Метка: ненасилие

Сокращение финансирования полиции: 6 причин

Сокращение финансирования полиции: 6 причин

Статья Мэри Зеркел, одного из координаторов Американского комитета Друзей на службе обществу, демонстрирует те подходы, которые применяют американские квакеры для уменьшения насилия в обществе.

  

Убийство Джорджа Флойда полицейскими послужило причиной для многочисленных протестов в Миннеаполисе и по всей территории США. В ходе общественных акций активисты и представители гражданского общества выступали с лозунгом «Жизнь черных имеет значение» и призывали сократить финансирование органов правопорядка.

Большинству из нас, особенно белым, с детства говорили, что работу полиции надо отождествлять с общественной безопасностью, и мы с трудом можем представить себе альтернативы карательной модели правоприменения. Однако на самом деле наша уголовно-правовая система была выстроена таким образом, чтобы укрепить глубоко укорененный в современном обществе структурный расизм. Поэтому у большинства цветных людей и сообществ деятельность полиции вызывает скорее страх, чем ощущение защищенности.

Квакеры и вооруженное насилие

вооруженное насилие

Мой племянник, Дэниэл Бэрден, был убит в той школе в классе для первоклашек. Скорее всего этой информации будет достаточно. Приведенный выше разговор с пастором Мэттом Креббином произошел шесть лет спустя, в рамках моего «неустанного взаимодействия» по нахождению эффективных способов донести необходимость перемен в отношении вооруженного насилия в нашей стране. Будучи квакером уже более 40 лет, основу вопроса я освоил довольно быстро. Я пытаюсь видеть «то что от Бога в каждом», исходя из этого так легко вывести остальные традиционные квакерские ценности: отказ от любого насилия, уважение каждого человека, даже тех, с кем я категорически не согласен и чьи действия я могу расценить как противоположность всему хорошему.

Я решил встретиться с Креббином, так как он является главой Межрелигиозного совета Ньютона и пастором в Конгрегационалисткой церкви этого города. Я хотел понять, смогут ли эти организации стать проводниками перемен в других городах (не говоря уже об национальном уровне), смогут ли они призвать людей требовать изменений и голосовать за них. Шесть лет назад – и я абсолютно забыл об этой детали – пастор Креббин открыл двери прихода для моей нескольких других семей, чтобы мы могли пережить нашу скорбь вместе и поддержать друг друга после похорон Дэниэла. Тот период для меня словно в тумане, однако я точно помню, что мы не просили о помощи: они пришли к нам и попросили принять их братское гостеприимство. Мы договорились, еда была подготовлена, и прихожане с особым вниманием и чуткостью приглашали поделиться с ними болью утраты. Осознав, что я встречаюсь с человеком, так по-доброму поступившим с нами, я горячо его отблагодарил. Я чуть не заплакал, что нередко со мной происходит, когда я вспоминаю события тех дней.

Квакеры и запретительная наркополитика

У квакеров может быть два возражения против «войны с наркотиками». Глобальная наркополитика считает дозволительным принуждать индивидов (в том числе при помощи насилия) делать «правильный» выбор в обращении с наркотиками. Те, кто делают «неправильный» выбор, могут поплатиться свободой и достоинством. Полиция, суды и тюрьмы (даже «профилактические» программы в разных государствах) относятся к наркопотребителям с крайним пренебрежением, оскорбляют и унижают их, помещают их в опасные или непригодные условия.

Как мы знаем, наркопотребители умирают от СПИДа, гепатита C и других болезней, ядовитых или некачественных наркотических смесей, передозировок. Смерти наркозависимых вызваны опасным, навязчивым поведением. Мы также понимаем, что распространение болезней, отравления и передозировки стали следствием пренебрежения по отношению к сущностной человечности наркозависимого из-за применяемой политики в отношении наркотиков. Пренебрежение также распространяется на семьи погибших от наркотиков – они не достойны нашего сострадания, ведь обстоятельства внутри семьи привели к «неправильному» выбору. Я убежден, что квакеры находят подобное потворствование унижению оскорбительным и противоречащим нашей традиции видеть достоинство в каждом человеке, вне зависимости от его выбора.

Либертарианство и квакерство

либертарианство и квакерство

Я попытаюсь не превратить свою заметку в урок истории, что будет непросто, учитывая мою любовь к этой дисциплине. Ограничусь лишь небольшой исторической справкой, чтобы читатель смог оценить глубокую связь между возникновением либертарианства и квакерства. Мюррей Ротбард смог, как никто другой, связать современную либертарианскую мысль с идеями плеяды исторических фигур прошлого, однако на мой взгляд либертарианство стало формироваться под влиянием английских авторов конца XVII – начала XVIII веков. Я убежден, что именно в тот исторический момент в Англии желание свободы вспыхнуло из-за перегибов тирании Кромвеля и «круглоголовых». Распространение квакерства в Англии и американских колониях, проходившее в то же самое время, также было реакцией на тиранию со стороны религиозного крыла «круглоголовых» – пуритан. Пуританство в своем конечном изводе было сочетанием религиозного, государственного и социального угнетения, а квакерство было примером религиозной и социальной терпимости, и его логичным политическим выражением является принцип не-агрессии – одна из основ либертарианства.

Чем глубже Англия и колонии погружались в тиранию пуританства, тем больше сторонников свободы влекли идеи квакерства и либертарианства. И как зло порождает больше зла, так и государство порождает лишь больше государства – пуритане были отстранены от власти восстановленной монархией и своим же парламентом, подстрекаемым кромвелевской «армией нового образца». Случившееся лишь укрепило свободомыслящих индивидов в своих позициях. Либертарианство и квакерство стали радикальной реакцией на угнетение.

Дай нам Варавву!

Дай нам Варавву!

Вчера днем я ехал в машине и переключился на волну местной христианской радиостанции, что делаю время от времени. Как правило, их программы варьируются от предварительно записанных проповедей до передач о воспитании детей, от советов о браке до программ о «текущих событиях». Они скорее отражают крайне негодующие точки зрения, свойственные консервативным радиостанциям разговорного формата (Либералы! Геи! Интеллектуалы!). Именно в тот день темой идущего шоу было ИГ (или ИГИЛ, или «Исламское государство», или ДАИШ, или как там мы называем их сейчас).

Гость программы, «эксперт по вопросам глобальный безопасности», о котором я никогда прежде не слышал, продвигал идею того, что США и Европе необходимо «следовать проторенной дорогой» и использовать ту же «хладнокровную» тактику жестокости, которую использует ИГ.

Пасхальная медитация

Чему ещё может научить нас история Пасхи? Чему она может научить нас о женщинах и нашей женской роли в обществе? В евангелиях мы читаем о женщинах, которые оставались с Иисусом в его последние часы, и в то время, когда он умирал на кресте. Рано утром они пошли посетить могилу, миропомазать его тело. Они беспокоились о том, кто поможет им откатить камень от входа в гробницу. Когда они прибыли и оглянулись, камень оказался уже отодвинутым. Так и сегодня: нам следует спросить себя, что мы можем сделать, чтобы сдвинуть камни, стоящие на пути равенства, справедливости и мира.

Пасха готовит нас к жизни в этом моменте ожидания. Не сдавайтесь, Друзья мои! Сделайте шаг к солидарности, справедливость и любви. Прокладывайте путь вместе, и вы столкнётесь с неожиданными открытиями. Это наше обещание.

Для палестинцев на Святой Земле Голгофа – это не печальное, далекое воспоминание двух тысяч лет назад. Оно не в прошлом. Голгофа – часть повседневных притеснений и угнетения, которые мы испытываем вместе со многими другими угнетенными народами мира.

Переосмысление войны и мира // Диана Френсис

Как биологический вид, мы находимся на распутье – в точке выбора. Пожалуй, никогда прежде мы не чувствовали себя столь незащищенными и столь сомневающимися. Похоже, мы застряли на «движущейся дорожке», вышедшей из-под контроля и несущей нас так быстро, что едва ли остается время думать, не говоря уже о том, чтобы найти способ остановить ленту конвейера, пока мы пытаемся собраться с мыслями и понять, что нужно сделать. Я считаю, нам нужно с нее соскочить, и как можно быстрее, – прежде чем эта дорожка ввергнет нас всех «в бездну».

Слово «пацифист» приобрело несколько старомодное звучание и ассоциируется у большинства людей с изжившим себя идеализмом. Более того, оно зачастую используется как пренебрежительный термин. И даже если некоторые считают пацифистов личностями достойными, заслуживающими уважения, пусть и не принимая их всерьез, другие видят в них лиц, потакающих собственным слабостям, нечестных, отказывающихся считаться с суровой реальностью мира, в котором мы живем. Поскольку они противостоят войне как системе, делается заключение, что они глубоко равнодушны к реальным обстоятельствам конкретных войн.

Одного контроля над продажей оружия недостаточно

В последние месяцы обострилась борьба насчет роли, которую должно играть оружие в жизни нашей страны. И этому есть причины. Бойня в Сан-Бернардино и серия массовых перестрелок, которые случились до этого, должны были стать тревожным звонком о том, что наши отношения с огнестрельным оружием являются нездоровыми.

Проблема оружия в Америке гораздо более серьезная, чем даже то, как ее хотят представить многие сторонники контроля над оружием. Непрекращающийся размах убийств частных лиц, которые стали столь часто случаться в нашей стране, является симптомом более глубокой патологии. Насилие, которое мы навлекаем на себя, являтся лишь бледной тенью того террора и кровопролития, развязанного нами за пределами границ нашей страны.

Кортлэнд Миллой был прав, когда написал в своей недавней статье в Вашинтон Пост: «Мы возможно скорбим, хотя иногда и очень кратко, о невинных жертвах массового расстрела, но у нас никогда не дрогнет ни единый мускул, если беспилотник США, скажем, накроет ракетами свадебную процессию в Йемене».

8 способов противостоять терроризму, не прибегая к насилию

Один из самых популярных курсов в Свортморском колледже (США) посвящен изучению того, как можно противостоять терроризму, не прибегая к насилию. События, которые произошли недавно во Франции, сделали наш курс актуальным более чем когда-либо (программа курса была опубликована в 2009 году в учебном руководстве «Peace, Justice, and Security Studies: A Curriculum Guide» [«Мир, правосудие и безопасность: Учебный план курса»]). Фактически объявленная миром после 11 сентября 2001 года «война против терроризма» почти повсеместно сопровождалась ростом террористической угрозы.

Но знаете ли вы, что невоенные техники ведут, если обратиться к истории, к снижению угрозы террора?

Я подготовил для своих студентов восемь невоенных методов, которые применялись в той или иной стране. По своей сути это восемь «инструментов», с которыми должны были работать студенты. Мы не тратили время на критику военных антитеррористических операций, так как нас гораздо больше интересовало изучение альтернативных путей решения существующей проблемы.

Снижение насилия внутри себя

Квакерская молитвенная группа исправительной тюрьмы Синг Синг, которая располагается в графстве Весчестер, штат Нью-Йорк, была создана в 1987 году, когда в Синг Синг был переведен участник подобной молитвенной группы из другой тюрьмы. Он написал в Нью-Йоркское годовое собрание, сообщив, что хотел бы основать молитвенную группу в Синг Синг. Письмо было передано квакерскому собранию города Скарсдейл (штат Нью-Йорк), и двое Друзей оттуда стали регулярно посещать молитвенную группу. С этих пор они начали встречаться по утрам в воскресенье, чтобы провести молитву, и в четверг вечером для решения организационных задач.

Ввиду большого количества смертей чернокожих гражданских лиц от рук полиции в этот год, включая инциденты в Фергюссоне (штат Миссури), Кливленде (штат Огайо) и на Статен-Айленде (штат Нью-Йорк), участники молитвенной группы из тюрьмы Синг Синг размышляют и общаются друг с другом на тему: «Как мы могли бы помочь нашему обществу снизить уровень насилия?» Так как им приходилось сталкиваться с насилием по мере своего взросления, а также за то время, что они провели в тюрьме, члены группы верят, что имеют некоторый опыт, который мог бы помочь жителям Соединенных Штатов снизить градус насилия.