Метка: будущее

Что развивать: эластичность или пластичность?

эластичность или пластичность

Некоторые вещества ценятся за способность растягиваться или скручиваться, возвращаясь к своей первоначальной форме, когда исчезла воздействовавшая на них сила. Эти вещества податливы, реагируют на давление, после чего возвращаются в состояние покоя. Эластичные ленты, например, при растягивании пытаются вернуться к своей форме до растяжения. Ими можно обмотать все что угодно, и их всегда можно использовать вновь.

А мы – такие же? Способны реагировать на кризис – справляемся с карантином, меняем свое поведение, учимся новым манерам поведения – но при ослаблении давления отчаянно пытаемся вернуться к нашим старым привычкам? Вроде Пятачка, который катается в грязи, чтобы вернуться к своему «привычному цвету» после того, как его уговорили принять ванну?

Анархичная гармония. Размышления о творческой эволюции квакерской организационной структуры

Гармония. Уходящие

Причина, по которой церкви терпят неудачу, состоит в том, что они не знают как построить отношения между людьми. Мы должны стать сообществом.

Майк Чонг Перкинсон, соавтор книги «Органичная Реформация»

Первооткрыватели музыкальных форм… использовали их в качестве отправной точки для свободного создания музыки. Однако современные композиторы сдерживают себя ограничивающими формами, которые со временем только закалялись. Разве это не странно, требовать от композитора оригинальности, при этом запрещая её в отношении формы? …Музыка была рождена свободной, и её судьба – получить освобождение.

Кен Блэклок цитирует Ферруччо Бузони

В моей читательской группе недавно закончили читать книгу про «завязавших»*, написанную Джошем Пэккардом и Эшли Хоуп «Беженцы из Церкви: Социологи рассказывают почему люди завязали с церковью, но не с верой». Авторы опрашивали по всей стране людей, покинувших церковь, и нашли ряд поразительных закономерностей в их ответах. Один из ключевых моментов связан с явлением, хорошо описанным Райном Фреймом как «принесение в жертву сообщества ради сохранения института». Для Друзей это особенно актуально в свете недавнего раскола в Годовом собрании Индианы и продолжающегося конфликта в Годовых собраниях Северной Каролины и Северо-Запада.

* Здесь используется термин dones, про людей, прекративших общение с церковью и общиной, и возможно отказавшихся от религиозного мировоззрения в принципе, – прим. перев.

Паркер Палмер: квакерская традиция

Паркер Палмер

За два дня до моего выступления я услышал рассказ из истории квакеров, который я никогда раньше не знал. Хотя ее не было в моем исходном тексте доклада, мне она так понравилась, что я рассказал ее перед тем, как начать говорить. Поэтому я хочу поделиться ею здесь.

В 1845 году квакеры в Северной Ирландии основали Бессбрук, экспериментальную утопическую общину. В этой образцовой деревне не было ни пьянства, ни ругательств, ни азартных игр, и, следовательно, не было нужды в полиции. В 1879 году Джордж Бернард Шоу посетил Бессбрук, чтобы посмотреть, как идут дела.

В конце своего визита репортер спросил его, что он думает об общине, в которой нет ни ругательств, ни выпивки. «Судя по выражению их лиц, – сказал Шоу, – может показаться, что им бы не помешало ни то, ни другое». Он также сообщил, что на пруду Бессбрук видел лебедя, «ищущего место, чтобы утопиться».

Это история, которой ставится под вопрос наша способность как квакеров быть «ангелоподобными».

Квакеры и основной религиозный вопрос

Квакерство известно как наименее доктринальное из всех религиозных движений, возникших в христианстве.

Безмолвные размышления стали отличительной чертой квакерских собраний с 1652 года, когда у Джорджа Фокса, независимого проповедника, на вершине холма в английском Озерном крае случилось видение, которое убедило его, что многие люди будут придерживаться веры в свободной форме. Он верил, что все люди имеют в себе Бога и могут испытать божественное присутствие без посредничества священнослужителей. Благодаря участию в программах по всему миру и несмотря на численность, не превышающую 500 000 человек, квакеры завоевали уважение из-за готовности искать истину там, где результат таких поисков не может быть заранее предрешен.

В развивающихся странах, особенно в Африке и Латинской Америке, квакеры стали больше похожи на другие христианские конфессии: с пасторами и установленными службами. Но в Британии, в сердце движения, и в других странах северного полушария оно все более открыто задается основным религиозным вопросом: существует ли Бог.

Что такое обновление?

обновление

Некоторые Друзья годами пишут и говорят о квакерском обновлении, иногда совершенно по-разному представляя, что это значит. Что же такое «обновление» в первую очередь? Преодоление тенденции уменьшения членства? Рост социального разнообразия членов? Более экспериментальный подход к богослужению и в жизни сообществ?

По-моему, важнейшей отправной точкой в обновлении наших квакерских сообществ является переоткрытие перспективы квакерского пути. А суть ее в том, что источник наших стремлений, наших исцелений и наших изменений находится внутри нас. Его можно встретить и ему можно следовать через коллективные квакерские традиции богослужения, распознавания и свидетельств.

Смысл этого послания таков: не стоит делать абстрактные заявления, во что мы должны верить или каких ценностей нам следует придерживаться. Он является практичным советом насчет направления наших поисков, поисков водительств и преобразований в нашей жизни и в наших сообществах. Источник нашей жизни, направления, цели и исцеления находится не где-то снаружи, не у внешних авторитетов, учителей, и не во внешних доктринах. Он у нас внутри…

Вопросы. Медитация надежды

медитация

У него спросили: «О чем ты думаешь?»
Он ответил: «Мы живем все вместе на этой хрупкой земле. То, что мы делаем, имеет свой смысл и свои последствия. У нас случаются неудачи и падения. Но мы можем любить и заботиться о других».

У него спросили: «О каком свете ты говоришь?»
Он ответил: «Порой он сияет. Он бросает тень. И освещает. Он согревает. И обжигает. Его можно найти в сердце каждого. Но он не принадлежит никому».

У него спросили: «Во что ты веришь?»
Он ответил: «В то, что Свет продолжает сиять, даже когда наши глаза закрыты – во время сна или ослепления страхом».

10 предположений о том, что ждет церковь и прихожан в будущем

церковь будущего

Жизнь каждого поколения сопровождается определенными культурными изменениями. Но иногда возникает чувство, будто вы находитесь в разгаре поистине радикальных перемен, которые происходят лишь раз в несколько столетий. Все чаще я думаю о том, что сейчас мы живем именно в такой момент.

Я думаю, что изменения, которые мы наблюдаем вокруг нас, однажды могут начать рассматривать на том же уровне, что и церковные преобразования времен церковных реформ Константина или периода изобретения печатного станка. Независимо от того, как подобные изменения выглядят сейчас, после их свершения они будут отмечены как поистине колоссальный сдвиг.

Итак, какой будет церковь будущего?

Категорически не свидетельства

Свидетельства – это то, что квакеры делают, а не то, о чем говорят. Но в последнее время Друзья уж очень часто заговорили о свидетельствах, как правило, строго ограничивая их такими рамками: простота, мир, честность, сообщество и равенство. Ранние Друзья использовали слово «свидетельство» для обозначения совсем другого:

— всеобъемлющее послание и свидетельство квакеров;
— устное служение;
— внутреннее доказательство, как у Баркли в утверждении 4: «это внутреннее свидетельство или семя Бога»;
— ощущение Другом того, что он ведом к повторению свидетельств;
— повсеместное и непрерывное осуществление Другом служения.

Будущее квакерства принадлежит Кении

Когда пастор Уолтер закрывает свои глаза и поднимает руки, ему вторят сотни людей. Музыка прорывается через всю церковь, смешивая крещендо с раздающимися голосами и хлопками в ладоши. Вступает 20-голосый хор, подводя воскресную службу к апогею.

Здесь в Найроби (Кения) такое не является каким-то необычным зрелищем. Христианские церкви в этой части света испытывают пристрастие к громкоголосым службам. Однако примерно 700 человек, заполнивших эту двухэтажную церковь, – квакеры, которые известны в западном мире главным образом как неутомимые активисты движения за мир, чьи молитвенные собрания проходят в молчании. Но не здесь, говорит пастор Саймон Хаэмба, который ведет проповедь рядом с пастором Уолтером в Международном Центре Друзей: «Мы – шумные квакеры».

Чуть пройдя от главной церкви, попадаешь в отдельное неприметное здание, в котором не видно пестроты украшений. Внутри него сидят шесть человек, в полном молчании, со склоненными головами.

Размышления о квакерском возрождении

В настоящее время я нахожусь в Пикасе, Перу, на Всемирной пленарной встрече Всемирного консультативного комитета Друзей. Здесь присутствуют Друзья со всего мира и из каждой квакерской традиции – евангелической, либеральной, консервативной и традиции святости. Они молятся и наслаждаются общением друг с другом. Вид этих взаимоуважающих совместных действий среди Друзей был особо трогательным, и я бы солгал, если бы сказал, что я не был поражен. Я поражен, в замечательном, великолепном смысле слова, но и в том смысле, что до сих пор изнуряет меня и тяготит. Я вижу дары, которые может предложить каждая ветвь квакерства. Я встретил так много Друзей, которые действительно заботятся о благополучии всего Общества Друзей, и я чувствую некоторую надежду и полагаю, что в этом странном религиозном обществе, где я очутился, возможно обновление и возможно даже возрождение. Но часть меня чувствует значительную тяжесть задачи обновления.