Метка: Филип Галли

Правильные ответы

Правильные ответы

Когда мне еще не было двадцати, я начал встречаться с милой молодой леди, и чем дальше, тем больше она мне нравилась. Кажется, она испытывала те же чувства, потому что однажды девушка пригласила меня на ужин, дабы познакомить со своей семьей. Я расценил это как многообещающее событие, поскольку большинство других девушек, с которыми я встречался, неохотно сообщали другим, что проводят со мной время, и даже просили меня не здороваться с ними при людях или делать что-то такое, что выдавало бы наше знакомство. Так что для меня это был хороший знак. Она не скрывала наши отношения.

Я пришел к ней домой в воскресенье вечером. Ее отец, глубоко религиозный человек, встретил меня у двери и пригласил пройти с ним в гостиную. У него ко мне было несколько вопросов. Всего несколько, прежде чем мы сядем за стол. Я решил, что это – собеседование; так оно и случилось. (У меня никогда не было дочери, но есть внучка, и если какой-нибудь парень начнет увиваться вокруг нее, я на сто процентов уверен, что серьезно поговорю с ним.) Итак, мы с отцом девушки обменялись любезностями. Я чувствовал, что все идет хорошо, что я произвожу хорошее впечатление.

Во что полагается верить, но, может быть, верить и не стоит

Слово Божье

У моего отца было много хороших качеств, но было и несколько черт, которые меня напрягали. Одной из них была склонность пресекать мое любопытство. Временами он просил меня что-то сделать, и я спрашивал: «Почему ты хочешь, чтобы я сделал это?» – нет, не отказываясь, мне просто было любопытно. Он всегда отвечал одинаково: «Потому что я так сказал, вот почему». После такого оставалось не так уж много пространства для обсуждения.

Хотя отец не был религиозным человеком, он мог быть догматичен и в религиозных вопросах. В детстве, когда я спрашивал его, почему мы должны верить во что-то, он отвечал: «Потому что мы просто должны, вот почему».

Позже, когда я был уже подростком, и отец сказал мне, что мне надо во что-то верить, я дал себе зарок: «Когда вырасту, стану пастором и выступлю с проповедью “Во что полагается верить, но, может быть, верить и не стоит”». И вот сегодня этот день настал.

Подготовка к экзамену

Подготовка к экзамену

Когда я был ребенком, одним из самых восхитительных для меня событий была отмена занятий в школе. Это было похоже на подарок, – я просыпался и слышал от мамы с папой, что школа сегодня закрыта. Обычно из-за снегопада. Все дети моего городка брали санки и отправлялись на горку в парке, располагавшемся недалеко от школы. Сейчас это кажется забавным, но в то время было вполне логично.

Поначалу отмена молитвенных собраний в течение трех недель была чем-то на это похожа. Подарок в виде неожиданных каникул. Но теперь, когда эпидемия затягивается, Центр по контролю над заболеваниями сообщает, что период социальной изоляции может продолжится даже в летние месяцы. Внезапно то, что казалось приятным отдыхом на выходных, превратилось в фактическое увольнение. Закрываются публичные библиотеки, школы, церкви – все места, где мы собираемся, где происходит наше становление. Все стало настолько серьезно, что мы, квакеры, даже не можем по средам встречаться за обедом в кафе «Клейтон».

Когда вероучение вероучением не является

Размышления о выражении «то, что от Бога в каждом»

«То, что от Бога в каждом», – эту фразу Джорджа Фокса квакеры цитируют в те моменты, когда их спрашивают об их вере. А нас спрашивают. Многие из нас живут в той культуре, где религия приравнена к вере или убеждениям, и под верой понимается преданность или доверие, согласие с определенными идеями.

Однако квакерству не подходит такое определение религии. Квакерский пастор Филип Галли в предисловии к книге «Следуя квакерским путем» ставит перед собой вопрос: чем же является квакерство – образом жизни или религией?

Что значит «поклоняться»?

Когда мне было семь лет, и я готовился к своему первому причастию в католической церкви, монахиня сказала мне, что священник спросит меня: «В чем смысл жизни?», на что я должен буду ответить: «Славить Бога и наслаждаться единением с ним».

Тот диалог положил начало моему богословскому любопытству, потому что я помню, как заинтересовался словом «славить», его значением и с этим вопросом обратился к монахине.

«Славить – значит поклоняться Богу», – ответила она.
«А что значит поклоняться
«Нужно ходить в церковь каждую неделю и любить Бога», – продолжила монахиня.
«А что произойдет, если ты не любишь Бога?» – спросил я.

Перевязать раны

раны

В среду вечером я пошел погулять по району, прилегающему к Бродвей-стрит в Данвилле, месте, где я вырос. Когда я проходил мимо нашего старого дома, мне вспомнились наши ссоры с Рикки Смитом, мальчиком, который жил через дорогу от нас. Дело редко доходило до драк. Мы в основном грозили друг другу, говорили: «Ну ты еще сильно пожалеешь!» Нам было лет по 12, так что все это было несерьезно, и обычно заканчивалось тем, что наши матери, уставшие от детского крика, выходили на улицу и загоняли своих «вояк» по домам. Как я помню, это было самым унизительным моментом всего события – когда тебя не уносят с поля битвы на щите, а уводит, цепко ухватив за ухо, твоя мама.

Как-то она завела меня в дом, усадила за кухонный стол и сказала: «Рикки – твой сосед, и вы с ним должны ладить, иначе у вас будут настоящие проблемы». Мне особенно запомнилось то, что ударение в ее речи было на слове «настоящие». Ей не нужно было объяснять, что именно она имела в виду. В ее словах уже все было сказано. Настоящие проблемы. После того, как мама умерла, люди подходили ко мне и говорили: «Твоя мама была такой ласковой женщиной». Да, была, но не всегда.