Метка: социальное служение

Квакеры в Южной Африке

южной

В Южной Африке квакеры всегда были небольшой группой, но их влияние намного превышало их численность. Сегодня их по-прежнему волнуют вопросы правосудия, миротворчества, развития, образования и политической активности.

Первыми квакерами в Южной Африке были голландские китобои с острова Нантакет, которые в 1728 году стали использовать Кейптаун в качестве базы для продвижения к Антарктике.

В 1820 году в Южной Африке поселился британский квакер Ричард Гуш. Он был единственным Другом на всю страну, однако пытался показать, что белые и черные могут жить мирно. Когда воины народности ко́са стали угрожать его деревне, он вышел к ним без оружия. Узнав, что они голодны, он накормил их и тем самым предотвратил конфликт.

В 1838 году в Кейптаун прибыли Джеймс Бэкхаус и Джордж Вашингтон Уокер. Они основали школу для детей из бедных семей – как черных, так и белых – и сделали первый перевод Библии на язык тсвана.

Подготовка к экзамену

Подготовка к экзамену

Когда я был ребенком, одним из самых восхитительных для меня событий была отмена занятий в школе. Это было похоже на подарок, – я просыпался и слышал от мамы с папой, что школа сегодня закрыта. Обычно из-за снегопада. Все дети моего городка брали санки и отправлялись на горку в парке, располагавшемся недалеко от школы. Сейчас это кажется забавным, но в то время было вполне логично.

Поначалу отмена молитвенных собраний в течение трех недель была чем-то на это похожа. Подарок в виде неожиданных каникул. Но теперь, когда эпидемия затягивается, Центр по контролю над заболеваниями сообщает, что период социальной изоляции может продолжится даже в летние месяцы. Внезапно то, что казалось приятным отдыхом на выходных, превратилось в фактическое увольнение. Закрываются публичные библиотеки, школы, церкви – все места, где мы собираемся, где происходит наше становление. Все стало настолько серьезно, что мы, квакеры, даже не можем по средам встречаться за обедом в кафе «Клейтон».

Зависимость от легких денег

зависимость

«Друзья, к чему бы вы ни пристрастились, с этим придет Искуситель. Когда он может беспокоить вас, тогда он получает власть над вами, и тогда вы пропали».

Джордж Фокс (Послание 10, 1652)

Я служу тюремным капелланом в американских тюрьмах и часто общаюсь с женщинами-заключенными, которые готовятся вернуться в общество. «Я никогда больше не хочу в тюрьму. Мне здесь страшно», – так сказала Николь в конце своего четырехлетнего срока заключения. Она лишилась родительских прав и даже права общаться со своими четырьмя детьми. Я спросила, не боится ли она повторения того, что было с ней в прошлом. «Да, – ответила она, – но я боюсь не возврата к наркотикам и алкоголю. Я их употребляла до того, как меня посадили. С ними, мне кажется, я смогу справиться. То, к чему я действительно сильно привыкла – это легкие деньги, острые ощущения от легких денег».

Появление квакерского представительства в России, 1991–1996 гг.

Эта статья является переводом одной из глав воспоминаний Питера Джармана (Великобритания) о его работе в СССР и России. Он и его жена Росвита были первыми официальными представителями Религиозного общества Друзей (квакеров) в нашей стране после «железного занавеса». Перевод выполнен Сергеем Никитиным, который был сотрудником квакерского офиса в Москве в 1998–2002 годах. Англоязычный оригинал в полном виде нигде не публиковался.

В 1986 году (1) Михаил Горбачев был избран Генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза, и комитет «Запад – Восток» Квакерской Службы Мира (QPS) через высокопоставленного советского дипломата в Лондоне обратился к нему с просьбой дать согласие на открытие квакерского офиса в Москве и на назначение представителей квакеров в этот офис. Просьбу вежливо, но решительно отклонили. В 1990 году Росвита и я были назначены представителями квакеров в Москве, но не имели права там проживать. Однако, как говорит русская пословица, что, если вы обнаружите, что входная дверь дома заперта, найдите слегка приоткрытую боковую дверь (2). В 1983 году один из членов Государственного совета по делам религий (3) дал нам совет, суть которого сводилась к следующему: если квакеры хотят вновь обосноваться в Москве, они должны подать заявление на получение журналистских виз. Попечители британского квакерского еженедельника The Friend («Друг») дали согласие на то, чтобы я мог стать московским корреспондентом этого издания (с тиражом всего несколько тысяч экземпляров) – их единственным иностранным корреспондентом! Я отправил официальный запрос на аккредитацию младшему аппаратчику в министерстве печати в Москве. В течение года я периодически заглядывал к нему, и он вежливо предлагал выпить чёрного кофе и выражал сожаление в связи с тем, что на моё заявление пока нет никакого ответа. Когда я заскочил в пятый или шестой раз, чтобы убедиться, что по-прежнему нет никаких новостей, он удивил меня, сказав: «Питер, никаких проблем. Вот ваша аккредитация»! После этого мы с Росвитой смогли получить многократные российские визы, причём бесплатно, однако с большими бюрократическими хлопотами.

Помощь голодающим Поволжья. Фильм Общества Друзей-квакеров (1923 год)

помощь голодающим

Фильм снят британскими квакерами в 1923 году с целью сбора средств в помощь голодающим Поволжья. В нем используются кадры 1921–1923 гг., сделанные в городе Бузулуке и окрестных селах (в то время Самарская губерния).

Текстовое сопровождение фильма

Комитет помощи Друзей вместе с Комитетом помощи голодающим в России и Фондом спасения детей призывают всех британцев помочь голодающим в России.

Миссия помощи Друзей, первая организация, прибывшая летом 1921 года в районы, охваченные голодом, планировала закончить работу в России прошлой осенью. Но снова случился неурожай – голод длится уже третий год – и сегодня в 54 волостях вокруг Бузулука находится 10 квакерских участков. В прошлом Бузулук был одним из главных центров выращивания пшеницы на Волге. Но после войны случилась революция, была экономическая блокада, и вот разразился Страшный ГОЛОД 1921 года, когда умерли сотни тысяч людей.

От противостояния к состраданию

к состраданию

Когда я окончил юридическую школу и начал работать адвокатом, я подумал: «Вот оно!» Мне казалось, что моя карьера будет строиться максимально гладко, и что для своих клиентов благодаря упорству и целеустремленности я смогу добиваться отличных результатов. Я думал, что успеха можно будет достичь, действуя по тем же принципам, которых я придерживался в университете и школе: главное усердно работать, не отвлекаться, следовать определенным правилам, и все непременно будет замечательно.

Я с отличием окончил школу, а затем и колледж Уильямса, учеба в котором подразумевает карьерное будущее на Уолл-стрит, работу в сфере медицины, юриспруденции или же попадание в академические круги и занятие руководящих должностей где бы то ни было. И многие выпускники шли именно по этому пути. Один из моих однокурсников стал деканом юридического факультета Йельского университета. Другие стали известными врачами, а некоторые компании, основанные моими друзьями из колледжа, процветают и сегодня. Будучи выходцем из семьи среднего класса из Лос-Анджелеса, я не рассчитывал, что войду в элитную часть общества, но мне было очень интересно смотреть на окружающих меня людей, которых я считал начинающими суперзвездами.

Квакеры и шоколад

Помимо овсянки, квакеры более всего ассоциируются с шоколадом. В XVIII и начале XIX столетий британские квакеры основали целый ряд предприятий, производивших все – начиная от обуви, и заканчивая печеньем. Но главным успехом квакерской кондитерской промышленности стало производство шоколада – Кэдбери в Бирмингеме, Раунтри в Йорке, Фрай в Бристоле – все эти компании приобрели невероятную популярность. В отличие от овсяных хлопьев, которые связаны с квакерами только по названию, шоколадное дело было укоренено в квакерстве раннего периода.

Одной из причин, по которым Друзья выбрали кондитерское производство, стал мотив совести. Какао и шоколад представлялись этичной альтернативой алкоголю, который среди квакеров того времени считался величайшим моральным злом. Компании Друзей добивались успеха, поскольку квакеры уже имели репутацию порядочных деловых партнеров, благодаря своей приверженности честным ценам и добросовестным возвратам долгов.

Джон Генри Барлоу. Информация для Википедии

Джон Генри Барлоу

Джон Генри Барлоу (1855–1924) – выдающийся общественный деятель, квакер и посол мира. В течение семи лет играл огромную роль в работе Лондонского годового собрания, сплачивая его членов в наиболее напряженные годы. Был одним из первых членов Санитарной службы Друзей. Являлся первым секретарем и генеральным управляющим компании Bournville Village Trust, в которой проработал 23 года. В 1920 году возглавил делегацию в Ирландию для получения свидетельств преступлений, совершенных подразделениями Королевской полиции («Черно-коричневыми»).

Хроника квакерского работника в России. 1918–1919 (часть 4) // Теодор Ригг

В декабре, наконец, выпал снег, покрыв всё белым одеялом. По этой причине наши прогулки ограничивались походами до соседней деревни, а также поездками в санях в близлежащую колонию в Воронцовке. В течение всего этого периода мы были полностью отрезаны от остального мира. Мы не получили ни одного письма ни из США, ни из Британии. В Москве хотя бы русские газеты держали нас в курсе событий на фронте. Мы знали о победах Союзных сил на Западном фронте, что Германия просила мира. Ничего не было известно об условиях капитуляции, или об эвакуации с оккупированных территорий Польши и балтийских провинций России. Редко когда нам удавалось увидеть газету в Знаменке. Информация о положении в России тоже была весьма скудной. Нам, однако, было известно, что Красная Армия продвинулась вниз по Волге, захватила вновь Казань, Симбирск, Самару.

Никакой весточки не было и от наших Друзей из Бузулука с того самого момента, когда мы покинули этот город в июле. Мы полагали, что наши коллеги эвакуировались из Бузулука в Сибирь, которая в то время удерживалась чехами и армией Колчака.

Белые бандиты в Красной России (из «Квакерских приключений»)

Анонимный автор этого рассказа работал вместе с квакерами в Польше и России. Его желание оставаться простым неизвестным работником кроется в принципах, близких его сердцу, и именно они не позволяют нашему автору поведать нам о более волнующих событиях, хотя бы и под именем анонима. Он не хочет раскрывать своё имя, и имена тех, кого он считает своими друзьями. Он пожелал написать всего лишь рассказ, какой мог быть написан и кем-то другим.

Одним воскресным утром в мае 1922 года уже в пять часов все сотрудники квакерской штаб-квартиры в Сорочинске были на ногах. В этом не было ничего необычного. Работа по наблюдению за тем, как распределяется пища для 150 000 голодающих в двухстах деревнях и сёлах, требовала от шести квакеров, приехавших из Америки, длительного рабочего дня. Они прибыли в Россию из самых разных городов, — от Филадельфии до Сан-Франциско, прибыли по зову голодных русских людей, пострадавших от неурожая в 1921-1922 годах.

Но тот день был выходным. Квакеры отправлялись на природу. Во всей затее чувствовался дух некоего озорства. Начальник уездной милиции уже предупреждал их, что они не имеют права ехать куда-либо без полученного лично от него разрешения.