из книжных лавок было изъято и сожжено свыше 300 изданий, напечатанных в типографиях Новикова.

Марджори Фаркасон. Информация для Википедии

Марджори Милн Фаркасон (1953– 2016) – политолог, правозащитник. Более 25 лет она работала в сфере прав человека во многих местах, включая офис Организации Объединенных Наций в Женеве и Совет Европы в Страсбурге. Она делала сообщения о торговле людьми, проблемах людей без гражданства, сексуальных меньшинствах, задержаниях, пытках. Марджори свободно владела русским языком и работала в Советском Союзе с 1978 по 1992 год. В 1991 году Марджори приехала в Москву, чтобы создать офис «Международной Амнистии», первое отделение организации в Восточной Европе. За 15 месяцев ей удалось найти, отремонтировать и оборудовать офис в центре Москвы и закрепить правовой статус организации. Марджори готовила и вела еженедельную программу о правах человека на «Радио Россия» и организовала первую в России конференцию о смертной казни.

Она занималась продвижением идеи прав человека в прессе, радио и на телевидении, установила широкий круг контактов в Москве, провинциальной России и других советских республиках. Она также провела год в Югославии, освещая последствия распада страны, наблюдая за нарушениями прав человека в Боснии и Герцеговине.

Появление квакерского представительства в России, 1991–1996 гг.

Эта статья является переводом одной из глав воспоминаний Питера Джармана (Великобритания) о его работе в СССР и России. Он и его жена Росвита были первыми официальными представителями Религиозного общества Друзей (квакеров) в нашей стране после «железного занавеса». Перевод выполнен Сергеем Никитиным, который был сотрудником квакерского офиса в Москве в 1998–2002 годах. Англоязычный оригинал в полном виде нигде не публиковался.

В 1986 году (1) Михаил Горбачев был избран Генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза, и комитет «Запад – Восток» Квакерской Службы Мира (QPS) через высокопоставленного советского дипломата в Лондоне обратился к нему с просьбой дать согласие на открытие квакерского офиса в Москве и на назначение представителей квакеров в этот офис. Просьбу вежливо, но решительно отклонили. В 1990 году Росвита и я были назначены представителями квакеров в Москве, но не имели права там проживать. Однако, как говорит русская пословица, что, если вы обнаружите, что входная дверь дома заперта, найдите слегка приоткрытую боковую дверь (2). В 1983 году один из членов Государственного совета по делам религий (3) дал нам совет, суть которого сводилась к следующему: если квакеры хотят вновь обосноваться в Москве, они должны подать заявление на получение журналистских виз. Попечители британского квакерского еженедельника The Friend («Друг») дали согласие на то, чтобы я мог стать московским корреспондентом этого издания (с тиражом всего несколько тысяч экземпляров) – их единственным иностранным корреспондентом! Я отправил официальный запрос на аккредитацию младшему аппаратчику в министерстве печати в Москве. В течение года я периодически заглядывал к нему, и он вежливо предлагал выпить чёрного кофе и выражал сожаление в связи с тем, что на моё заявление пока нет никакого ответа. Когда я заскочил в пятый или шестой раз, чтобы убедиться, что по-прежнему нет никаких новостей, он удивил меня, сказав: «Питер, никаких проблем. Вот ваша аккредитация»! После этого мы с Росвитой смогли получить многократные российские визы, причём бесплатно, однако с большими бюрократическими хлопотами.

Помощь голодающим Поволжья. Фильм Общества Друзей-квакеров (1923 год)

помощь голодающим

Фильм снят британскими квакерами в 1923 году с целью сбора средств в помощь голодающим Поволжья. В нем используются кадры 1921–1923 гг., сделанные в городе Бузулуке и окрестных селах (в то время Самарская губерния).

Текстовое сопровождение фильма

Комитет помощи Друзей вместе с Комитетом помощи голодающим в России и Фондом спасения детей призывают всех британцев помочь голодающим в России.

Миссия помощи Друзей, первая организация, прибывшая летом 1921 года в районы, охваченные голодом, планировала закончить работу в России прошлой осенью. Но снова случился неурожай – голод длится уже третий год – и сегодня в 54 волостях вокруг Бузулука находится 10 квакерских участков. В прошлом Бузулук был одним из главных центров выращивания пшеницы на Волге. Но после войны случилась революция, была экономическая блокада, и вот разразился Страшный ГОЛОД 1921 года, когда умерли сотни тысяч людей.

Квакеры в России // Риченда Скотт

Квакеры в России

Случалось, что основатель квакерства Джордж Фокс слышал веление обращаться ко многим земным монархам и правителям, включая и таких экзотических властелинов, как Хан Татарский, Великий Могол. Фокс призывал их «прислушиваться к духу Божьему в вас самих… через каковой вы придете к пониманию жизни Вечной». Дважды, в 1656 и 1661 годах, он писал царю Алексею, второму из семейства Романовых. Текст писем утерян. К сожалению, сохранились лишь вступительные части этих посланий: «Друг, Всевышний правит в царствии человеков, Господь Бог, властитель душ всех созданий во плоти», что, по сути, является благотворным напоминанием правителю. Но существует письмо Уильяму Эймсу, распространявшему послание правды в Голландии, письмо, давшее толчок многим размышлениям. Датировано оно 1660 годом, и в нем утверждается, что «есть зерна в Польше, нуждающиеся в Друзьях». Фокс побуждает Эймса быть преданным делу несения правды в этой части света. «Ибо у Господа есть лоза и есть гора, кои надо воздвигнуть в тех странах; есть знамя и знаменосец, несущий знамя сие в другие народы». Входила ли Россия в «те страны»? Что могло привлечь внимание Джорджа Фокса к малоизученным странам восточной Европы? Случайно услышанное слово ли, путешественник ли, поведавший о мистицизме, присущем православному христианству, — что затронуло струны души Фокса? Слышал ли он о староверах в России, собирающихся без священника, приверженных своей вере в условиях неумолимого преследования патриарха Никона? Ответ нам неизвестен, но народ и страна Россия, казалось, оставались всегда притягательными для Фокса, хотя, надо заметить, Уильям Эймс так и не продвинулся на восток дальше Польши в своем служении. Описание же этой страны им дано было, как страны в ярме рабства.

В 1689 году в труде Взлет Друзей и Правды, написанном или надиктованном Фоксом, упоминается любопытная история, которую он узнал. Один человек, ездивший в Россию с английским послом десять или одиннадцать лет тому назад, рассказал Друзьям, что во время его пребывания в России случилось следующее. Верстах в 200 от Москвы проживали человек 60, отказывающиеся «снимать шапки перед кем бы то ни было, кроме как перед Богом». Люди эти были известны под именем английских квакеров, хотя все они были русскими. Царь велел привести их к нему, и, когда они отказались снять шапку и выказать знаки повиновения, царь пригрозил им казнью. Непокорные оставались тверды, и царь «отрубил шесть десятков голов, и умерли они все как агнцы, и никто не отступился».

Татьяна Александровна Павлова. Интервью Питеру Джарману. 1994 г.

Татьяна Александровна Павлова. Интервью Питеру Джарману. Записано в ее квартире в Москве в 1994 году.

Подобно ранним квакерам, я чувствую, что у меня есть мистическая связь с Иисусом Христом. У меня есть внутреннее осознание его присутствия, его любви, его страданий, которые я с особой силой ощущаю каждый год во время Пасхи. Его воскрешение утверждает, что смерть не приносит боли, и воскрешение, которое победило смерть, дает мне постоянную надежду. Я чувствую, что Иисус — это мой друг. Он учит меня смирению.

Моя мать была верующей, но моей духовной матерью была тетя. Она училась с моей мамой в Смоленске и поэтому часто присматривала за мной. Когда я была маленькой девочкой, она время от времени брала меня в одну из православных церквей, которые тогда все еще оставались открытыми в Москве.

По делам вашим. Квакеры и советская власть

Петроград в 1919 году. Кустодиев

Проработав в России с 1916 по 1919 г., квакеры — как британские, так и американские — хотели вернуться в страну, где, как им казалось, строилось совершенно новое общество. И в самом деле, все перемены произошли на их глазах: приехав в Россию царскую, они покинули РСФСР, Россию большевистскую. Правда, Бузулук к моменту отъезда квакерской миссии, был в руках чехословацких легионеров, но Теодор Ригг со своей невестой Эстер Уайт переходил мост через реку Сестру под присмотром красноармейцев.

Уже в 1920 году двоим квакерам, Хинману и Бейкеру, разрешили въехать в Советскую Россию — на короткий промежуток, для доставки гуманитарной помощи детям Москвы и Петрограда. В том же году, чуть позже, впустили Артура Уоттса, британского квакера. Он тоже прибыл с грузом гуманитарной помощи (в основном, продукты питания) и планировал и дальше оставаться в стране, координируя поставки квакерских грузов из-за рубежа. Квакеры старались добиться большего числа разрешений на въезд. Они и в самом деле стремились помочь страдающим от голода детям, и в то же время, они хотели продолжить общение с русскими пацифистами, толстовцами, — со всеми теми, кто был им близок духовно.