Метка: миротворчество

Международные квакерские центры. История возникновения

квакерские международные центры

Сеть квакерских организаций, со временем превратившихся в квакерские международные центры, была изначально задумана британским квакером Карлом Хитом.

Хит стал квакером в 1916 году после того, как обнаружил «несколько серьезных ошибок мирного движения, из-за которого оно … разваливается на части при первых звуках военных маршей». В 1917 году Хит представил конференции в Скиптоне свое видение создания в европейских столицах сети квакерских «посольств» с работающими в них «послами» при общей их организации через квакерский «иностранный офис». По убеждению Хита из-за угрозы ужасов войны квакеры могли бы снискать особое уважение к своей пацифистской позиции. И это возлагало на них особую ответственность за то, чтобы вести активную деятельность во имя мира.

По замыслу Хита «послы» могли бы отправляться на двухлетнее служение за границу. Там их дома становились бы центрами социального служения и реформ, местом создания международных политических институтов миротворчества, образования для взрослых, детских лагерей, научных центров и конференций. «Послами» должны были бы служить учащиеся, уже закончившие школу, но еще на поступившие в университет.

Генри Ходжкин. Информация для Википедии

Генри Ходжкин (Henry Hodgkin), врач и британский миссионер-квакер. Годы жизни – с 1877 по 1933. За свои 55 лет был сооснователем университета West China Union University в Чэнду, а также одним из основателей и идейных вождей первого христианского пацифистского движения, Международного содружества примирения (IFOR). Основал квакерский учебный центр Пендл-Хилл (Pendle Hill) в Валлингтоне, штат Пенсильвания. …

Жизненная философия Генри Ходжкина была глубоко укоренена в его квакерских взглядах, из которых проистекала его твердая приверженность пацифизму и высокая социальная активность. С течением времени его взгляды менялись – от строгих убеждений английского миссионера-квакера до более «мультикультурного» подхода к жизни.

Движение возрождения: мирное свидетельство и современное квакерство

В 1927 году лидеры миротворческой секции Американского комитета служения Друзей размышляли над составлением списка принципов квакерской миротворческой деятельности. Они скоро отказались от этой идеи, сославшись на трудность создания «какого-либо единого заявления, которое было бы приемлемо для Общества Друзей». Эти лидеры знали о том «неудобном» факте, что большинство квакеров не придерживаются традиционного религиозного мирного свидетельства. Для пропаганды обновленного свидетельства, как и для достижения большего единства в Обществе Друзей, потребовались десятки лет последующей работы квакерских антивоенных активистов. Борьба вокруг мирного свидетельства стала решающей для квакеров XX столетия и вследствие самоотверженной деятельности ряда квакерских пацифистов оказала основополагающее влияние на современное американское движение за мир.

Вера освобождения: беседа о деколонизации

Введение от Люси Дункан, директора по квакерским связям Американского комитета Друзей на службе обществу (АКДСО):

Мы с раввином Брантом Розеном, директором северо-западного региона АКДСО, в августе 2015 года вместе участвовали в первой встрече Межконфессиональной сети по вопросам правосудия в Палестине. При этом было много разговоров о смещении точки внимания с белого населения и деколонизации веры, как направлении к освобождению. Деколонизация ломает и критикует идею того, что европейские способы мышления и способы бытия являются «лучшими» или «единственными», и активно способствует открытию пространства для мультикультурных практик, самовосприятия, способов мышления и бытия (особенно для коренных народов). Мы с Брантом продолжаем этот разговор, обсуждая в частности то, как деколонизация соответствует квакерской и иудейской верам. Текст ниже включает выдержки из нашей недавней беседы.

Горячая линия по правам военнослужащих

права военнослужащих

В ролике «Горячая линия по правам военнослужащих» консультанты из Квакерского Дома в Фейетвилле (США) рассказывают о своей разноплановой помощи американским солдатам и членам их семей.

Это короткое видео из проекта QuakerSpeak американского квакерского журнала Friends Journal («Журнал Друзей»), регулярных коротких видео на духовные и социальные темы. Фильм с русскими субтитрами. Они появятся, если в нижнем правом углу экрана ютьюба нажать на значок «субтитры» и выбрать русский язык.

Дай нам Варавву!

Дай нам Варавву!

Вчера днем я ехал в машине и переключился на волну местной христианской радиостанции, что делаю время от времени. Как правило, их программы варьируются от предварительно записанных проповедей до передач о воспитании детей, от советов о браке до программ о «текущих событиях». Они скорее отражают крайне негодующие точки зрения, свойственные консервативным радиостанциям разговорного формата (Либералы! Геи! Интеллектуалы!). Именно в тот день темой идущего шоу было ИГ (или ИГИЛ, или «Исламское государство», или ДАИШ, или как там мы называем их сейчас).

Гость программы, «эксперт по вопросам глобальный безопасности», о котором я никогда прежде не слышал, продвигал идею того, что США и Европе необходимо «следовать проторенной дорогой» и использовать ту же «хладнокровную» тактику жестокости, которую использует ИГ.

Стремление к миру как образ жизни квакеров

Стремление к миру как образ жизни квакеров

Мнение людей о квакерах связано зачастую не столько с верой, сколько с конкретными акциями и действиями. Действительно, за последний год я бывал на акциях протеста чаще, нежели на квакерских собраниях. Но несмотря на то, что данные акции имеют огромное значение для многих квакеров, суть квакерства кроется в гораздо более тонких моментах. И объяснить это гораздо сложнее (а сами объяснения кажутся неубедительными), чем рассказать о ключевых целях проводимых кампаний.

Это сложно объяснить потому, что сущность квакерства заключается не просто в какой-то догме или вероучении, но охватывает гораздо бо́льшие аспекты социальной жизни. Получаемая в результате совместного молчания глубина и близость сложны для объяснения тем, кто не знает, что это такое. Даже те слова, которые мы используем для описания этого опыта, мы употребляем с некоторой иронией.

Настоящая справедливость // Адам Кёрл

Если в каждом из нас есть богоданный потенциал, и мы признаем это, наше поведение по отношению к другим неизбежно подпадает под глубокое влияние. Как мы можем оскорблять их или обращаться с ними как с врагами? Разве не должны мы стараться излечивать отношения, давшие трещину из-за гнева, страха и непонимания, используя универсальную способность к миротворчеству, дарованную нам «от Бога»?

Для того чтобы делать это эффективно, мы должны разобраться в природе немирных отношений и признать, что существуют разные их типы в зависимости от баланса власти между протагонистами. Но некоторые методы уместны всегда: признание и реагирование на добро в других, установление и поддерживание отношений доверия, слушания, терпимости. Не существует волшебных трюков, несущих мир. Все зависит от любви и заботы, одушевленных опытом и пониманием.

Переосмысление войны и мира // Диана Френсис

Как биологический вид, мы находимся на распутье – в точке выбора. Пожалуй, никогда прежде мы не чувствовали себя столь незащищенными и столь сомневающимися. Похоже, мы застряли на «движущейся дорожке», вышедшей из-под контроля и несущей нас так быстро, что едва ли остается время думать, не говоря уже о том, чтобы найти способ остановить ленту конвейера, пока мы пытаемся собраться с мыслями и понять, что нужно сделать. Я считаю, нам нужно с нее соскочить, и как можно быстрее, – прежде чем эта дорожка ввергнет нас всех «в бездну».

Слово «пацифист» приобрело несколько старомодное звучание и ассоциируется у большинства людей с изжившим себя идеализмом. Более того, оно зачастую используется как пренебрежительный термин. И даже если некоторые считают пацифистов личностями достойными, заслуживающими уважения, пусть и не принимая их всерьез, другие видят в них лиц, потакающих собственным слабостям, нечестных, отказывающихся считаться с суровой реальностью мира, в котором мы живем. Поскольку они противостоят войне как системе, делается заключение, что они глубоко равнодушны к реальным обстоятельствам конкретных войн.

Одного контроля над продажей оружия недостаточно

В последние месяцы обострилась борьба насчет роли, которую должно играть оружие в жизни нашей страны. И этому есть причины. Бойня в Сан-Бернардино и серия массовых перестрелок, которые случились до этого, должны были стать тревожным звонком о том, что наши отношения с огнестрельным оружием являются нездоровыми.

Проблема оружия в Америке гораздо более серьезная, чем даже то, как ее хотят представить многие сторонники контроля над оружием. Непрекращающийся размах убийств частных лиц, которые стали столь часто случаться в нашей стране, является симптомом более глубокой патологии. Насилие, которое мы навлекаем на себя, являтся лишь бледной тенью того террора и кровопролития, развязанного нами за пределами границ нашей страны.

Кортлэнд Миллой был прав, когда написал в своей недавней статье в Вашинтон Пост: «Мы возможно скорбим, хотя иногда и очень кратко, о невинных жертвах массового расстрела, но у нас никогда не дрогнет ни единый мускул, если беспилотник США, скажем, накроет ракетами свадебную процессию в Йемене».