Метка: духовное путешествие

Лесничий

лесничий

Все мы стареем. Если повезет, каждый из нас пройдет через молодость и окажется в среднем, а затем пожилом возрасте. Однако наша культура странным образом умалчивает об этих типичных жизненных переходах. Концепция «кризиса среднего возраста» – это, пожалуй, то, что в нашем обществе ближе всего подходит под признание изменений, которые большинство из нас так или иначе проходят. К сожалению, наши стереотипы о среднем возрасте частенько скорее упрощают возникающие на этом этапе проблемы, но не дают какие-либо полезные советы по их преодолению.

Без каких-либо культурных указателей, которые могли бы направлять при переходе от первой половине жизни ко второй, этот этап мы можем воспринимать как пугающий разрыв, а не как ожидаемую стадию созревания и благоприятных перспектив.

Однако во многих других культурах есть путеводители, помогающие людям совершать основные возрастные переходы.

Обретение близости безграничного Бога

обретение

Для меня, как квакера, самым сложным оказалось осознавать то, что я сам должен определиться с собственным пониманием Божественного. Один мой друг однажды в шутку сказал, что нам надо продавать футболки с надписью: «Стань квакером. И головняк тебе обеспечен».

Путь от ощущения Бога, пребывающего «где-то там», одновременно любящего и осуждающего, к пониманию божественного как спокойного, тихого голоса, который ведет нас к более глубокой вере и осмыслению, конечно же не является прямым.

Большинство известных мне квакеров пришли к своей вере не через родителей; они выросли в традиции другой деноминации и стали посещать молитвенные собрания после того, как провели довольно много времени в блужданиях по дебрям, пытаясь найти тот образ Бога, с которым примирилась бы их душа. Многие, как и я, боролись с противоречивым образом Святого Духа в виде как гостеприимной матери, так и требовательного отца.

Татьяна Александровна Павлова. Интервью Питеру Джарману. 1994 г.

Татьяна Александровна Павлова. Интервью Питеру Джарману. Записано в ее квартире в Москве в 1994 году.

Подобно ранним квакерам, я чувствую, что у меня есть мистическая связь с Иисусом Христом. У меня есть внутреннее осознание его присутствия, его любви, его страданий, которые я с особой силой ощущаю каждый год во время Пасхи. Его воскрешение утверждает, что смерть не приносит боли, и воскрешение, которое победило смерть, дает мне постоянную надежду. Я чувствую, что Иисус — это мой друг. Он учит меня смирению.

Моя мать была верующей, но моей духовной матерью была тетя. Она училась с моей мамой в Смоленске и поэтому часто присматривала за мной. Когда я была маленькой девочкой, она время от времени брала меня в одну из православных церквей, которые тогда все еще оставались открытыми в Москве.

Меньшинство меня самого. Путешествие с Друзьями // Харви Гиллман

"Меньшинство меня самого". Книга Харви Гиллмана

Об авторе: Харви Гиллман родился в 1947 г. в Манчестере. Получил высшее образование в Куинз-колледже (Оксфордский университет). Несколько лет проработал учителем французского, итальянского и немецкого языков. После окончания преподавательской деятельности Харви стал трудиться секретарём по вопросам публикаций в Квакерском отделе мира и служения Дома Друзей в Лондоне. C 1983 г. являлся секретарём по связям Квакерской внутренней службы.

О книге: Родившийся в еврейской семье, понявший, что он — гей, ставший квакером, автор очарован культурой меньшинств и тем, как она находит отражение в языке и в духовности. Эта книга — исследование перечисленных выше тем. Кроме того, эта книга — своего рода чествование всех аспектов особенностей самих себя, своих талантов, что можно рассматривать как наш дар всему окружающему миру.

Свортморская лекция 1988 года.

Жизнь и смерть. Квакерский подход

смерть

Я находилась рядом с сотнями людей в момент их смерти, еще сотни людей умерли до того, как меня позвали, и с сотнями людей я находилась рядом, когда они доживали свои последние дни. Я была рядом с супругами, родителями, детьми, друзьями и членами семьи усопших, поскольку они находились в подавленном состоянии из-за скорби и горя. В течение последних 20 лет я служила капелланом, в основном в больницах, а также в нескольких хосписах. При выполнении этой работы наши со смертью пути пересекались чаще, чем я могу сосчитать, поскольку я двигалась по коридорам больниц и в домах, рядом с теми, кто доживал свои последние дни, недели, месяцы. Мы, работающие в многопрофильной медицинской команде, изо всех сил стараемся обеспечить нашим умирающим пациентам «хорошие последние дни», однако этот процесс зависит от них и их семей. Работающие в здравоохранении говорят: «Люди умирают, потому что они жили». Иногда это не так, но чаще всего происходит именно так.

Квакерство часто называют образом жизни. И вот некоторые вопросы, которые у меня накопились за годы служения капелланом…

Ислам сегодня: взгляд квакера-мусульманина

Автор брошюры с таким названием, Кристофер Багли, служил в Королевском военно-морском флоте Великобритании до тех пор, пока не стал христианским пацифистом: он отказался подчиняться приказам военных, за что был посажен в тюрьму, где провёл 12 месяцев. После выхода на свободу Кристофер работал журналистом (писал для Tribune, Daily Worker и Peace News), а затем он обучался психиатрической сестринской помощи в Психиатрической больнице «Ретрит», в Йорке. Уже после работы в Ретрите Кристофер стал членом Религиозного Общества Друзей (квакеров). После учёбы в университете (психическое здоровье, психология и социальная работа), он стал научным сотрудником Национальной неврологической больницы, а затем исследователем психиатрической больницы Модсли в Лондоне. Позже он эмигрировал в Канаду, где — за отсутствием квакерского собрания — Крис Багли вернулся к лоно Англиканской церкви. Он занимал руководящие должности в университетах Канады, Гонконга и Великобритании в области охраны здоровья ребёнка и прикладных социальных исследований. В настоящее время Кристофер Багли является почётным профессором социальных наук Университета Саутгемптона. В период с 1990 по 2008 год он работал в рамках международных исследований по проектам помощи в Индии, Непале и на Филиппинах, — спасение и реабилитация девочек, ставших жертвами сексуальной эксплуатации. С 2008 года Багли участвует в сетях поддержки и супервизии студентов-аспирантов-мусульман (в основном из арабских стран), обучающихся в Великобритании. Сегодня Крис считает себя как квакером, так и мусульманином: он является членом Регионального Квакерского Собрания Восточного Чешира, посещает молитвенные собрания в Чидле и молится в мечети Дидбери в Манчестере.

Эмилия Фогельклу

Эмилия Фогельклу родилась в 1878 г. в городе Скейне (Швеция), в многодетной семье. Детство Эмилия провела в деревне у бабушки, что оказало большое влияние на ее духовное развитие. Она частенько залезала на ворота сада, чтобы любоваться на море или закат, растворяясь в бесконечном созерцании. Когда ей исполнилось двенадцать лет, семья переехала в город, где отец нашел хорошую работу. И хотя поначалу ей было сложно привыкнуть к новым обстоятельствам, Эмилия оценила перспективы интеллектуального развития в своей новой школе.

В 1896 г., когда ей исполнилось восемнадцать, Эмилия поступила в педагогический колледж, где она обучалась в течение трех лет, а по окончании колледжа стала работать учителем. Работа ей нравилась, но она чувствовала недостаток знаний, особенно в предмете, который она выбрала для преподавания (религия). Ее угнетали неудачи в своих поисках реальности Бога, и она чувствовала отчаяние и пустоту, но затем в 1902 г. она испытала нечто, что стало для нее центральным событием всей ее жизни. Она сидела спокойно под деревом, готовясь к занятиям и, по ее словам, «она испытала величайшее внутреннее чудо. Это было так, как будто «пустая оболочка» взорвалась изнутри. Вся тяжесть и страдание, всякое чувство иллюзорности ушло. Она ощутила живую праведность, радость, свет, как ясную, сияющую, возносящую, захватывающую, недвусмысленную реальность, поднимающуюся из глубины внутри нее». Что бы не произошло с ней тогда, она уже никогда не теряла свою уверенность в реальности Бога, которая пришла к ней в тот день.

«Л» для «Джосайя Лэнгдейл». Из блога «Квакерский алфавит»

Джосайя Лэнгдейл родился в 1673 году в Нэффертоне в Йоркшире, его крестили в англиканской церкви в августе того же года. В 1681 году его отец умер, и Джосайе, который был старшим, а возможно и единственным сыном, пришлось оставить учебу в школе, чтобы обеспечивать свою семью.

Он стал работать на ферме, ухаживал за скотом и учился пахать, и труд этот явно пришелся ему по душе. Джосайя гордился своими навыками и обнаружил, что работа в уединении благоприятна для духовных размышлений. Обычно это были размышления о состоянии его собственной души. В духовной автобиографии, которую Джосайя написал позднее в своей жизни, он признавался в проступках и описывал искушения, среди которых было волнение, вызываемое в нем яростной игрой в футбол, а также удовольствие от танцев. Он стремился стать лучше, но находил, что внешние церемонии, такие как проводимые епископом конфирмация и причастие, не оказывали того немедленного, почти волшебного, преобразующего действия, на которое он надеялся.

Молитва. Одно из мнений.

Ниже представлен отрывок из небольшой книги «12 квакеров и молитва». У каждого из квакеров, чьи мнения можно найти в книге, есть свое особенное представление о таком явлении как молитва. Познакомимся с одним из них.

У квакеров не заметно постоянного желания говорить о молитве. Мы редко делимся интимными переживаниями такого рода. Мне запомнилось, как ещё в колледже один мой друг попросил помолиться вместе с ним. Мы встали на колени: тогда я думал, что это единственный способ молитвы. Та молитва длилась короткое время. Когда мы закончили, мы оба признались, что испытывали чувство «обнажённости и незащищённости», выражая свою смиренность. Я уяснил тогда, что молитва – это достаточно интимный личный опыт.

Молитва важна – даже для квакеров. Грубо говоря, молитва – это способ общения с Богом.

«А Вы – Друг?» Религиозное самоопределение в век перемен и неопределенности.

На своё первое квакерское собрание, происходившее среди холмов южного Вермонта, я пришёл прошлым летом, которое в тот год впоследствии плавно перешло в мягкую зиму. Проходив на него несколько месяцев и будучи всё ещё новичком, я был застигнут врасплох одним интересным вопросом. Задал его большой, можно сказать огромный квакер лет семидесяти, который совсем недавно оправился от инсульта и теперь учился жить вместе с соответствующими последствиями этого неприятного события. Я более чем уверен, что мы уже встречались с ним на предшествующем собрании, однако, видимо, его память была настолько расплывчатой, что он обратился ко мне как будто к незнакомцу: «Являетесь ли Вы Другом?» Его вопрос не мог бы быть более простым, а тон – более благожелательным, но тем не менее я оказался не готов ответить на него сходу. Я знал, что он спрашивает меня о том, являюсь ли я квакером, и поэтому застенчиво ответил: «Что ж, нет». Но спустя месяцы с того события, этот вопрос всё еще преследует меня. Являюсь ли я Другом? И что это значит на самом деле?