Метка: равноправие

Свобода, равенство, братство и Друзья

свобода

Всегда существовала проблема, где начинается личная свобода и где она заканчивается. Ясно, что нужно определиться с понятием «свобода» и тем, следует ли ее ограничивать и как. Для квакеров критерием в установлении таких ограничений является «братство»; этот критерий определенно является квакерской ценностью, поскольку мы являемся Религиозным обществом Друзей.

Помимо того, чтобы рассматривать свободу как линию соприкосновения личности и общества, мы можем также посмотреть на свободу как линию соприкосновения личности и космоса. Здесь мы подходим к исследованию «метафизической свободы».

Обладает ли человек свободой вообще?

Видение сильного квакерского будущего

видение будущего

Как мы построим созидательное, современное и процветающее Религиозное Общество за следующие 30 лет?

Нас часто призывают быть изобретательными и смелыми в предвидении будущего. Дон Маккормик спросил нас: «Почему у квакерства нет видения будущего?». В своей статье 2018 года он наметил несколько отправных точек. Энн Джером в статье «Вред желания быть приятными» описала нашу срочную потребность в обновлении. Она призвала нас свидетельствовать миру о себе.

Затем Кай Квирк и Элисон Кьеркегор также спросили нас: «Что может произойти, если современные Друзья сегодня примут жар обновляющего огня?». Они призывали нас приветствовать его жар. Майкл Шпергер также отмечал: «Такое чувство, что мы убеждены в том, что квакерство обречено исчезнуть». Тем не менее, «будущее в каждом моменте содержит несколько потенциальных исходов».

За пределами стен и заборов

Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 года отбросило тень лично на меня. Впервые я посетил Берлин, этот островок Холодной войны, в 1959 году, незадолго до того, как возведенная граница на годы поделила его на две зоны – Восточную и Западную. Пока стояла Стена, я побывал в нем ещё несколько раз, и совершил ещё один визит в 1998 году, спустя девять лет после её сноса. Я отчетливо помню переход через пункт на Фридрихштрассе на восточную часть города в 1982 году и испытываемое беспокойство, которое ощутил из-за патрулирующих станцию восточногерманских охранников с автоматами. Затем я вспоминаю свой восторг 1998 года, когда они уже исчезли и шумная толпа свободно перемещалась по тем местам, чтобы остановиться у киосков с карривурстом или донер-кебабом.

За несколько десятков лет до этого, получая образование историка со специализацией в Германии XX века, я был глубоко тронут поездками в места расположения трех нацистских концентрационных лагерей. Первая поездка в австрийский Маутхаузен в 1960 году, где Виктор Франкл, автор вдохновляющей книги «Человек в поисках смысла», находился вплоть до конца войны в 1945 году. Второй лагерь я посетил в 1968 году, им оказался Терезин в Чехословакии, который нацисты лживо преподносили миру как образцовое учреждение. Третьим в 1969 году был восточногерманский Бухенвальд с его невыразимо жестокими экспонатами. Пережитый опыт помог мне подготовиться к роли фасилитатора на ежегодном Молодежном симпозиуме по Холокосту в 1980 году, когда старшеклассники встречались с небольшими группами выживших.

Послание Британского годового собрания

2021

Мы шлём сердечные приветствия Друзьям повсюду.

У нас нет другого времени, кроме настоящего

Друзья в Британии собрались онлайн во время больших потрясений, среди разрухи пандемии, проблем климата и окружающей среды, роста социального неравенства и социальных различий. Мы благодарны за техническое оснащение и усердную работу сотрудников Британского Годового собрания, организационного комитета и Комитета по разработке повестки дня, команды Вудбрука и других за то, что они собрали нас вместе.

На этом годовом собрании Друзья рассмотрели тему «Ради нашего комфорта и дискомфорта: жить в равноправии и истине во время кризиса». Мы размышляли над проблемой – что будет означать реальная приверженность борьбе с расизмом и действиям в защиту климатической справедливости, основанным на вере. Мы думали о том, как лучше укреплять гендерное разнообразие на наших встречах. Мы обнаружили проблемы, связанные с попытками заявить о себе как о едином «мы», признавая различия в нашем опыте.

Интервью с Джоселин Белл Бернелл

Джоселин Белл Бернелл

Интервью британского университетского проекта «Религия, закон и конституция» с Джоселин Белл Бернелл.

Джоселин Белл Бернелл — британский астрофизик. Первооткрывательница нового класса астрономических объектов — пульсаров. Одна из самых влиятельных учёных Великобритании. Педагог и популяризатор науки, профессор. Член Лондонского королевского общества, иностранный член Национальной академии наук США и Американского философского общества.

Как бы вы описали свои личные религиозные убеждения?

Я квакер, член Религиозного общества Друзей. Это важная составляющая моей личности, которая сыграла большую роль в моей карьере, так как квакеры издавна поощряют женщин быть активными участниками общественной жизни. В своей научной карьере мне часто приходилось оказываться одной из немногих женщин в той или иной команде ученых или и вовсе единственной исследовательницей. Так что такой бэкграунд был очень важен.

Квакеры в Южной Африке

южной

В Южной Африке квакеры всегда были небольшой группой, но их влияние намного превышало их численность. Сегодня их по-прежнему волнуют вопросы правосудия, миротворчества, развития, образования и политической активности.

Первыми квакерами в Южной Африке были голландские китобои с острова Нантакет, которые в 1728 году стали использовать Кейптаун в качестве базы для продвижения к Антарктике.

В 1820 году в Южной Африке поселился британский квакер Ричард Гуш. Он был единственным Другом на всю страну, однако пытался показать, что белые и черные могут жить мирно. Когда воины народности ко́са стали угрожать его деревне, он вышел к ним без оружия. Узнав, что они голодны, он накормил их и тем самым предотвратил конфликт.

В 1838 году в Кейптаун прибыли Джеймс Бэкхаус и Джордж Вашингтон Уокер. Они основали школу для детей из бедных семей – как черных, так и белых – и сделали первый перевод Библии на язык тсвана.

Сокращение финансирования полиции: 6 причин

Сокращение финансирования полиции: 6 причин

Статья Мэри Зеркел, одного из координаторов Американского комитета Друзей на службе обществу, демонстрирует те подходы, которые применяют американские квакеры для уменьшения насилия в обществе.

  

Убийство Джорджа Флойда полицейскими послужило причиной для многочисленных протестов в Миннеаполисе и по всей территории США. В ходе общественных акций активисты и представители гражданского общества выступали с лозунгом «Жизнь черных имеет значение» и призывали сократить финансирование органов правопорядка.

Большинству из нас, особенно белым, с детства говорили, что работу полиции надо отождествлять с общественной безопасностью, и мы с трудом можем представить себе альтернативы карательной модели правоприменения. Однако на самом деле наша уголовно-правовая система была выстроена таким образом, чтобы укрепить глубоко укорененный в современном обществе структурный расизм. Поэтому у большинства цветных людей и сообществ деятельность полиции вызывает скорее страх, чем ощущение защищенности.

От противостояния к состраданию

к состраданию

Когда я окончил юридическую школу и начал работать адвокатом, я подумал: «Вот оно!» Мне казалось, что моя карьера будет строиться максимально гладко, и что для своих клиентов благодаря упорству и целеустремленности я смогу добиваться отличных результатов. Я думал, что успеха можно будет достичь, действуя по тем же принципам, которых я придерживался в университете и школе: главное усердно работать, не отвлекаться, следовать определенным правилам, и все непременно будет замечательно.

Я с отличием окончил школу, а затем и колледж Уильямса, учеба в котором подразумевает карьерное будущее на Уолл-стрит, работу в сфере медицины, юриспруденции или же попадание в академические круги и занятие руководящих должностей где бы то ни было. И многие выпускники шли именно по этому пути. Один из моих однокурсников стал деканом юридического факультета Йельского университета. Другие стали известными врачами, а некоторые компании, основанные моими друзьями из колледжа, процветают и сегодня. Будучи выходцем из семьи среднего класса из Лос-Анджелеса, я не рассчитывал, что войду в элитную часть общества, но мне было очень интересно смотреть на окружающих меня людей, которых я считал начинающими суперзвездами.

Заявление квакеров Джермантауна против рабства, 1688 г.

Заявление квакеров Джермантауна, составленное в 1688 г., стало первым выражением протеста против афро-американского рабства от имени религиозной организации в британских колониях. Оно было составлено Францем Даниелем Пасториусом и подписано им и еще тремя квакерами, проживавшими в Джермантауне, штат Пенсильвания (ныне часть Филадельфии), от имени Джермантаунского собрания Религиозного общества Друзей. Заявление было направлено в месячное, квартальное и годовое собрания. С их стороны не последовало каких-либо дальнейших действий. По словам Джона Гринлифа Уиттьера оригинал документа был обнаружен в 1844 году Филадельфийским антикваром Натаном Кайтом и опубликован в журнале «Френд».

Исторические предпосылки

Пенсильвания была основана в 1682 году Уильямом Пенном как английская колония, где могли бы селиться люди из любой страны и любой веры, и где не было бы религиозных преследований. В качестве погашения долга перед отцом Пенна его сын Уильям получил от английского короля Карла II большую территорию земли к западу от Нью-Джерси, которую назвали Пенсильванией в честь отца Уильяма, адмирала Пенна. Пенн подружился с Джорджем Фоксом, основателем Общества Друзей, членов которого называли квакерами. Пенн обратился в квакерскую веру. За свои убеждения его несколько раз заточали в тюрьму. Король разрешил Пенну создать собственную колонию, где тот мог бы сам назначать губернатора и судей. Однако Пенн установил в колонии демократическую систему правления с религиозной свободой, справедливыми судами, избираемыми представителями и отделением церкви от государства.

Перевязать раны

раны

В среду вечером я пошел погулять по району, прилегающему к Бродвей-стрит в Данвилле, месте, где я вырос. Когда я проходил мимо нашего старого дома, мне вспомнились наши ссоры с Рикки Смитом, мальчиком, который жил через дорогу от нас. Дело редко доходило до драк. Мы в основном грозили друг другу, говорили: «Ну ты еще сильно пожалеешь!» Нам было лет по 12, так что все это было несерьезно, и обычно заканчивалось тем, что наши матери, уставшие от детского крика, выходили на улицу и загоняли своих «вояк» по домам. Как я помню, это было самым унизительным моментом всего события – когда тебя не уносят с поля битвы на щите, а уводит, цепко ухватив за ухо, твоя мама.

Как-то она завела меня в дом, усадила за кухонный стол и сказала: «Рикки – твой сосед, и вы с ним должны ладить, иначе у вас будут настоящие проблемы». Мне особенно запомнилось то, что ударение в ее речи было на слове «настоящие». Ей не нужно было объяснять, что именно она имела в виду. В ее словах уже все было сказано. Настоящие проблемы. После того, как мама умерла, люди подходили ко мне и говорили: «Твоя мама была такой ласковой женщиной». Да, была, но не всегда.