Незнакомцы в вагоне

Однажды вечером, несколько лет назад, я ехал в вагоне скоростного трамвая Портленда, который шел к окраинам города. Сзади меня сидели два человека, и я стал невольным слушателем их разговора.

– Что это? Раскраски?
– Да, мне нравятся такие книжки. Опять их раскрашиваю.
– Мне тоже нравятся. Классные штуки.
– Больше всего мне нравится, что я могу давать их дочке. Мы долго не жили вместе, потому что я сидел на героине. Пару лет назад я завязал, и теперь снова вижу ее. Нам нравится вместе раскрашивать книжки.
– Круто… Я иногда принимаю героин, мне нравится. Но наверно это не самое лучшее в моей жизни.
– Хорошо, что тебя не совсем зацепило. Для 99 процентов людей это «Привет, я только что нашел новую и единственную любовь». Пожалуйста, больше не употребляй героин.
– Ты бездомный?
– Да. Я ночую в приюте на перекрестке 17-й улицы и Холгейт.
– Я тоже бездомный. Ночую в Милуоки.
– Я серьезно тебе говорю. Никогда больше не употребляй героин. Пожалуйста.
– Я редко это делаю. Только когда выпью и думаю: «Черт, почему бы и не вмазать?»
– Вот именно так люди и умирают. Алкоголь с героином вместе смертельны. Я несколько раз чуть не сдох.
– Да, со мной тоже было пару раз, но меня откачали.
– Не испытывай судьбу… И бывает что-то похуже смерти… У тебя есть братья или сестры?
– Да, есть брат, на три года младше меня.
– Ну, у меня тоже есть младшие братья. Они не хотят меня больше видеть, потому что я был наркоманом. Зачем им знаться с наркоманом? Иметь младших братьев, которые не хотят тебя видеть, это хуже смерти. Пожалуйста, больше не употребляй героин.
– Я подумаю.
– Ладно, мне нужно выходить на этой остановке, но пообещай мне, что больше не будешь так делать. Это станет лучшим решением в твоей жизни.

Уже после пересадки, когда мы подъезжали к моей станции, я при выходе из вагона оказался у дверей с тем вторым мужчиной. Он держал в руках магазинные пакеты, набитые пожитками. Мы слегка столкнулись, и я, не задумываясь, хлопнул его по плечу.

– Я просто хотел признаться, что случайно услышал ваш разговор в вагоне. Хочу сказать тебе, что ты действительно сделал хорошее дело. Я по-настоящему восхищаюсь тобой.
– Спасибо, земляк, – ответил он. Его глаза мигом наполнились слезами. – Можно тебя спросить?
– Конечно.
– Ты веришь в Бога?
– Ну… зависит от того, что ты имеешь в виду, но думаю… да.
– Ты мог бы помолиться за меня?
– Разумеется. Как бы ты хотел, чтоб я за тебя помолился?
– Тут все не просто. – Он замолк, у него потекли слезы. – У тебя есть минутка? Мы можем присесть здесь на скамейку?
– Конечно. Я не спешу.

Мы сели.

– Ну наверно… Мой отец. Он сейчас живет в Африке. Я не видел его много лет, и совсем недавно узнал, что у него рак, тяжелая стадия…
– Это конечно плохая новость…
– Да, так и есть, но… – Он остановился, поднял голову и услышал, как к платформе приближается состав, идущий в другом направлении. – Слушай, мне надо успеть на тот трамвай, потому что я должен был сойти на другой остановке… Я очень хочу, чтобы ты помолился за мою женщину и ее дочерей… моих дочерей… У них сейчас все плохо. Очень плохо. Ее зовут Мелисса…
– А тебя как зовут?
– Брайан.
– Брайан, я буду молиться за Мелиссу, и за твоих дочерей, и за твоего отца… и за тебя, Брайан. Я буду держать вас всех в своей душе и в Божьем свете.
– Спасибо, земляк. Для меня это очень важно.

Я похлопал Брайана по руке. Он зашел в вагон со своими сумками. Двери закрылись, и он исчез в ночи.

Все описанное произошло в тот период, когда я взял отпуск в семинарии, где учился на капеллана, чтобы вернуться к работе на полный рабочий день. Я не знал, когда вернусь к учебе в семинарии и вернусь ли вообще.

Когда его поезд тронулся, я снова сел на скамейку и попытался осмыслить произошедшее. Я всего лишь хотел подбодрить человека, но вместо этого мне предложили сыграть роль, к которой я чувствовал себя совершенно неподготовленным. Открыв дверь, я вынужден был пройти через нее и поверить в то, что могу быть тем, кто нужен в данной ситуации.

Когда я встал со скамейки, у меня возникло глубокое чувство, что произошло нечто священное, и что мне нужно вернуться в семинарию, чтобы продолжить углублять свои познания.

Теперь я воспринимаю эту историю как свой первый опыт капелланства. В нем мне полностью видны все признаки этого служения, которые теперь я уже знаю. Сострадательное присутствие рядом с нуждающимся. Активное слушание того, что у него на душе. Простые слова, признающие его боль и выражающие пожелание исцеления. Никакого представления о том, как пойдет дело дальше; просто ощущение того, что разговор служит высшей цели.

Для меня эта история изобилует вопросами о том, как Бог действует в этом мире. Что свело этих трех незнакомцев вместе в том вагоне? Какой дух побудил Брайана к такому глубокому служению во благо другого человека, особенно учитывая боль его собственной внутренней борьбы? Какой дух подтолкнул меня обратиться к Брайану, чтобы мы могли предложить друг другу то, в чем глубоко нуждаемся? Бог не представляется мне в виде верховного кукловода, но я верю, что Божье желание нашего исцеления настолько сильно, что иногда мы можем его услышать – если только прислушаемся.

Грег Морган (США)

2023 г.

Источник: блог elderchaplain.com