Урсула Уиндзор: Теология и Мир

Эта работа была написана для мирных консультаций на тему «Христианское понимание миротворчества», которая была организована организацией «Квакерские Мир и Служение» в Вудбрукском Колледже (Woodbrooke College) в Бирмингеме (Англия) в октябре 1987 года. Один из присутствующих на консультации приехал из Африки, несколько человек из Москвы и Праги, среди участников были и британские Друзья, а также члены организации «Квакерские Мир и Служение». Эта встреча была продолжением Христианской мирной конференции, проведенной в Праге в 1958 году, которая была прервана на многие годы. Участники консультации исследовали такие вопросы как «Что означает для нас мир и справедливость?», а также дилемму преданности совести и преданности государству.

Квакер Урсула Уиндзор (Ursula Windsor) почувствовала, что должна написать следующее эссе, которое раздали участникам. В процессе написания эссе она осознала, насколько живой может быть Библия в современном контексте, если рассматривать священные книги под руководством Духа Святого и понимать их в контексте народа Божьего.

Терри Миллер (Terri Miller) и Урсула Уиндзор (Ursula Windsor)

Не воинством и не силою, но духом моим, говорит Господь. (Зах 4:6)

С тех пор как я вступила в Общество Друзей, я узнала одну из самых важных вещей относительно народа Божьего и его отношений с Творцом: «Cлушайтесь гласа моего, и я буду вашим Богом, и вы будете моим народом, и ходите по всякому пути, которые я заповедую вам (Иер. 7:23). «Сегодня, если услышите голос его, не ожесточите сердца ваши» (Евр. 3:15). В западном христианстве этот призыв Церкви стал затемненным культурой и цивилизацией; более того, это затемненное Христианство мы предлагаем всему миру. Мы многое сделали во имя религии, где-то хорошее, где-то ужасное, вместо того, чтобы практиковать «чистую религию свыше» с призывом Господа трудиться во имя всеобщего блага, «вдов и сирот и чужаков у твоих ворот» (Джордж Фокс). Очень трудно добраться до корней, когда нужно очистить так много джунглей. Большая часть этих джунглей связана с историей Церкви в первых веках, особенно с основанием Христианства как официальной религии Римской Империи после перехода в христианство Константина Великого в четвертом веке.

Даже те, кто чувствуют себя свободными от этих условностей, на самом деле находятся под их влиянием больше, чем они осознают это. Эрастианизм (верховенство государства в церковных делах) настолько твердо укоренился и глубоко впился в наше западное сознание, что большинство христиан принимают существующие взаимоотношения между Церковью и Государством. Церковь благословила деяния государства, включая войну и подготовку к войне. Индивидуальная верность государству редко ставится под вопрос. В так называемых христианских странах мужчины и женщины должны отвечать перед трибуналом за сознательный отказ от военной службы.1

В одном из докладов в журнале движения «Церковь и Мир» о дискуссии на тему «Мир, Справедливость и Целостность творения» на ассамблее Евангелической Церкви в Германии во Франкфурте в 1987 году Андрэ Гингерих (Andre Gingerich) выделил, что только представители восточногерманских церквей считали Церковь «меньшинством, солью и светом», утверждая, что самым важным является то, чтобы «Христиане повиновались живому Богу, даже если другие нации и народы станут поклоняться и молиться своим богам».2 Относимся ли мы к тем нациям и народам, которые поклоняются своим богам, — например, оружию массового уничтожения — вместо того, чтобы быть Божьим народом, который верит в его силу спасения?

На западе границы понятия о том, что означает быть христианином во враждебном мире, расплылись, и это является ценой, которую мы платим за свободу вероисповедания, за участие в программе помощи неимущим или нуждающимся, за воскресные школы и т. д. Наш мир не выглядит враждебным в целом, поэтому мы расслабляемся и становимся похожими на «все нации» (1 Царств. 8:20 и Лука12:30). Если перед нами встала проблема, как обрести снова свидетельство первых христиан, анабаптистов, квакеров семнадцатого века, то мы не должны спрашивать себя, как подражать им, а о том, не отошли ли мы от той основы, на которую они основывались. Их верность как последователей Света Христа вызывала подозрение у властей и, таким образом, затрудняла их существование и угрожала их жизни, но им было ясно, как они должны поступать, что для нас, находящихся в более благоприятных условиях, часто бывает не ясным. Их свидетельствование за мир не было ярко выраженной чертой их деятельности; более важным для них было чувство уполномоченности идти в мир и провозглашать «вечное Евангелие… каждой нации, и роду, и языку, и народу» (Откров. 14: 6), а там, где провозглашается Евангелие, там провозглашается и мир, так как «Он есть наш мир» (Ефес. 2:14). Во Христе все едины, евреи и язычники, богатые и бедные, превосходя все границы и рубежи.

Большинство христиан признают эти идеалы лишь на словах, но их воплощение в жизнь может означать революцию в жизни личности, а также и церкви. Принятие Христа как сновы нашего общественного порядка, который сокрушает разъединяющие стены сегодня, и через которого Мир примирен с Господом, требует новых приоритетов верности.

«И не применяйтесь к веку сему, но преображайтесь обновлением ума, дабы испытывать вам, что есть воля Божия: добрая и благоугодная и совершенная» (Рим. 12:2). Мы больше не должны принимать стандарты несовершенного мира вокруг нас, выбирая (если необходимо) меньшее зло, но мы должны — и мы можем, с помощью славы и силы Господа, который среди нас, — жить по правилам Царства Божьего, в котором Христос является вечно-присутствующим (потому и сейчас присутствующим) царем, правящим среди нас.

Христос принял на себя крест не только потому, чтобы мы были прощены (хотя это прощение было необходимым), но и чтобы мы в свою очередь были способны к повиновению, любви к другому, как Он нас любит, чтобы делать добро тем, кто ненавидит нас, и чтобы выполнять ту работу Господа, которую выполнял Иисус в своей земной жизни.

«Верующий в Меня будет творить дела, которые Я творю, и большие этих будет творить, потому что Я иду к Отцу. …Как послал Меня Отец, и Я посылаю вас». (Иоанна 14:12 и 20:21)

«Слуга не выше своего господина», так и Церковь, чтобы продолжать Его труд, должна быть готова умереть как Он. «Если зерно пшеничное, упав на землю, не умрет, оно остается одно; если же умрет, приносит много плода» (Иоанна 12:24). Вместо того чтобы жить согласно этой правде, церковь приняла меры самосохранения, что встало на пути мгновенно действующей силы Господа среди его народа. И мы приходим слушать человеческие речи и уповаем на человеческую мудрость вместо того, чтобы увидеть, что «безумное Божие мудрее людей, и немощное Божие сильнее людей» (1 Кор. 1:25). Когда мы научимся не ограничивать власть Христа в спасении, и когда мы начнем жить, осознавая, что мы не можем продолжать жить во грехе, потому что мы умерли для греха? (Рим. 6:2)

«В новой экономике милости порочный круг человеческого греха разорван; с этого времени христианин освобожден из своего порочного состояния и награжден чудесной свободой сыновей Господа». 3

Иисус Христос дает облегчение и прощение, Он разоблачает и лечит, Он говорит и мы слышим, он собирает нас и дает указания, он велит и дает силы к повиновению. Он пастырь, который спасает нас; он пророк, который объясняет Святое Писание и настоящие времена. Джордж Фокс писал в своем журнале, цитируя 1-е Иоанна 2:27: «А то помазание, которое вы получили от Него, пребывает в вас, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас». 4

Там, где Христа слушают как властелина и главу Церкви, наша проблема о том, когда и как повиноваться человеческим властям, принимает совершенно другой характер. Общество, которое собирается под его именем — это общество Нового завета во главе с Богом, где Закон будет записан в наших сердцах, и мы будем Его народом (Иер. 31:33), новый Израиль, святой народ, царское священство (1-е Петра 2:9), служащее не одной семье, племени, нации или культуре, но существующее для выполнения спасительной воли Господа. Возможно, это видение покажется слишком возвышенным, но не стоит терять его из виду, так как мы учимся верности.

«Сойти с характерной британской (немецкой, русской, американской) позиции на отличительно христианскую очень трудно».5 В этом отношении мне повезло; во время последней войны приехав беженцем в предположительно враждебную страну (которая сейчас стала моим домом), мне не было трудно сделать этот переход. Познав горечь тоталитарного строя, мне сейчас лучше видна опасность отдачи первой верности государству или другим человеческим властям. Более того, мой опыт научил меня многому о том, чем может и должна быть Церковь, и как она терпит неудачу.

«Первой задачей Церкви и ее самая великая услуга миру состоит в том, чтобы она была Церковью на деле» — «Церковью, над которой не восторжествуют ворота ада». Именно в этом духе Квакеры в 1661 году были уполномочены сказать: «Дух Христа, который руководит нами,… который ведет нас к всеобщей Правде, никогда не побудит нас встать на путь борьбы и войны против человека с оружием в руках ни во имя Царства Христа, ни во имя царства земного».7

Это приводит к конфликту между нами и человеческими властями, будь они Церковью или Государством. Это, возможно, менее очевидно в так называемых демократических государствах Запада. Однако, я верю, что мы недостаточно осведомлены о нашем вовлечении в силы материализма, царства и власти нашего времени, об искусном разрушении человеческих прав из-за первостепенной озабоченности правительства финансовыми приоритетами, а не благосостоянием, а также национальной безопасностью, а не благом международного общества. Мы вовлечены в подобные системы своей жизнью как потребители, а также своим участием в институтах и производстве, которые работают не для общего блага. В наших стремлениях улучшить условия мы движемся вместе с нашими системами вместо того, чтобы отгородить себя от них. Неужели мы боимся потерять свое доброе имя или навлечь гонение? Говорят, что активность первых Друзей заключалась в том, что они были гонимыми. Они не навлекали преследование, они просто не могли поступать иначе. Никто не желает отказаться от свободы и безопасности, но если нами руководит Христос, мы знаем, что он не оставит нас без поддержки своего Духа. Мы должны принять риск первого шага. Если же результатом будет страдание, мы знаем, что мы в хороших руках. «Если мир возненавидит вас, знайте, что он возненавидел меня до того, как возненавидел вас». (Иоанна 15:18)

Иногда мы забываем, что вначале мирная церковь — первые христиане, анабаптисты, квакеры семнадцатого столетия — была также Церковью Креста. Все эти группы подверглись преследованию со стороны церковных и гражданских властей, потому что их способ жизни и пророческие свидетельства рассматривались как угроза основе Церкви и Государства. Первая, благодаря приобретенной структуре потеряла свою способность жить «по решению Его воли» (Еф. 1:11), поэтому она стала ранима выступлениями движений, которые учились вместе слушать слово Божье, вместе повиноваться ему, и в большинстве случаев вместе страдать.

Когда власть Церкви примет всемирный характер, она станет использовать всемирные средства для уничтожения всего, что будет угрожать ее авторитету, также как и государство будет преследовать своих врагов. Христианское отношение к Государству будет зависеть от Церкви. С точки зрения мирной Церкви мы должны признать, что правительство есть институт Господа для поддержания законности и порядка, «ибо власть — Божий слуга, тебе на благо» (Рим. 13:4); но мы также помним, что в лучшем случае они обладают только вверенной и ограниченной властью. В худшем случае Государство может впитать зло из-за развращенной природы злоупотребленной власти. Дьявольский характер такого государства и его неизбежный упадок изображены в Книге Откровений. Какими бы ни были заслуги правительства, «ни в коем случае его действия не должны пренебрегать волю Божью».8 Христиане должны быть бдительны, чтобы «взяв всеоружие Божие, могли оказать сопротивление… и, все преодолев, устоять» (Еф. 6:13) так, чтоб если возникнет конфликт, мы могли «повиноваться Господу, а не человеку» (Деяния 5:29).

Вудбрук. Церковь и государство.

Вудбрук — квакерский учебный центр в Британии, где проходили мирные консультации, для которых была написана эта статья.

Примечания:

1. «Towards a Theology of Peace» («К теологии мира») Презентация проводилась Dr. Paolo Ricca в Будапеште в 1984 году.
2. Church and Peace Journal (Журнал «Церковь и Мир»), Том 7, № 2, 1987 год, стр.15.
3. The Christian and War: A Theological Discussion. International Fellowship of Reconciliation (Христианин и Война: Теологическая дискуссия. Международное общество примирения), 1970 год, стр.19.
4. Journal of George Fox. ed. John L. Nickells. (Журнал Джорджа Фокса. Ред. Джон Л. Никкелс) 1975 год, стр.8.
5. Praying in the Shadow of the Bomb (Молитва в тени бомб). Mark Mills Power. Grove Books, 1984.
6. The Christian and War (Христианин и война), стр.20.
7. Journal of George Fox, стр.400.
8. The Christian and War, стр.17.

Об авторе

Урсула Уиндзор родилась в Гамбурге (Германия) и эмигрировала в Англию в 1939 году в пятнадцатилетнем возрасте со своей семьей. Она приобрела квалификацию и работала несколько лет библиотекарем. Она была членом Лютеранской церкви перед отъездом из Германии, и стала членом Методистской церкви в Англии, и позже стала членом Религиозного Общества Друзей вместе со своим супругом. Она и ее муж отказались платить Военный Сбор в начале 80-ых, что стало причиной тюремного заключения ее мужа. В данный момент она проживает в Глостере (Gloucester) и является членом Управления движением «Церковь и Мир» в Британии и Ирландии.

Поделиться: