Метка: человеческие отношения

Простая наука душевного здоровья, устойчивости и умиротворения // Боб Джонсон

Простая наука душевного здоровья, устойчивости и умиротворения

Люди обладают потрясающей способностью учиться. Язык, который мы постигаем на коленях матери, чрезвычайно сложен, эластичен, изящен и постоянно находится в процессе изменений, но он жизненно необходим для социальных навыков. А также крайне важен для той неуловимой цели, к которой мы все стремимся, к ДУШЕВНОМУ СПОКОЙСТВИЮ. Неудивительно, что те из нас, кто родился в уверенных в себе мирных семьях, сами смотрят на мир взрослых с уверенностью и удовольствием. Мы используем язык для развития прочных, надежных, ДОВЕРИТЕЛЬНЫХ социальных контактов, которые мы принимаем, не задумываясь. Мы исходим из того, что подобное нормальное, здоровое состояние по праву принадлежит каждому человеку, когда-либо рожденному на свет — и так оно и есть.

Однако так получается не всегда. Некоторые растут в семьях, которым еще предстоит усвоить, что сущность homo sapiens – социализация. Индустриализация не помогла. Их заветное желание – вызывать симпатию, быть общительными и вести жизнь, не исполненную насилия – действительно, все мы рождаемся именно такими.

Евангельский образец отцовской любви

Притча о блудном сыне. Взгляд отца полон любви.

Каждый год накануне Рождества я сооружаю небольшие ясли, изображающие рождение Иисуса по мотивам истории, рассказанной в Евангелии от Луки. Я читал и слышал эту историю множество раз, она легла в основу популярного изложения рождения Иисуса, именно так его передают и воспроизводят. В моем рождественском вертепе есть маленькая конюшня, несколько коров и ослов, ясли и несколько фигурок, изображающих Марию, Иосифа, младенца Иисуса, ангела, пастухов и трех волхвов. Я расположил их в том порядке, в котором они появляются в истории, как будто бы я ставлю пьесу, и затем, когда волхвы (которых я «позаимствовал» из Евангелия от Матфея) уходят, я собираю их всех в коробку до следующего года. Когда в прошлом году я занимался уборкой, настал момент когда остались стоять лишь фигуры Иосифа и младенца Иисуса, и что-то побудило меня остановиться. Маленькая статуэтка Иосифа изображает мужчину средних лет, с темными волосами и бородой. Он стоит на коленях и смотрит вниз – я чувствую, что его взгляд полон любви – на ребенка, лежащего перед ним в яслях. Глядя на него, я вспомнил те времена, когда такими же влюбленными глазами смотрел на каждого из моих двух сыновей, когда они только появились на свет. Волна эмоций прошла по моему телу, вызывая у меня слезы радости от воспоминаний об этих двух событиях. Вне зависимости от того, был ли Иосиф биологическим отцом Иисуса или нет, должно быть он переживал ту же эмоцию, глядя на младенца, на своего сына. Внезапно я увидел в Иосифе настоящего человека, отца, такого же, как я, подле любимого сына.

Темная сторона Zoom

zoom

Ложные обещания виртуальных собраний

Технология, применяемая ради развлечения, обучения или коммуникации, может быть полезной во многих аспектах. Пандемия превратила каждого из нас в адепта технологий. Сперва в онлайн перешла работа, за ней последовали развлечения, а отсутствие очных встреч было замещено zoom-собраниями для решения общественных вопросов, школьной учебы и, наконец, для молитвы. «Где двое или трое собраны» было прочитано буквально, и Друзья стали молиться сперва вдвоем, а затем и в больших организованных группах. Нет ничего предосудительного в том, что люди ради развлечения перестали собираться вместе и увлеклись стримами, или когда кто-то пользуется Zoom для обучения или общения с коллегами. Проблема возникает тогда, когда технологии становятся прокладкой для большей части нашего межличностного общения. Точно так же как мы признаем, что фильм может не смотреться на маленьком экране, нам необходимо принять и то, как технологии изменили наше молитвенное собрание.

Культура насилия

культура насилия

На этой неделе в нашем собрании мы услышали новость о семье украинских беженцев, которую приютила местная пара. Несколько дней назад им сообщили, что отец семейства, находившийся в том момент в Украине, погиб от взрыва бомбы.

В своем описании суда над Адольфом Эйхманом Ханна Арендт придумала фразу «банальность зла». Эйхман, по ее мнению, чувствовал отстраненность от своих злодеяний и не мог думать о творящемся с позиции кого-то другого. Поэтому, согласно ее спорному тезису, его зло было банальным, заурядным, обыденным.

Вот также, я полагаю, существует банальность насилия. Кажется, что оно вписано, как и зло, в наши животные чувства. Мы игнорируем его. Оно кажется банальным.

Видеть частицу Бога в детях

Видеть частицу Бога в детях

Скотт Холмс: Знаете, если размышлять о наших свидетельствах – мире, простоте, правде и целостности – на самом деле для них нет более надежной проверки, чем оказаться рядом с плачущим младенцем, раздраженным двухлетним ребенком или вашей супругой, которая сильно недовольна вами из-за того, что вы спите, когда весь ад извергается наружу. Поэтому проявление этих качеств в таких тяжелых для родителей условиях действительно подобно волшебству, если вы пытаетесь пройти это испытание. Не такое уж это великое дело просто сидеть в раздумьях, в покое. Другое дело, когда рядом раздается «что мне крикнуть этим тупицам сверху, чтобы они пошли спать?»

Это короткое видео из проекта QuakerSpeak американского квакерского журнала Friends Journal («Журнал Друзей»), регулярных коротких выступлений на духовные и социальные темы. Ролик с русскими субтитрами. Они появятся, если в нижнем правом углу экрана ютьюба нажать на значок «субтитры» и выбрать русский язык.

Объявление для вора

для вора

Квакерский рассказ для детей

Как хороши дождливые дни. Тогда маленькая Бетти навещает своего дедушку. На эти дни судьба приберегает ей самое большое удовольствие, какое только можно получить в этом маленьком сельском кусочке рая. В дождливые дни она играет на мансарде.

Вот и сегодня. Дождь как зарядил после полудня, так и льет не переставая. Дует северо-восточный ветер, все вокруг потемнело. Самое время зарыться в старенький сундук или буфет, спрятавшийся позади дымохода. Бетти рассчитывает на волнующую часть одного из романов Уэверли. Мрачные углы, глубокий сундук, кладовка, чье содержимое разглядеть совершенно невозможно, и даже висящие связки лука – все это помогает погрузиться в атмосферу романтически загадочную.

Бетти уже приготовилась усесться поудобнее у окошка, находящегося почти у самого пола и продолжить наслаждение от «Красной перчатки». Она нагнулась и случайно коснулась ручки от ящика, прямо под подоконником. Сюда она еще не заглядывала. Ну-ка, что там внутри? Несколько книжечек в кожаном переплете, пожелтевшая газета. Какой маленький лист и неуклюжий черный шрифт. Глаза наткнулись не необычную заметку в колонке «Объявления».

Подготовка к экзамену

Подготовка к экзамену

Когда я был ребенком, одним из самых восхитительных для меня событий была отмена занятий в школе. Это было похоже на подарок, – я просыпался и слышал от мамы с папой, что школа сегодня закрыта. Обычно из-за снегопада. Все дети моего городка брали санки и отправлялись на горку в парке, располагавшемся недалеко от школы. Сейчас это кажется забавным, но в то время было вполне логично.

Поначалу отмена молитвенных собраний в течение трех недель была чем-то на это похожа. Подарок в виде неожиданных каникул. Но теперь, когда эпидемия затягивается, Центр по контролю над заболеваниями сообщает, что период социальной изоляции может продолжится даже в летние месяцы. Внезапно то, что казалось приятным отдыхом на выходных, превратилось в фактическое увольнение. Закрываются публичные библиотеки, школы, церкви – все места, где мы собираемся, где происходит наше становление. Все стало настолько серьезно, что мы, квакеры, даже не можем по средам встречаться за обедом в кафе «Клейтон».

Сюзанна и ведьма // Кэролайн Грейвсон

Сюзанна и ведьма. Рассказ для детей

Квакерский рассказ для детей

Дорога домой ведёт мимо домика старой ведьмы. Страшное место, и уж коли не удалось найти другого пути, то надо пройти его как можно скорее, потому что Сюзанна знает точно: Молли – презлющая старуха, запродавшая свою душу дьяволу. В лохмотьях, со спутанными волосами – бррр! – она изрядно походит на пугало, а запущенные ногти – о, ужас! – когтистые лапы, да и только! И если против кого она имеет зуб, то положит на него свой глаз, и у того человека не вызреет зерно, сломает ногу кобыла, корова перестанет доиться, а то и с кем-нибудь из домашних беда приключится.

Уж сколько раз односельчане клялись сжечь её дом вместе с ней самой. Или притащить старуху в магистрат, где её стали бы пытать как ведьму и приговорили бы к сожжению на столбе. Ибо кто же не верил в ведьм в те далёкие времена, да и вы, мой читатель, живи вы триста лет назад, наверняка бы тоже, как и Сюзанна, верили бы во всякую нечисть. Однако тугие на подъём поселяне пока не трогали старушку, и только ребятня швыряла камнями в неё и её кошку и кричала вослед: «Курица и петух, курица и петух! Гоните чёрта за дальний луг!»

Книги. Тишина. Святое.

Я всегда была читателем. Насколько помню, еще маленьким ребенком я искала убежища в постели с книгой. Я вспоминаю то немалое количество часов, когда, укрывшись чем-нибудь, я читала: днем, ночью, летом у вентилятора, зимой с замерзающими ногами. В тишине, в своей постели, наедине с мыслями других людей – чтение всегда было для меня совершенным определением покоя.

Я подозреваю, что именно тишина – даже больше, чем книги – необходима для моего по-настоящему спокойного состояния. Я всегда предпочитала быть в тишине; и в детстве, и в молодости моим выбором чаще была тишина, что отражало мое глубинное, инстинктивное влечение к молчанию. С возрастом эта наклонность становится как сильнее, так и лучше понимаемой. В своем доме для создания фонового шума я не слушаю музыку и не включаю телевизор. Меня просто ошеломить громкими звуками или голосами множества людей, которые обращаются ко мне одновременно. Моя бедная семья терпит свое участие в молчании.

Школы Друзей и здоровая сексуальность

Сексуальность

Когда я говорю людям, что я преподаватель-сексолог, некоторые улыбаются, некоторые отводят глаза и медленно отодвигаются подальше, а некоторые сразу же отпускают шутку с сексуальным подтекстом («Наверно восхитительная работа! Как она вам? Возбуждает?»). Редко когда кто-то вступает со мной в серьезный разговор о моей работе. Наше общество изобилует образами и словами сексуального характера, но в целом оно плохо готово к тому, чтобы обсуждать сексуальность по-взрослому, спокойно и естественно. Как говорит один мой хороший друг: «Как культура, мы сексуально подавлены до такой степени, что становимся сексуально одержимыми». Глубоко в нас присутствует стыд и страх перед собственной сексуальностью, и вместе с тем мы испытываем к ней непомерный интерес. Хотя Друзья, безусловно, не застрахованы от этой нездоровой ориентации касательно сексуальности, также верно и то, что они были на переднем крае, предлагая гораздо более здоровое, более позитивное направление по отношению к сексуальности человека. И это создает в наших школах идеальную среду для всестороннего полового просвещения.