Пасхальная медитация

 

И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?

Евангелие от Луки 23:27-31

Не плачьте обо мне. Нет! О себе плачьте и о детях своих.

На этой неделе во всем мире христиане обратят своё внимание на последние дни и часы земной жизни Иисуса. Многие приедут сюда в Палестину, в качестве паломников, чтобы принять участие в наших духовных обрядах. В очередной раз мы будем вместе, и где бы мы ни были, наши мысли будут обращены к Его страданиям. Несомненно, мы будем движимы состраданием, позволяя себе испытать ужас и изумление от этого события.

Даже неся крест к собственной смерти, Иисус обращался к нам. Его слова, его просьбы были настолько очевидными, настолько упорными, что короткого небрежного ответа с нашей стороны просто недостаточно. Требуется гораздо больше. Изменения наших ориентиров – вот чего Иисус хотел тогда, и чего он хочет от нас сегодня. Его не интересуют наши равнодушие, жалость или печаль.

Когда мы тщательно перечитываем описание Страстной недели, историю за историей, нас поражает суровая реальность того, что в течение более двух тысяч лет человечество не сильно изменилось. Изменения поверхностные, если вообще наблюдаются.

Крест нельзя рассматривать объективно или с позиции отрешённости. Требуется наше присутствие для того, чтобы кто-то был там, на кресте. Присутствие требует нашего участия. А участие вовлекает нас – так или иначе.

Быть страстно увлечёнными миром

Сорок лет назад мой единственный брат Ханна оказался среди пропавших без вести в Ливане. Менее чем через два года мой отец перенес несколько инсультов. Умирая, он произнёс имя моего брата («Ханна!»). Все присутствующие родственники и друзья плакали вместе с нами в тот день, потому что мы оплакивали потерю как отца, так и нашего брата.

Джин Зару, клерк Собрания Друзей в Рамалле

Джин Зару, клерк Собрания Друзей в Рамалле

Несколько дней спустя моя мама читала слова Генри Ноуэна в «Раненом целителе» и поделилась этим отрывком:

… никто не может помочь другому без своего собственного участия, не «вступая» полностью в эту болезненную ситуацию, не рискуя самому пострадать, получить раны или «сломаться» в процессе… [без готовности к тому], чтобы сделать свою собственную боль и радость доступными в качестве примеров для понимания и разъяснения… Великая иллюзия лидерства – думать, что человек может быть выведен из пустыни кем-то, кто никогда там не был.

На протяжении последних 40 лет я продолжала размышлять над этими словами и задавать вопрос: «о чём бы мой брат попросил меня?». Его не интересовала жалость. Он хотел нашего участия. Он хотел, чтобы мы ясно увидели весь обман и несправедливости долгой человеческой истории, одновременно сами являясь частью истории с присущими всем нам страданиями и печалью. Мы не можем довольствоваться участием в религии, как в упражнения для улучшения своих душ. Мы, скорее, по-настоящему испытаем страсти Иисуса только лишь, когда будем готовы и захотим поучаствовать в том, что происходит вокруг.

Необходимо выйти за рамки знания о страданиях голодных, притеснённых и беспомощных. Нам следует быть едиными с ними; мы должны узнать страдания этого мира, как свои собственные, и сделать это в свете распятия. Здесь, в этом единственном событии сосредоточено все человеческое зло.

Сегодня палестинцы и люди с Ближнего Востока взывают из глубины Гефсимании. Современная Голгофа – это ежедневное унижение и отрицание наших основных прав. Войны, милитаризм, голод и нищета и положение миллионов беженцев ужасают. Мы должны спросить себя, «Может ли это быть волей Божьей?»

Прокладывайте путь вместе, и вы встретитесь с неожиданными открытиями.

Чему ещё может научить нас история Пасхи? Чему она может научить нас о женщинах и нашей женской роли в обществе? В евангелиях мы читаем о женщинах, которые оставались с Иисусом в его последние часы, и в то время, когда он умирал на кресте. Рано утром они пошли посетить могилу, миропомазать его тело. Они беспокоились о том, кто поможет им откатить камень от входа в гробницу. Когда они прибыли и оглянулись, камень оказался уже отодвинутым. Так и сегодня: нам следует спросить себя, что мы можем сделать, чтобы сдвинуть камни, стоящие на пути равенства, справедливости и мира.

Пасха готовит нас к жизни в этом моменте ожидания. Не сдавайтесь, Друзья мои! Сделайте шаг к солидарности, справедливость и любви. Прокладывайте путь вместе, и вы столкнётесь с неожиданными открытиями. Это наше обещание.

Для палестинцев на Святой Земле Голгофа – это не печальное, далекое воспоминание двух тысяч лет назад. Оно не в прошлом. Голгофа – часть повседневных притеснений и угнетения, которые мы испытываем вместе со многими другими угнетенными народами мира. Наш Путь Скорби – не просто ритуальное шествие по узким улицам Старого города Иерусалима. Это наша судьба после того, как мы подверглись унижению и лишились прав в собственной стране.

В своем пасхальном послании 1991 года Папа Иоанн Павел II сказал: «Человечество нашего времени, оберни ухо к давно игнорируемым желаниям угнетённых народов, таких как палестинцы, ливанцы и курды, заявляющих о своих правах на существование в достоинстве, справедливости и свободе».

Квакерский дом собраний в Рамалле. Пасхальная медитация

Квакерский дом собраний в Рамалле

Глубокий вдох: духовность Сумуда

Многие из аспектов практики правосудия и примирения обнаруживаются в рамках палестинской духовности сумуд (стойкость). Эта духовность начинается с опыта скорби и прочно обоснована в богословии взаимоотношений, которая ищет справедливости и мира.

Самый простой смысл духовности есть жизнь духа. Жизнь духа – это надежда, основанная на энергии, связанная непосредственно с божественным – универсальный дух жизни, который разделяют все вероисповедания. В нашем палестинском опыте мы объединены с другими в дыхании духа, который поддерживает нас и утверждает нашу живую надежду. И таким образом мы практикуем сумуд и остаемся стойкими.

Глубокий вдох приносит дар жить мирно, когда мира нет. Он подразумевает, что нужно поупражняться в того рода воображении, которое призывает нас жить новой реальностью – реальностью, существующей в каждом действии ненасильственного сопротивления, благодарности, простой доброты и в моменты радости и красоты. Сила берется из древних традиций, формирующих палестинские отличительные черты, такие как гостеприимство и нашу любовь к красоте земли. Мы чтим праздники, искусство, поэзию и музыку, которая прославляет жизнь и культуру палестинцев. Всё это неотъемлемая часть духовности в сумуд – упорство и стремление к жизни посреди тьмы.

Я хотела бы закончить свое послание, приветствуя вас как братьев и сестер, с благодарностью за ваше участие, солидарность, молитву с нами, за ваши всевозможные пожертвования самого разного вида, которые позволяют нам образовывать общины надежды, распространяющейся с непоколебимостью по всему миру.

Если после такой жестокой смерти, какую испытал Иисус, пришло воскрешение, тогда, конечно, не существует безнадежных ситуаций.

 

С уважением в дружбе и мире,
Джин Зару
Клерк, Собрание Друзей в Рамалле
21 марта 2016

 

Пусть Бог надежды наполнит вас радостью и миром через веру вашу, чтобы надежда ваша возрастала непрестанно силою Духа Святого.

Римлянам 15:13

Источник

Поделиться:

1 comment for “Пасхальная медитация

Comments are closed.