Когда вероучение вероучением не является

Размышления о выражении «то, что от Бога в каждом»

«То, что от Бога в каждом», – эту фразу Джорджа Фокса квакеры цитируют в те моменты, когда их спрашивают об их вере. А нас спрашивают. Многие из нас живут в той культуре, где религия приравнена к вере или убеждениям, и под верой понимается преданность или доверие, согласие с определенными идеями.

Однако квакерству не подходит такое определение религии. Квакерский пастор Филип Галли в предисловии к книге «Следуя квакерским путем» ставит перед собой вопрос: чем же является квакерство – образом жизни или религией?

Для некоторых квакерство представляет собой религию, способ постижения и связи с Богом обычно через жизнь и свидетельство Иисуса Христа. Но такая трактовка была бы не полной. Для друга-атеиста квакерство будет образом жизни, благодаря которому окружающий мир будет справедливым, заботливым и миролюбивым из-за его присутствия.

Вопрос религиозных убеждений возникает перед квакерами даже несмотря на нашу унаследованную подозрительность к теологическим «нотациям». Вспоминается замечательное выступление Бена Пинка Данделаена, где он дразнит Друзей на тему необходимости вероучения, даже самого незначительного, только постулирующего, обновленного и обновляемого на годовых собраниях. В его скетче Друзья начинают активно сопротивляться, пока кто-то фактически не перешел на крик: «Мы верим, что у нас нет вероучения!» (видеофрагмент выступления на Канадском годовом собрании 2013 года).

Убеждения напоминают те растения, которые при идеальных условиях цветут сами и вытесняют сорняк. Вы сразу понимаете, что вам предлагают, например, когда посещаете церковь определенной деноминации, в отличие от участия в службе путешествующего пастора. Выражение «Выпей Kool-Aid»* появилось как напоминание о рисках, связанных со следованием за самозванным лидером. Сформулированное вероучение позволяет обезопасить нашу веру.

* Выражение «Выпей Kool-Aid» связано с религиозной группой Храм народов Джима Джонса, участники которой совершили массовое самоубийство. По одной из версий, верующие принимали смертельный яд, размешанный в быстрорастворимом напитке Kool-Aid. [прим.перев.]

Они также делают ее проще: сложно следовать убеждениям, находящимся в изоляции. Как человек понимает Божественное, природу вселенной и смысл жизни, отличается от того, как человек видит стул, машину или другого человека. Когда речь идет о незримом, компания верующих поддерживает тебя. Скептицизм раскачивает лодку. Благодаря согласию внутри группы гораздо проще поддерживать в себе веру.

При этом сегодня многие Друзья не согласны даже с Джорджем Фоксом, что уж говорить об остальных. Льюис Бенсон детально разбирает работы Фокса в своей статье ″«То, что от Бога в каждом» – что имел в виду Джордж Фокс?″, изданной в журнале Квакерская Религиозная Мысль в 1970 году.

Квакерское собрание в XVIII веке. Вероучение

Квакерское собрание в XVIII веке

Бенсон отмечает отход от строгих христианских взглядов, свойственных работам Фокса, в сторону трудов Руфуса Джонса и литературы Американского комитета Друзей на службе обществу. В первую очередь это повлияло следующим образом:

Установление понятия «То, что от Бога в каждом» в качестве основного принципа повлияло на квакерскую жизнь в следующих сферах: свидетельство о мире, социальные свидетельства, значение членства, миссионерство.

Читая Бенсона вместе с последующими заметками Джорджа Амосса-младшего в его блоге «Постмодернистский квакер», мне все еще сложно определить то значение, которое Фокс вложил в это высказывание. Я думал, что под ним понимается совесть, но авторы говорят мне нет. Когда я начинаю размышлять над внутренним потенциалом внутри каждого человека, то чувствую приближение к разгадке, однако и этот ответ неверный.

Насколько я понял из объяснений Бенсона, мы говорим о способности каждого человека познать бога через Внутреннего Христа. Пробуждение этой способности видится как единственный путь для взаимодействия с Божественным, и ее можно пробудить, обучаясь на примере других людей. Иисус был таким уникальным примером для Фокса и его современников, и Фокс предписывал квакерам стремиться стать примером для других.

Описываемое Фоксом пробуждение несет в себе не только просветление, но и стимул для покаяния. Мир, в котором Фокс призывает Друзей мужественно пребывать, не является планетой, но тем поверженным пространством, о котором говорит Иисус своим ученикам, призывая их мужаться, ведь он победил мир. (Иоанн 16:33*)

* Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир. [прим.перев.]

В выражении «То, что от Бога в каждом» говорится не про внутреннюю природу или самоценность людей. Тут утверждалось то пророческое послание, которое Фокс проповедовал другим: наступят условия, при которых квакеры смогут стать примером «мужества», который вдохновит других на преображение – и преображение изложено так, чтобы христианские пуритане семнадцатого века смогли увидеть в нем знакомые черты.
Амосс не считает себя христианским теистом. Он не берется рекомендовать современным Друзьям буквально воспринимать слова Фокса, однако считает необходимым отнестись к ним серьезно и увидеть их продолжающуюся актуальность. Наше свидетельство правды предполагает, по его словам, при упоминании чьих-то слов также раскрывать контекст сказанного, а не «мужественно уклоняться от фактов».

В прошлом ноябре наше собрание обсуждало статьи Бенсона и Амосса, где мы пытались разобраться с их интерпретациями слов Фокса. Мы решили, что мы в той же мере квакеры, что и Фокс, хотя и смотрим на определенные вещи по-разному.

Временной разрыв между нами и Фоксом и Фоксом и Павлом, писавшим столетия спустя об Иисусе, который жил до Павла, казался сопоставимым.

И хотя любой из нас переживал «то, что в человеке от Бога», многие из нас в определенные моменты и после встреч с другими людьми задавались вопросом: «Правда? Если оно там, то где именно? И почему это так сложно разглядеть?». Никто не жаловался по поводу того, что убеждение в этом привело к переоценке людей или приданию им незаслуженной оптимистической оценки.

Я думаю, наша дискуссия затрагивала некие глубокие, скрытые корни нашей традиции, в которую встроено иконоборчество. Часто пуритане и реформистские движения надеются на то, что наконец-то «нашли это» и что процесс поисков можно спокойно завершать. Современное либеральное квакерство лишено подобных настроений. Уже с самого начала квакеры стали приглашать Друзей исследовать новые пути.

Если протестантская мысль остановилась после обнадеживающей идеи Лютера о том, что вера важнее дел, то оставалось только выбирать между различными вариантами христианского вероучения. Сейчас мы скорее всего и не помним, что Джордж Фокс так сильно беспокоился из-за богословских «нотаций» и призывал людей к «проповеди жизненным примером».

Квакерская практика предполагает, что религия не будет статичной. Неважно, посчитает ли отдельный человек это движение прогрессом или упадком, и неважно, сколько людей будут переживать насчет нерушимости религиозных убеждений, мысль всегда будет вырываться из оков.

Мы будем продолжать организовывать молитвенные собрания для вдохновения и участвовать в комитетах ясности для проверки наших водительств. Утверждение Иисуса о том, что не бывает пророка без чести кроме как в своем отечестве* приобретает для нас, квакеров, особое значение. Наша религия больше пророческая, чем теологическая, больше практическая, нежели теоретическая. Если мы понимаем квакерство как «свое отечество», то в доме всегда будет чувствоваться напряжение. Мы можем жаждать одних вероучений и приветствовать те, что произрастают внутри нас, в то же самое время пытаясь избавиться от других. И хотя наши процессы могут повлечь за собой жажду определенности, они объединяют нас, не предлагая надежду на обладание Истиной.

* Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своём и у сродников и в доме своем. (Евангелие от Марка 6:4 – Мк 6:4) [прим.перев.]

2020

Энн Бёрч

Источник

Поделиться: