Метка: Крейг Барнетт

То, как мы живем

«Истинным верующим или истинным христианином человека делает … не суждение, не догадка, не мнения о том, что истинно, и не согласие с чем-то или подписание статей или предложений, а то, что никогда не звучит столь высокопарно. Это происходит благодаря приведению разума и практики в соответствие с волей Бога, во всей святости речи, согласно тому, что диктует Божественный принцип Света и Жизни в душе, и что отмечает человека, как истинное дитя Божье». (Уильям Пенн, 1692 г. Квакерская вера и практика, 26.78)

Как заявляет в этом отрывке Уильям Пенн, квакерский путь – это не набор убеждений, а то, как мы ведем себя в жизни. Следовать квакерским путем – не значит верить, что есть «что-то от Бога в каждом». Это значит осуществлять на практике разворот своего внимания к божественному Водительству внутри себя, и следовать этим путем – как лично, так и в наших сообществах.

Центр и границы (переосмысливая квакерство)

центр и границы

По понятным причинам большинство из нас опасается очерчивать границы определения, что же такое – быть квакером, так как при любых границах есть риск кого-то исключить. Тем не менее, отсутствие общего понимания в том, что же такое быть квакером, воспринимается как препятствие для общения и объединения на многих наших собраниях. Становится сложнее объяснить новичкам, для чего проводятся молитвенные собрания квакеров, и решить наши собственные практические разногласия, так как из-за нашего желания принять всех сложнее найти общую основу для идентичности квакера.

Некоторые Друзья попытались определить границы идентичности квакера, выявляя некоторые ключевые квакерские убеждения, такие как «в каждом есть что-то от Бога». Другие указывают на свидетельства, которые часто интерпретируют скорее как «общие ценности», а не то, что к чему ведет нас Дух. Для некоторых вообще не существует конкретного учения или содержания того, что же такое квакерский путь. Для этих Друзей квакерское собрание – это просто безопасное место для людей, где можно исследовать свои собственные ценности и отправляться в свои собственные духовные путешествия.

Я считаю, что более плодотворный способ взглянуть на то, что значит быть квакером, – сосредоточиться не на «границах», а на «центре» понятия «квакер».

Мистическая религия. Читая вторую главу «Веры и практики»

мистическая религия

Квакерство начиналось как мистическая религия. Самые ранние записи, такие как хорошо известное «Друзья, собирайтесь вместе и узнавайте друг друга в том, что вечно, что было до существования мира» от Джорджа Фокса (Квакерская вера и практика 2.35) подтверждают это, как и волнующее свидетельство Уильяма Леддры за день до своей мученической смерти:

Как течение океана наполняет каждый ручей и его рукав, а затем снова возвращается к собственному существованию и полноте, и оставляет привкус позади себя; так жизнь и достоинство Бога вливаются в каждое из сердец тех, кого он сделал участниками своей божественной природы; и когда это удаляется, хотя и не совсем, остается сладкий привкус; так что многие могут сказать, что они очищены словом, которое он говорил им. В таком чистом состоянии Вы можете увидеть, чем Вы являетесь в присутствии Бога, и чем Вы являетесь без него… Остановись, и прекрати свою собственную работу, и в должное время ты войдешь в покой, и твои глаза узрят его спасение, его свидетельства надежны и совершенно праведны. (КВП 2.19)

Образы Бога

образы Бога

Сегодня многим Друзьям трудно осознать, в чем же именно смысл квакерского богослужения, учитывая столь кардинальное разнообразие религиозных суждений в Британском годовом собрании.

Когда мы не делимся друг с другом своим духовным опытом и пониманием вопросов веры, различия легко игнорировать. Пока мы придерживаемся «поведенческого кредо» квакерского молитвенного собрания (т.е. пребывание в покое и высказывание, не предполагающее определенности), мы все кажемся делающими то же самое. Но так выходит только, если Друзья осторожны в своих устных служениях и избегают слов или тем, которые, как им кажется, могли бы вызвать сильную реакцию у других. Возможно, это одна из причин, почему устное служение во многих собраниях имеет тенденцию становиться отвлеченным. Мы полусознательно отходим от мнений, которые могут обнажить скрытые рифы разногласий, лежащие под гладкой поверхностью наших молитвенных собраний.

Квакеры и социальные медиа

Учитывая то, как много времени мы проводим в интернете, кажется странной та малая доля внимания, которая уделяется британскими Друзьями вопросу о том, как это наше времяпровождение влияет на квакерскую практику или в какой степени зависит от нее. Неудивительно, что упоминание об интернете вообще не встречается в руководстве «Квакерская вера и практика», которое вышло в 1994 году, незадолго до того, как интернет стал повсеместным явлением в Британии.

За прошедшие 20 лет такие онлайн-инструменты как электронная почта, блоги и социальные сети уже успели повлиять на квакерскую культуру и практику. Они также оказали более тонкое влияние на самосознание, индивидуальность, социальные отношения и духовные ощущения каждого из нас.

Наше свидетельство

Одной из наиболее важных и оригинальных идей квакеров было то, что наши поступки и являются нашим заявлением, нашим свидетельством. Мы не говорим, что мы в это веруем, и не требуем это по-особому ценить. Мы осуществляем наше заявление посредством всей своей жизни.

Наше свидетельство – это все наши действия, весь образ жизни, свидетельствующий о реальности нашего познания Бога. Если мы сталкиваемся с духовной реальностью и она меняет нас, мы начинаем жить по-другому. Это и есть наше свидетельство.

Конкретные воплощения квакерского свидетельства всегда были очень разнообразны и менялись с течением времени, в зависимости от различных ситуаций. Для первых квакеров наиболее важными аспектами их свидетельства были простая, правдивая речь и отказ от поддержки официальной церкви. Позже наше свидетельство развивалось во многих направлениях, включая неприятие войны, борьбу с рабством, поддержку беженцев и практику равных браков.

Крейг Барнетт: Мнимый теист

Недавно на собрании одного из квакерских комитетов нашу группу попросили разделиться на две части: на «теистов» и «не-теистов». Наряду с еще одним Другом, я почувствовал нежелание участвовать в этом упражнении по причине дискомфорта, связанного с использованием обоих этих понятий.

Мне кажется, что наша дискуссия о религиозном языке квакеров в последние годы пошла не совсем верным путем, став совершенно бессмысленной. Нам необязательно устраивать дебаты на тему различий между «теистами» и «не-теистами», если мы действительно хотим понимать ощущения друг друга, отмечая индивидуальные особенности, и молиться вместе.

Я убежден, что проводить такое различие, является в корне неверным шагом. Кажется, оно основано на предположении, что кто-либо, использующий слово «Бог» – это так называемый «теист», т.е. тот, кто имеет определенный набор теологических убеждений. Из этого же предположения вытекает, что тот, у кого таких убеждений нет, должен считаться «не-теистом».