Метка: социальное служение

Центр по размещению украинских беженцев в Германии

Когда в феврале 2022 г. в центральную Германию стали прибывать украинские беженцы, у жителя города Бад-Лангензальца Майкла Люк-Трамса возник план.

Майкл родился в США, в штате Айова. Он квакер и историк. 25 лет назад Майкл написал книгу назад под названием «Прочь от Гитлера: школа Скаттергуд как общежитие для европейских беженцев, 1939–1943», в которой рассказывалось о том, как во время Второй мировой войны школа-пансион Друзей Скаттергуд недалеко от Уэст-Бранч, штат Айова, использовалась в качестве общежития для беженцев из гитлеровской Германии.

Стартовала подписка на книгу Мюриэл Пейн «Чума, мор и голод»

подписка на книгу "Чума, мор и голод"

Стартовала подписка на книгу Мюриэл Пейн «Чума, мор и голод». Сбор средств ведётся через краудфандинговую платформу planeta.ru.

Сто лет назад в российском Поволжье разразился страшный голод. Трагедия унесла жизни миллионов людей. Живые свидетели трагедии уже ушли из жизни. Учебники посвящают ей в лучшем случае несколько строк, концентрируясь на масштабных государственно-политических переменах послереволюционного периода. Мы, группа энтузиастов, хотим издать книгу Мюриэл Пейн, английской медсестры, непосредственной участницы тех событий. Уникальность книги в том, что автор описывает происходящее вокруг неё, не будучи политически ангажированной. Она делает всё, что в её силах, спасая от голода десятки тысяч живых людей.

Основы истинного общественного устройства

Основы истинного общественного устройства

Первая мировая война была воспринята некоторыми британскими квакерами как провал капиталистической системы в Британской империи. Ряд квакеров стали называть себя социалистами, в то время как другие старались не использовать этот термин по отношению к себе, однако все они рассматривали политическую систему Британии перед Первой мировой войной, как несправедливую – при которой существовало недопустимое неравенство в благосостоянии и политической власти.

В 1915 году для изучения этого неравенства квакеры учредили Комитет военного и общественного устройства, который в 1918 году выпустил манифест под названием «Основы истинного общественного устройства».

Рут Фрай

Рут Фрай

Анна Рут Фрай была дочерью судьи-квакера Эдварда Фрая и правнучкой Люка Ховарда, первого секретаря Квакерского Комитета помощи жертвам войны (ККПЖВ). Ее родители считали ее слишком нежной девушкой для того, чтобы ходить в школу, поэтому Фрай получила образование дома, в лондонском районе Хайгейт.

В 1904 году она стала казначеем Общества содействия бурским домохозяйствам, основанного англиканкой Эмили Хобхаус для поддержки женщин и детей, обездоленных англо-бурской войной в Южной Африке.

В 1914 году ее выбрали секретарем недавно воссозданного Квакерского Комитета помощи жертвам войны. Она занимала эту должность до 1923 года. Бернард Картер в журнале «Friend», описал ее как «своего рода генералиссимуса и квартирмейстера, отвечающего за обширную программу поставок, администрирование, управление персоналом, связи с общественностью, сбор средств, лидерство и вдохновение».

Квакеры в Южной Африке

южной

В Южной Африке квакеры всегда были небольшой группой, но их влияние намного превышало их численность. Сегодня их по-прежнему волнуют вопросы правосудия, миротворчества, развития, образования и политической активности.

Первыми квакерами в Южной Африке были голландские китобои с острова Нантакет, которые в 1728 году стали использовать Кейптаун в качестве базы для продвижения к Антарктике.

В 1820 году в Южной Африке поселился британский квакер Ричард Гуш. Он был единственным Другом на всю страну, однако пытался показать, что белые и черные могут жить мирно. Когда воины народности ко́са стали угрожать его деревне, он вышел к ним без оружия. Узнав, что они голодны, он накормил их и тем самым предотвратил конфликт.

В 1838 году в Кейптаун прибыли Джеймс Бэкхаус и Джордж Вашингтон Уокер. Они основали школу для детей из бедных семей – как черных, так и белых – и сделали первый перевод Библии на язык тсвана.

Подготовка к экзамену

Подготовка к экзамену

Когда я был ребенком, одним из самых восхитительных для меня событий была отмена занятий в школе. Это было похоже на подарок, – я просыпался и слышал от мамы с папой, что школа сегодня закрыта. Обычно из-за снегопада. Все дети моего городка брали санки и отправлялись на горку в парке, располагавшемся недалеко от школы. Сейчас это кажется забавным, но в то время было вполне логично.

Поначалу отмена молитвенных собраний в течение трех недель была чем-то на это похожа. Подарок в виде неожиданных каникул. Но теперь, когда эпидемия затягивается, Центр по контролю над заболеваниями сообщает, что период социальной изоляции может продолжится даже в летние месяцы. Внезапно то, что казалось приятным отдыхом на выходных, превратилось в фактическое увольнение. Закрываются публичные библиотеки, школы, церкви – все места, где мы собираемся, где происходит наше становление. Все стало настолько серьезно, что мы, квакеры, даже не можем по средам встречаться за обедом в кафе «Клейтон».

Зависимость от легких денег

зависимость

«Друзья, к чему бы вы ни пристрастились, с этим придет Искуситель. Когда он может беспокоить вас, тогда он получает власть над вами, и тогда вы пропали».

Джордж Фокс (Послание 10, 1652)

Я служу тюремным капелланом в американских тюрьмах и часто общаюсь с женщинами-заключенными, которые готовятся вернуться в общество. «Я никогда больше не хочу в тюрьму. Мне здесь страшно», – так сказала Николь в конце своего четырехлетнего срока заключения. Она лишилась родительских прав и даже права общаться со своими четырьмя детьми. Я спросила, не боится ли она повторения того, что было с ней в прошлом. «Да, – ответила она, – но я боюсь не возврата к наркотикам и алкоголю. Я их употребляла до того, как меня посадили. С ними, мне кажется, я смогу справиться. То, к чему я действительно сильно привыкла – это легкие деньги, острые ощущения от легких денег».

Появление квакерского представительства в России, 1991–1996 гг.

Эта статья является переводом одной из глав воспоминаний Питера Джармана (Великобритания) о его работе в СССР и России. Он и его жена Росвита были первыми официальными представителями Религиозного общества Друзей (квакеров) в нашей стране после «железного занавеса». Перевод выполнен Сергеем Никитиным, который был сотрудником квакерского офиса в Москве в 1998–2002 годах. Англоязычный оригинал в полном виде нигде не публиковался.

В 1986 году (1) Михаил Горбачев был избран Генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза, и комитет «Запад – Восток» Квакерской Службы Мира (QPS) через высокопоставленного советского дипломата в Лондоне обратился к нему с просьбой дать согласие на открытие квакерского офиса в Москве и на назначение представителей квакеров в этот офис. Просьбу вежливо, но решительно отклонили. В 1990 году Росвита и я были назначены представителями квакеров в Москве, но не имели права там проживать. Однако, как говорит русская пословица, что, если вы обнаружите, что входная дверь дома заперта, найдите слегка приоткрытую боковую дверь (2). В 1983 году один из членов Государственного совета по делам религий (3) дал нам совет, суть которого сводилась к следующему: если квакеры хотят вновь обосноваться в Москве, они должны подать заявление на получение журналистских виз. Попечители британского квакерского еженедельника The Friend («Друг») дали согласие на то, чтобы я мог стать московским корреспондентом этого издания (с тиражом всего несколько тысяч экземпляров) – их единственным иностранным корреспондентом! Я отправил официальный запрос на аккредитацию младшему аппаратчику в министерстве печати в Москве. В течение года я периодически заглядывал к нему, и он вежливо предлагал выпить чёрного кофе и выражал сожаление в связи с тем, что на моё заявление пока нет никакого ответа. Когда я заскочил в пятый или шестой раз, чтобы убедиться, что по-прежнему нет никаких новостей, он удивил меня, сказав: «Питер, никаких проблем. Вот ваша аккредитация»! После этого мы с Росвитой смогли получить многократные российские визы, причём бесплатно, однако с большими бюрократическими хлопотами.

Помощь голодающим Поволжья. Фильм Общества Друзей-квакеров (1923 год)

помощь голодающим

Фильм снят британскими квакерами в 1923 году с целью сбора средств в помощь голодающим Поволжья. В нем используются кадры 1921–1923 гг., сделанные в городе Бузулуке и окрестных селах (в то время Самарская губерния).

Текстовое сопровождение фильма

Комитет помощи Друзей вместе с Комитетом помощи голодающим в России и Фондом спасения детей призывают всех британцев помочь голодающим в России.

Миссия помощи Друзей, первая организация, прибывшая летом 1921 года в районы, охваченные голодом, планировала закончить работу в России прошлой осенью. Но снова случился неурожай – голод длится уже третий год – и сегодня в 54 волостях вокруг Бузулука находится 10 квакерских участков. В прошлом Бузулук был одним из главных центров выращивания пшеницы на Волге. Но после войны случилась революция, была экономическая блокада, и вот разразился Страшный ГОЛОД 1921 года, когда умерли сотни тысяч людей.

От противостояния к состраданию

к состраданию

Когда я окончил юридическую школу и начал работать адвокатом, я подумал: «Вот оно!» Мне казалось, что моя карьера будет строиться максимально гладко, и что для своих клиентов благодаря упорству и целеустремленности я смогу добиваться отличных результатов. Я думал, что успеха можно будет достичь, действуя по тем же принципам, которых я придерживался в университете и школе: главное усердно работать, не отвлекаться, следовать определенным правилам, и все непременно будет замечательно.

Я с отличием окончил школу, а затем и колледж Уильямса, учеба в котором подразумевает карьерное будущее на Уолл-стрит, работу в сфере медицины, юриспруденции или же попадание в академические круги и занятие руководящих должностей где бы то ни было. И многие выпускники шли именно по этому пути. Один из моих однокурсников стал деканом юридического факультета Йельского университета. Другие стали известными врачами, а некоторые компании, основанные моими друзьями из колледжа, процветают и сегодня. Будучи выходцем из семьи среднего класса из Лос-Анджелеса, я не рассчитывал, что войду в элитную часть общества, но мне было очень интересно смотреть на окружающих меня людей, которых я считал начинающими суперзвездами.