Метка: страх

Смелость поверить в Божью любовь

смелость

В мире, полном жестокости и страданий, только смелый человек все еще может утверждать, что люди «созданы по образу и подобию» любящего Бога. Если в человеке есть признаки божественного, то божество, о котором идет речь, выходит ужасно жестоким. В 2015 году «Лос-Анджелес Таймс» сообщила о находке учеными «самого раннего свидетельства убийства в среде наших предков», подразумевая, что «межличностное насилие возможно встроено в человеческое поведение». Это свидетельство представляло собой ужасный череп гоминида, жившего намного раньше неандертальцев. На черепе был заметен след двух повторных ударов одним и тем же орудием, что вызвало предположение о «намеренном убийстве». Эти доисторические останки являются печальным намеком на то, что убийство Авеля Каином есть символ человеческого поведения. Войны и случаи геноцида двадцатого столетия убедительно доказали, что обладая всеми нашими технологиями и образованием, мы часто ведем себя не лучше, чем то испуганное человекообразное существо, которое насмерть забило своего врага. Как мрачно заметил Зигмунд Фрейд в своем эссе «Цивилизация и ее тяготы» (1929 г):

Люди не являются нежными существами, ожидающими, что их будут любить, и, как правило, защищающимися только когда на них нападают. Напротив, они являются существами, к чьим инстинктивным дарованиям относится способность мощного выброса агрессии. Как результат, их ближние – не только потенциальные помощники или же сексуальные партнеры. Они могут быть использованы для выплеска агрессии, как бесплатная рабочая сила, как объекты сексуального насилия. У них можно отнять собственность, им можно причинить боль, их можно унижать, пытать и убить. Homo homini lupus est.

Люди присутствия

люди присутствия

Однажды ночью в своей спальне, в одиночестве, я решил последовать за Иисусом. Мне было шестнадцать лет, и я решил покончить со своей религией. Но я не мог перестать думать об Иисусе.

Я вырос в «Церкви объединения», и Иисус был там лишь частицей грандиозного повествования. На самом деле, об Иисусе я знал лишь то, что он – в нашем сильно экуменическом пантеоне мудрецов и святых – был неудачником. Но было в Иисусе и что-то такое… Его милость. Его прощение. Его жертва. Что-то в Иисусе соответствовало моему состоянию. Он был абсурдным. И прекрасным.

Еще до той ночи Иисус пошатнул мою веру. В старших классах средней школы я в течение шести месяцев посещал местную организацию мормонов в надежде встретить Иисуса там. Но я так и не получил обещанного «горения в груди», поэтому я сдался.

Почему нам нужно иметь больше друзей среди мусульман

5 причин по которым мы на самом деле (не просто формально) должны дружить с представителями других религий.

Я помню то время, когда мусульмане меня пугали. Не уверен, что когда-либо произносил об этом вслух, однако по-крайней мере подсознательно ощущал это.

Но как мог развиться этот страх во мне, истинном, «признающем-библию-евангельском-христианине» (это ведь одно слово, верно?), кто мог бы наизусть рассказать две самые объемные заповеди – о любви к Господу и к ближним своим – еще прежде, чем смог вылезти из пеленок?

Что ж, ответить на этот вопрос несложно. Истории, которые нам рассказывают о мусульманах, чаще всего связаны с терроризмом, угнетением и насилием. И под впечатлением этого, честно говоря, намного комфортнее было оставаться в изоляции и неведении, нежели включаться в совместную работу в сфере образования или налаживать обмен опытом и развивать отношения.