Метка: человеческие отношения

Объявление для вора

для вора

Квакерский рассказ для детей

Как хороши дождливые дни. Тогда маленькая Бетти навещает своего дедушку. На эти дни судьба приберегает ей самое большое удовольствие, какое только можно получить в этом маленьком сельском кусочке рая. В дождливые дни она играет на мансарде.

Вот и сегодня. Дождь как зарядил после полудня, так и льет не переставая. Дует северо-восточный ветер, все вокруг потемнело. Самое время зарыться в старенький сундук или буфет, спрятавшийся позади дымохода. Бетти рассчитывает на волнующую часть одного из романов Уэверли. Мрачные углы, глубокий сундук, кладовка, чье содержимое разглядеть совершенно невозможно, и даже висящие связки лука – все это помогает погрузиться в атмосферу романтически загадочную.

Бетти уже приготовилась усесться поудобнее у окошка, находящегося почти у самого пола и продолжить наслаждение от «Красной перчатки». Она нагнулась и случайно коснулась ручки от ящика, прямо под подоконником. Сюда она еще не заглядывала. Ну-ка, что там внутри? Несколько книжечек в кожаном переплете, пожелтевшая газета. Какой маленький лист и неуклюжий черный шрифт. Глаза наткнулись не необычную заметку в колонке «Объявления».

Подготовка к экзамену

Подготовка к экзамену

Когда я был ребенком, одним из самых восхитительных для меня событий была отмена занятий в школе. Это было похоже на подарок, – я просыпался и слышал от мамы с папой, что школа сегодня закрыта. Обычно из-за снегопада. Все дети моего городка брали санки и отправлялись на горку в парке, располагавшемся недалеко от школы. Сейчас это кажется забавным, но в то время было вполне логично.

Поначалу отмена молитвенных собраний в течение трех недель была чем-то на это похожа. Подарок в виде неожиданных каникул. Но теперь, когда эпидемия затягивается, Центр по контролю над заболеваниями сообщает, что период социальной изоляции может продолжится даже в летние месяцы. Внезапно то, что казалось приятным отдыхом на выходных, превратилось в фактическое увольнение. Закрываются публичные библиотеки, школы, церкви – все места, где мы собираемся, где происходит наше становление. Все стало настолько серьезно, что мы, квакеры, даже не можем по средам встречаться за обедом в кафе «Клейтон».

Сюзанна и ведьма // Кэролайн Грейвсон

Сюзанна и ведьма. Рассказ для детей

Квакерский рассказ для детей

Дорога домой ведёт мимо домика старой ведьмы. Страшное место, и уж коли не удалось найти другого пути, то надо пройти его как можно скорее, потому что Сюзанна знает точно: Молли – презлющая старуха, запродавшая свою душу дьяволу. В лохмотьях, со спутанными волосами – бррр! – она изрядно походит на пугало, а запущенные ногти – о, ужас! – когтистые лапы, да и только! И если против кого она имеет зуб, то положит на него свой глаз, и у того человека не вызреет зерно, сломает ногу кобыла, корова перестанет доиться, а то и с кем-нибудь из домашних беда приключится.

Уж сколько раз односельчане клялись сжечь её дом вместе с ней самой. Или притащить старуху в магистрат, где её стали бы пытать как ведьму и приговорили бы к сожжению на столбе. Ибо кто же не верил в ведьм в те далёкие времена, да и вы, мой читатель, живи вы триста лет назад, наверняка бы тоже, как и Сюзанна, верили бы во всякую нечисть. Однако тугие на подъём поселяне пока не трогали старушку, и только ребятня швыряла камнями в неё и её кошку и кричала вослед: «Курица и петух, курица и петух! Гоните чёрта за дальний луг!»

Книги. Тишина. Святое.

Я всегда была читателем. Насколько помню, еще маленьким ребенком я искала убежища в постели с книгой. Я вспоминаю то немалое количество часов, когда, укрывшись чем-нибудь, я читала: днем, ночью, летом у вентилятора, зимой с замерзающими ногами. В тишине, в своей постели, наедине с мыслями других людей – чтение всегда было для меня совершенным определением покоя.

Я подозреваю, что именно тишина – даже больше, чем книги – необходима для моего по-настоящему спокойного состояния. Я всегда предпочитала быть в тишине; и в детстве, и в молодости моим выбором чаще была тишина, что отражало мое глубинное, инстинктивное влечение к молчанию. С возрастом эта наклонность становится как сильнее, так и лучше понимаемой. В своем доме для создания фонового шума я не слушаю музыку и не включаю телевизор. Меня просто ошеломить громкими звуками или голосами множества людей, которые обращаются ко мне одновременно. Моя бедная семья терпит свое участие в молчании.

Школы Друзей и здоровая сексуальность

Сексуальность

Когда я говорю людям, что я преподаватель-сексолог, некоторые улыбаются, некоторые отводят глаза и медленно отодвигаются подальше, а некоторые сразу же отпускают шутку с сексуальным подтекстом («Наверно восхитительная работа! Как она вам? Возбуждает?»). Редко когда кто-то вступает со мной в серьезный разговор о моей работе. Наше общество изобилует образами и словами сексуального характера, но в целом оно плохо готово к тому, чтобы обсуждать сексуальность по-взрослому, спокойно и естественно. Как говорит один мой хороший друг: «Как культура, мы сексуально подавлены до такой степени, что становимся сексуально одержимыми». Глубоко в нас присутствует стыд и страх перед собственной сексуальностью, и вместе с тем мы испытываем к ней непомерный интерес. Хотя Друзья, безусловно, не застрахованы от этой нездоровой ориентации касательно сексуальности, также верно и то, что они были на переднем крае, предлагая гораздо более здоровое, более позитивное направление по отношению к сексуальности человека. И это создает в наших школах идеальную среду для всестороннего полового просвещения.

Религия помогает регулировать эмоции. И это прекрасно

религия и эмоции

Религия вряд ли поможет нам познать всю сущность природы. Конечно, в те времена, когда наука не была особо развита, религия, возможно, и давала свои ответы на некоторые вопросы мироздания, но сейчас эта её функция нивелирована научными знаниями.

Большинство религиозных людей и даже сами представители духовенства разделяют заявление Папы Иоанна Павла II, который в 1996 году сказал, что эволюция – это факт, и католики должны признать это.

Несомненно, какое-то экстремальное и антинаучное мышление продолжает находить своё отражение в таких местах, как Креационистский музей Кена Хэма в Кентукки, но оно всеми сторонами признаётся крайностью. Большинство религиозных людей всё же поддерживают позицию Галилея, который говорил, что «цель Святого Духа – научить нас, как достичь небес, а не дать нам понять, как небеса устроены».

Тогда, может быть, главная задача религии состоит вовсе не в объяснении природы? Возможно, её ключевое предназначение связано с моральной силой, которой религия обладает?

Простота любви. Размышления о смысле и цели жизни

простота любви

Многим людям, особенно молодым, кажется, что религия уже не дает удовлетворительные ответы на вопрос о действительном смысле их существования. В качестве ответа на него они ищут другой духовный путь, более значимый и основанный на собственном опыте. Духовное беспокойство, инстинктивный поиск смысла – вот что движет ими. Они хотят узнать, кто они на самом деле, узнать смысл и цель жизни.

Может быть вы один из этих людей? Вы когда-нибудь задумывались глубоко-глубоко над смыслом и целью жизни? Часто это происходит во трудные моменты жизни, особенно при сложностях в личных отношениях.

По моему мнению простота любви лучше всего помогает справиться с трудностями в человеческих отношениях.

Перевязать раны

раны

В среду вечером я пошел погулять по району, прилегающему к Бродвей-стрит в Данвилле, месте, где я вырос. Когда я проходил мимо нашего старого дома, мне вспомнились наши ссоры с Рикки Смитом, мальчиком, который жил через дорогу от нас. Дело редко доходило до драк. Мы в основном грозили друг другу, говорили: «Ну ты еще сильно пожалеешь!» Нам было лет по 12, так что все это было несерьезно, и обычно заканчивалось тем, что наши матери, уставшие от детского крика, выходили на улицу и загоняли своих «вояк» по домам. Как я помню, это было самым унизительным моментом всего события – когда тебя не уносят с поля битвы на щите, а уводит, цепко ухватив за ухо, твоя мама.

Как-то она завела меня в дом, усадила за кухонный стол и сказала: «Рикки – твой сосед, и вы с ним должны ладить, иначе у вас будут настоящие проблемы». Мне особенно запомнилось то, что ударение в ее речи было на слове «настоящие». Ей не нужно было объяснять, что именно она имела в виду. В ее словах уже все было сказано. Настоящие проблемы. После того, как мама умерла, люди подходили ко мне и говорили: «Твоя мама была такой ласковой женщиной». Да, была, но не всегда.

Отношение современных квакеров к традиционным гендерным ролям

Статья, посвященная гендерным ролям у современных квакеров

Когда вы приходите на собрание квакеров, то видите людей, ведущих себя совсем не так, как предписывают традиционные гендерные модели — вы видите уверенных, активных женщин, что, на мой взгляд, прекрасно, сильно и волнующе. Или же видите мужчин, которые ведут себя так мягко, внимательно слушая людей вокруг, предоставляя пространство для женщин, чтобы они могли высказаться. И можно подумать: «Как они этого достигли?»

На мой взгляд, мы обладаем большим опытом раскрытия потенциала мужчин и женщин, мы хотим, чтобы все были равными. Это восходит к самым первым дням квакерства, и, думаю, независимо от того, осознаем мы это или нет, мы все же хотим двигаться в этом вопросе дальше. К женщинам в нашем обществе не относятся, как к равным, их недостаточно слушают и уважают. Поэтому в собраниях и в сообществах квакеров мы хотим, чтобы у них была реальная возможность для реализации равноправия, чего недостает вокруг.

Заметки с выставки // Патрик Гейл

Патрик Гейл

После прочтения книги «Заметки с выставки» у меня осталось благоприятное впечатление. Книга читается достаточно легко, ее текст написан с использованием большого количества метафор, образов, неожиданных сравнений. Язык произведения позволяет увидеть происходящее с героями глазами художника и представить акт творчества, посмотреть на жизнь с этого ракурса. Перевод книги мне показался также достаточно удачным, однако некоторые диалоги написаны несколько запутано, и сложно проследить, кому принадлежит та или иная фраза.

Сюжет «Заметок с выставки» составлен вопреки вектору времени, каждая новая глава на первый взгляд не связана с предыдущей и описывает какой-то период из жизни семьи Рейчел Келли. Этот прием погружает читателя в общую атмосферу спутанности и потери границ, ориентиров в реальности, свойственную людям с психической патологией. Вместе с этим общее впечатление после книги напоминает сложившийся узор в калейдоскопе, когда, на первый взгляд несвязанные частицы, складываются в упорядоченную картинку, в данном случае – картину жизни семьи, с матерью, страдающей биполярным расстройством. Эта история, как и истории многих семей, является слепком с реальной жизни с ее многообразием, парадоксами, болью, печалями и неожиданными мгновениями полного счастья.