Метка: примирение

Заявление о духовном единстве. Балтимор, 1964 г.

В 1827 году Филадельфийское Годовое собрание квакеров разделилось на годовые собрания «хикситов» и «ортодоксов». На следующий год то же самое произошло с Балтиморским и некоторыми другими Годовыми собраниями. Четыре пятых состава Балтиморского собрания стали «хикситами». Эти разногласия не смогли расколоть небольшое Годовое собрание Вирджинии, которое осталось «ортодоксальным».

В 1840-х и 1850-х годах произошло дальнейшее разделение – на консервативную ветвь «ортодоксальных» Друзей, которая ассоциируется с именем Джона Уилбура, и более евангелистскую ветвь «ортодоксальных» Друзей, на которых оказали влияние путешествующие евангелисты, в частности Джозеф Джон Герни из Англии. В наши дни частично продолжателями этого «гернитского» движения являются Друзья, придерживающиеся евангельского богословия. «Вилбуриты» долго придерживались свидетельств о простой одежде и простой речи и продолжали традиционное богослужение, основанное на молчании, что было свойственно и всем «хикситам». После 1870 года ряд квакерских собраний принял программированную форму богослужений и ввел у себя служение пасторов. Последние изменения лишь незначительно затронули оба балтиморских Годовых собрания, однако получили широкое распространение в других местах.

С годами прежние взаимные обиды двух Балтиморских Годовых собраний постепенно становились менее острыми.

Пасхальные размышления

Пасхальные размышления

Прошло около полутора месяцев со времени моего возвращения с Международной пленарной встречи в Писаке, Перу. Отзывы об этой встрече многих Друзей – а двое из них написали о ней прямо сегодня – отражают и мое ощущение продолжающегося вдохновения проведенным совместно временем. Мое сердце переполнилось, отразив полноту присутствия с нами Бога. В «Гринче, укравшем Рождество», после того, как похититель Рождества Гринч обнаруживает победу любви над жадностью, рассказчик говорит: «Его сердце выросло втрое в тот день», а одна из иллюстраций изображает сердце, пробивающееся сквозь металлические заслонки. Подобным образом, мое сердце так наполнено, что я ощущаю его выходящим за пределы тела. Можно надеяться, что это Богом вдохновенное переживание останется нашим ориентиром на долгое время. То преображение, которое многие из нас испытали в Перу, предполагает самые неожиданные перемены в нас.

Пасха вызывает преображение не только через полноту любви, но и на месте распятия – изменение через полноту страдания вместе с другими, полноту риска общего переживания, отказ от собственного комфорта с тем, чтобы дарить комфорт, и обретение прощения снова и снова. В этом, пожалуй, самый немыслимый парадокс, а также возможность величайшей свободы.