Простое государство

Свидетельство простоты находится в основе убеждений Друзей. Мы стараемся жить без дополнительного усложнения личного быта, деловых и общественных отношений. Друзья стремятся к минимализму, веря, что только простая жизнь может быть прожита искренне. Почему же такое количество Друзей поддерживает постоянное расширение государства? Хотя большинство из нас выступает за ограничение американского вмешательства в зарубежные дела, Друзья не демонстрируют такого же интереса к ограничению государственной власти в своей собственной стране. Откуда такая непоследовательность? К тому же почему мы ищем простой жизни, но не желаем этого для остального общества?

Большинство Друзей убеждены в том, что государственный аппарат может выступить лучшим инструментом для построения общества в соответствии с квакерскими ценностями. Они не верят в возможность достижения равенства, мира, общности и служения без государства. Грустно признавать, но, кажется, большинство Друзей сомневаются в способности людей к добровольному принятию этих ценностей. Как мы можем проповедовать, что в каждом есть нечто от Бога, и одновременно демонстрировать низкий уровень доверия к окружающим? Почему мы убеждены в необходимости обратиться к силе государства для принуждения наших соседей? Неужели в нас так мала уверенность в способности людей убеждать друг друга, что мы не верим в преобразующую силу свидетельства, служения и Внутреннего Света, и нам приходится полагаться на угрозы применения государственного насилия для изменения мира? А если так, какой же мир мы с вами создадим, если он требует приложения насильственной властной структуры?

Сейчас с моей стороны это не защита анархии. Хотя в мире и существуют завораживающие теории о прелестях анархизма, я считаю существование государства неизбежным и что оно должно оставаться малым и ограниченным в росте. Мне сложно представить хотя бы пару других структур, настолько враждебных квакеру, чем агрессивное и чрезмерное государство. Любой закон, выходящий за пределы защиты естественных прав, чрезмерен, насильственен, побуждает отречься от личной и общественной ответственности. Я убежден, что Друзья должны выступать за «простое государство»: по форме, функциям, представленности в жизни, целям. Если государство будет существовать, оно должно служить исключительно защите неотчуждаемых прав своих граждан, тех, что дарованы Богом прямо с момента рождения, а именно право на жизнь, примат свободы и частной собственности. Такая форма государственности называется минархия, или «государство как ночной сторож».

Один из самых знаменитых критиков минархизма, немецкий социалист Фердинанд Лассаль, объявлял идею такого государства утопической – одинаково неработающей и невозможной. Именно Лассаль придумал термин «государство – ночной сторож» в качестве уничижительной характеристики минархизма, который он постоянно критиковал и высмеивал. Однако, как когда-то Друзья заполучили себе прозвище «квакеры», минархисты приняли концепцию «ночного сторожа». В книге «Либерализм» (1927) Людвиг фон Мизес, один из известнейших экономистов Австрийской экономической школы, говорил следующее:

Но трудно понять, почему государство «ночного сторожа» должно быть более нелепым или плохим, чем государство, которое заботится о приготовлении кислой капусты, производстве пуговиц для брюк или издательстве газет?

Он оказался прав. В центре минархизма лежит понятие свободы. Государство, выходящее за пределы защиты неотчуждаемых прав, по своей природе нарушает свободу своего народа. Вторым даром Бога, после жизни, следует свободная воля. Думаю, что свободная воля (как способность делать выбор) и свобода (отсутствие принуждения сделать выбор) – не совсем одно и тоже. Свобода в христианском понимании может также трактоваться как свобода от греха. В любом случае, почитание свободы выбирать равнозначно почитанию второго дара Господа. Бывают и исключения. При минархии государство будет обладать властью наказывать индивидов и группы, покушающиеся на жизнь, свободу и собственность других людей. Это будет единственной обязанностью государства, и я считаю её необходимой для защиты наших естественных прав.

Мы, друзья, должны верить людям, а не правительствам. Если мы по-настоящему верим, что в каждом есть что-то от Бога, мы должны верить в способность каждого человека быть вежливым, сострадать и любить. Доверять другому значит не прибегать к государственной власти для принуждения и запугивания ближнего своего в соответствии с нашим видением правды. Мы должны почитать дары Бога человечеству – жизни, свободы, собственности. Мы должны придерживаться простоты не только в отношении наших жизней, но и в наших политических действиях и при взаимодействии с институтами власти. В минархистском обществе Друзья смогут жить в соответствии с нашими ценностями более полно и честно. Государство же должно быть устроено подобно простому дому: с устойчивым фундаментом, непроницаемой крышей, четырьмя прочными стенами для защиты от тех, кто хотел бы нанести нам вред.

 

Эрик Палмьери

2016

Об авторе: Эрик Палмьери, либертарианец и квакер, выступает за свободу и не-агрессию. Палмьери изучает Австрийскую школу экономики по образовательной программе Института Мизеса. Его статьи публикуются на различных онлайн площадках. Живёт в Норт-Провиденс, штат Род-Айленд.

Источник

Поделиться: