Метка: в поиске

Что развивать: эластичность или пластичность?

эластичность или пластичность

Некоторые вещества ценятся за способность растягиваться или скручиваться, возвращаясь к своей первоначальной форме, когда исчезла воздействовавшая на них сила. Эти вещества податливы, реагируют на давление, после чего возвращаются в состояние покоя. Эластичные ленты, например, при растягивании пытаются вернуться к своей форме до растяжения. Ими можно обмотать все что угодно, и их всегда можно использовать вновь.

А мы – такие же? Способны реагировать на кризис – справляемся с карантином, меняем свое поведение, учимся новым манерам поведения – но при ослаблении давления отчаянно пытаемся вернуться к нашим старым привычкам? Вроде Пятачка, который катается в грязи, чтобы вернуться к своему «привычному цвету» после того, как его уговорили принять ванну?

Анархичная гармония. Размышления о творческой эволюции квакерской организационной структуры

Гармония. Уходящие

Причина, по которой церкви терпят неудачу, состоит в том, что они не знают как построить отношения между людьми. Мы должны стать сообществом.

Майк Чонг Перкинсон, соавтор книги «Органичная Реформация»

Первооткрыватели музыкальных форм… использовали их в качестве отправной точки для свободного создания музыки. Однако современные композиторы сдерживают себя ограничивающими формами, которые со временем только закалялись. Разве это не странно, требовать от композитора оригинальности, при этом запрещая её в отношении формы? …Музыка была рождена свободной, и её судьба – получить освобождение.

Кен Блэклок цитирует Ферруччо Бузони

В моей читательской группе недавно закончили читать книгу про «завязавших»*, написанную Джошем Пэккардом и Эшли Хоуп «Беженцы из Церкви: Социологи рассказывают почему люди завязали с церковью, но не с верой». Авторы опрашивали по всей стране людей, покинувших церковь, и нашли ряд поразительных закономерностей в их ответах. Один из ключевых моментов связан с явлением, хорошо описанным Райном Фреймом как «принесение в жертву сообщества ради сохранения института». Для Друзей это особенно актуально в свете недавнего раскола в Годовом собрании Индианы и продолжающегося конфликта в Годовых собраниях Северной Каролины и Северо-Запада.

* Здесь используется термин dones, про людей, прекративших общение с церковью и общиной, и возможно отказавшихся от религиозного мировоззрения в принципе, – прим. перев.

Онлайн богослужения

В период социального дистанцирования квакеры быстро перестроились на онлайн богослужения.

За последний месяц много того, что раньше казалось невозможным, вдруг стало реальным. Это, безусловно, верно и для Религиозного общества Друзей, членов которого также называют квакерами.

Вплоть до марта 2020 года мое квакерское собрание в Филадельфии, как и многие собрания по всему миру, твердо придерживалось принципа: «Не фотографировать на молитвенных собраниях, даже на свадебных». Но 15 марта 2020 года мы провели наше первое богослужение по зуму, когда все участники использовали веб-камеры. В настоящее время тысячи квакерских собраний проводятся по зуму и на других платформах для видеоконференций.

Как квакерские школы меняют мир

Квакерские школы обучают при помощи любви и предельной эмпатии уже более 350 лет, достигая сердец – одно за другим. Школы Друзей являются старейшими институтами квакеров и уступают лишь собраниям, а первые из них основал сам Джордж Фокс в середине XVII века в Британии. В Америку квакерское образование пришло в 1689 году, когда в Филадельфии была основана Школа Хартии Уильяма Пенна. Сейчас оно развивается: самая новая школа Друзей – Международная Школа Друзей в Белвью, штат Вашингтон, она открыта в 2017 году. Уильям Пенн считал школы Друзей средством для построения лучшего общества. Сегодня в 21 штате страны действует 76 квакерских школ, в них работает около 4900 педагогов, учатся 20000 учеников, в управлении задействовано 1160 попечителей и членов правления. Сколько любви вовлечено в их работу!

Хотя школы Друзей сталкиваются со множеством вызовов, мы считаем жизненно необходимым сохранять квакерские школы активными и живыми, чтобы обеспечить будущее квакерства и поддерживать дух и энергию для преобразования мира в лучшую сторону. Основываясь на базовых принципах взаимоуважения, непрекращаемого поиска истины, обучения миру и социальной справедливости и служении во благо сообщества, квакерские школы находят силу в перечисленных универсальных идеалах и духовной основе Религиозного общества Друзей. Эта основа непоколебима перед ветром перемен и общественными потрясениями.

Квакеры и социальное дистанцирование: реакция наших собраний на коронавирус

социальное дистанцирование

В это воскресенье на квакерском молитвенном собрании в Западном Ричмонде (штат Индиана), куда я пришла, нас попросили не пожимать руки до и после богослужения, ссылаясь на то, что было названо «социальное дистанцирование». Сначала я почувствовала неловкость от этих самых первых слов, которые услышала, придя на богослужение, но они были важны, учитывая уязвимость людей из собрания, которые могут пострадать, если заразятся COVID-19. Под социальным дистанцированием понимается поведение, способствующее остановке или замедлению распространения инфекционной болезни через ограничение взаимодействий.

В конце богослужения мы использовали альтернативы традиционному завершающему рукопожатию. К моему сожалению, когда пастор применил одно из этих новых приветствий (используя тыльную сторону кисти вместо рукопожатия ладонью), я даже не уловила это и в итоге прошла мимо него. Мой мозг должен был приспособиться к такому новому способу взаимодействия с миром.

Квакеры и основной религиозный вопрос

Квакерство известно как наименее доктринальное из всех религиозных движений, возникших в христианстве.

Безмолвные размышления стали отличительной чертой квакерских собраний с 1652 года, когда у Джорджа Фокса, независимого проповедника, на вершине холма в английском Озерном крае случилось видение, которое убедило его, что многие люди будут придерживаться веры в свободной форме. Он верил, что все люди имеют в себе Бога и могут испытать божественное присутствие без посредничества священнослужителей. Благодаря участию в программах по всему миру и несмотря на численность, не превышающую 500 000 человек, квакеры завоевали уважение из-за готовности искать истину там, где результат таких поисков не может быть заранее предрешен.

В развивающихся странах, особенно в Африке и Латинской Америке, квакеры стали больше похожи на другие христианские конфессии: с пасторами и установленными службами. Но в Британии, в сердце движения, и в других странах северного полушария оно все более открыто задается основным религиозным вопросом: существует ли Бог.

Выбор многогранной духовной идентичности

Сорок лет назад я получил статус священника англиканской церкви, но четыре года назад решил, что хочу стать просто квакером. Наконец, подумалось мне, я почувствую себя комфортно наедине с Религиозным обществом Друзей. Это мой осознанный выбор. Вскоре я уйду на пенсию, а затем буду совершенно свободен в действиях, благодаря этому решению. Региональное и местное собрания тепло относились ко мне. Но при этом я чувствовал и понимал, откуда пришёл (я не был там единственным англиканским «иммигрантом»). Я пытался заключить с собой выгодную сделку, правильно найдя нужный баланс, учитывая свой статус викария. В разговоре по душам я бы сказал: «Послушайте, я действительно хочу стать квакером». Но затем начали накапливаться доказательства того, что мне будет не так просто сделать так, как я хотел бы.

Простота квакерского богослужения стала благословенным облегчением после стольких лет необходимости стоять перед народом и вести службы. Я начал понимать, насколько устал от всего этого. Но затем я обнаружил, что литургия сформировала мой внутренний ландшафт, и что на самом деле у меня нет стойкого желания отказаться от её глубокой драмы, например, в Страстную неделю.

Становление квакера-харизмата: Друзья и церковь «Виноградник»

После того, как я открыл для себя то, что пятидесятники и некоторые харизматы называют «крещением Святым Духом», я понятия не имел, что же будет дальше. Кому мог бы я рассказать о своем мистическом опыте, об ощущаемых мною покое и радости? И о том, что я стал говорить на языках?

Я познакомился с пастором, который, как теолог, помог мне разобраться в моих ощущениях и научил словам, выражающим мои развивающиеся убеждения, но у него не было личного опыта в подобных вещах, и он пребывал в позиции «открытости, но осторожности» по отношению к харизматическим дарам. В конце концов, я открыто поговорил с моими самыми лучшими друзьями-христианами и получил от них разнообразные ответы. Но из них я все же не понял, куда двигаться дальше. Никто из них не испытывал таких ощущений, а некоторые и вовсе с неодобрением относились к харизматическим явлениям.

Ты квакер?

Ты квакер? Ответы представителей различных квакерских собраний.

В ролике «Ты квакер?» представители разных ветвей квакерства, разных квакерских собраний и церквей отвечают на вопросы, которые часто задаются людьми, начинающими задумываться о своем позиционировании по отношению к квакерам.

Это короткое видео из проекта QuakerSpeak американского квакерского журнала Friends Journal («Журнал Друзей»), регулярных коротких выступлений на духовные и социальные темы. Ролик с русскими субтитрами. Они появятся, если в нижнем правом углу экрана ютьюба нажать на значок «субтитры» и выбрать русский язык.

«А Вы – Друг?» Религиозное самоопределение в век перемен и неопределенности.

На своё первое квакерское собрание, происходившее среди холмов южного Вермонта, я пришёл прошлым летом, которое в тот год впоследствии плавно перешло в мягкую зиму. Проходив на него несколько месяцев и будучи всё ещё новичком, я был застигнут врасплох одним интересным вопросом. Задал его большой, можно сказать огромный квакер лет семидесяти, который совсем недавно оправился от инсульта и теперь учился жить вместе с соответствующими последствиями этого неприятного события. Я более чем уверен, что мы уже встречались с ним на предшествующем собрании, однако, видимо, его память была настолько расплывчатой, что он обратился ко мне как будто к незнакомцу: «Являетесь ли Вы Другом?» Его вопрос не мог бы быть более простым, а тон – более благожелательным, но тем не менее я оказался не готов ответить на него сходу. Я знал, что он спрашивает меня о том, являюсь ли я квакером, и поэтому застенчиво ответил: «Что ж, нет». Но спустя месяцы с того события, этот вопрос всё еще преследует меня. Являюсь ли я Другом? И что это значит на самом деле?