Метка: история

Стивен Греллет

Стивен Греллет (1773–1855) родился в Лиможе, Франция. Его семья была богатой, а поэтому, когда в 1789 г. началась Французская революция, им пришлось бежать вместе со всеми, кто процветал при старом режиме. Его схватили и приговорили к смертной казни, но Стивен сумел убежать и добраться до Амстердама, а затем отправился в Вест-Индию. Он прибыл в Нью-Йорк в 1795 г.

Там он прочитал «Без креста нет венца» Уильяма Пенна – книгу, которая его глубоко тронула. Вскоре после этого Греллет встретился с квакерским миссионером Деборой Дарби, которая посетила Нью-Йорк, и разговор с ней также оказал на Стивена сильное воздействие. Он стал квакером в 1796 г. и поселился в Филадельфии, где зарабатывал на жизнь преподаванием французского языка.

Летом 1798 г. он был в Нью-Йорке, когда узнал, что эпидемия желтой лихорадки опустошает Филадельфию. Он вернулся и помогал больным и умирающим, пока сам не заболел. Когда Стивен выздоровел, он посвятил свою жизнь миссионерской работе.

Хроника квакерского работника в России. 1918 (часть 3) // Теодор Ригг

Осенью 1918 года многие российские семьи посылали какого-нибудь одного члена семейства, одев его попроще, в деревню, на поиски пропитания. Поезда были набиты такими людьми, причём результат такого рода поездок был совершенно непредсказуем. Какое-то количество пищи провезти с собой было можно. Но часто случалось, что добытое с большим трудом конфисковывалось на въезде в Москву. На железных дорогах царила сумятица. Толпы людей ежедневно въезжали в Москву и выезжали из города. Путешествовали в основном в товарных вагонах.

Зимой в вагонах устанавливали печки, дровами надо было запасаться на станциях. Поезда двигались очень медленно, задержки на станциях – длительные. Порой на преодоление пути длиной 300 миль уходило три или четыре дня. Во время такого путешествия на больших станциях удавалось раздобыть чая, но еду купить было сложнее. Обычно, отправляясь в путь, человек брал с собой какой-то запас хлеба, и это было основным блюдом во время путешествия. Спать в поездах было практически невозможно. На вокзалах люди, дожидаясь своего поезда, спали вповалку на полу. Передвижение по железной дороге зимой и поздней осенью становилось просто кошмаром, подобные испытания мог выдержать лишь человек с крепкой психикой и какими-то скрытыми внутренними резервами.

Томас Гарретт. Информация для Википедии

Томас Гарретт

Томас Гарретт (21 августа 1789 г. – 25 января 1871 г.) – американский аболиционист и один из лидеров «Подземной железной дороги», тайной системы для организации побегов негров-рабов и их переправки из рабовладельческих штатов юга США.

Ранние годы. Образование

Гарретт родился в фермерской семье квакеров. Фамильная усадьба под названием «Ферма Ривервью» располагалась в графстве Делавэр, штат Пенсильвания. Когда Томас был мальчиком, одна из свободных черных женщин-слуг семьи была похищена людьми, которые собирались продать ее в рабство на юге. Гарретты спасли ее, и этот инцидент убедил их в правильности аболиционистских взглядов. Томас и его братья впоследствии стали активными участниками движения за отмену рабства.

Хроника квакерского работника в России. 1918 // Теодор Ригг

В России мы оба трудились в составе группы работников Помощи в Бузулукском уезде Самарской губернии, который находится на расстоянии приблизительно 800 миль на юго-восток от Москвы. Наша поездка в Москву, дальнейшая работа с детьми в этом городе, –  всё это было следствием моей предыдущей поездки туда в июне 1918 года. Я ездил тем летом в Москву за большой суммой русских денег, которые получал за счёт продажи кредита в фунтах в Лондоне.

Я был тогда потрясён трудностями, с которыми приходилось сталкиваться москвичам. Не хватало еды, топлива, лекарств, одежды. Особенно страдали дети. Много ребят бродило по улицам в поисках еды и пристанища. Меня познакомили с членами Пироговского Общества, – одной из толстовских групп, – я узнал об их работе на ниве помощи детям. Общество открыло четыре колонии в Воронежской и Тамбовской губерниях для 500 воспитанников нескольких московских приютов. Теперь Общество находилось в затруднительном положении: нужно было поддерживать жизнедеятельность во всех этих колониях. Кроме того, надо было думать о доставке детей осенью назад, в Москву. Пироговское Общество попросило нашей помощи в деле поддержания нормальной жизни четырёх колоний надвигавшейся зимой.

Мэри Пенингтон и Исаак Пенингтон. Информация для Википедии

Мэри Пенингтон (1623–1682) была одним из первых членов Религиозного общества Друзей (квакеров). Она написала автобиографию «О квакерах, медицине и имуществе», которую обнаружили и опубликовали через 40 лет после ее смерти.

Исаак Пенингтон (1616–1679) был одним из первых членов Религиозного общества Друзей (квакеров) в Англии. Он писал о квакерском движении и был его влиятельным защитником и популяризатором.

Пенингтон стал влиятельным сторонником и защитником квакерского движения, написав много трудов на разные темы. Его работы получили признание за проникновенное и красноречивое выражение духовного опыта, а содержащиеся в его книге «Письма» духовные советы превратили ее в одну из наиболее часто читаемых квакерских книг. Полное собрание его работ Пенингтона было впервые опубликовано в 1681 году и продолжает переиздаваться до сих пор.

Хроника квакерского работника в России. 1916–1918 // Теодор Ригг

Прибыли в Москву вчера. Здесь уже лето, кругом – зелень. Москва – исключительно живописный город с обилием церквей, с многоцветными куполами, золочёными крестами. Всё радует глаз, – величественные стены кремля, бульвары, утопающие в зелени.

Мы находим местные власти весьма дружескими по отношению к нам, стремящимися показать нам всё, что делается для облегчения тяжкой доли беженцев, нашедших приют в этом городе. Мы были поражены размахом и размером работ на этой ниве. В пригороде Москвы, в одном из центров для беженцев размещено около 3200 человек. Люди разных национальностей; поляки, литовцы, русские. Всё сделано для них. Они живут в хороших условиях, обеспечены пищей и одеждой, есть школы, церкви обеих конфессий: католическая для поляков и православная для русских.

Но, как нам поведали, многие беженцы с запада проживают в Поволжье, где условия жизни для них, особенно в деревнях, далеки от идеальных.

Защита окружающей среды, квакерское свидетельство заботы о земле

Как и многие другие темы, квакерское понимание экологических проблем со временем развивалось и продолжает развиваться сегодня. Друзьям всегда была свойственна любовь к природе и чувство ответственности за нее, но предпринимаемые вследствие этого действия радикально менялись на протяжении многих лет, благодаря появлению новых научных знаний и расширению возможностей.

Ранние квакеры в семнадцатом и восемнадцатом веках, живя, по большей части,  на фермах или в небольших поселениях, прекрасно сознавали свою зависимость от местных природных ресурсов. Обязанность заботиться о «Божьем творении» и жить в гармонии с ним в собственной ситуации была для них очевидна. Но даже тогда некоторые Друзья смогли увидеть более масштабную картину.

Жизнеописание Маргарет Фелл

ее рождения, жизни, свидетельства и страданий за вечную истину в ее поколении
Переданное ей самой, как следует далее, а именно:

Я родилась в году 1614 в Марш-Грендж, приходе Далтон в Фернисе в Ланкашире, у хороших и честных родителей, имевших достойную репутацию в своей местности. Имя моего отца – Джон Эскью, он происходил из древнего рода, уважаемого и считавшегося благородным. Отец оставил после себя большое имение, которое принадлежало его семье и роду на протяжении нескольких поколений. Он был набожным человеком и благотворителем, принесшим много пользы своей стране через присущую ему скромность и терпение, он получил наилучшее воспитание  из возможного для людей его круга. Я росла и жила в родной семье со своим отцом до того как мне исполнилось семнадцать лет, и тогда меня выдали замуж за Томаса Фелла из Свортмора, который служил адвокатом Грейс-Инн, а впоследствии стал судьей Кворума в своей местности, членом Парламента – нескольких парламентов, вице-канцлером округа Палатин Ланкастера; канцлером герцогского суда в Вестминстере и одним из судей, проводивших заседания суда Вест-Честера и Северного Уэльса.

Свидетельство Маргарет Фокс о ее покойном муже Джордже Фоксе, 1690 г.

Дневник или историческое повествование о жизни, путешествиях, страданиях, христианском опыте и трудах любви в деле служения Джорджа Фокса – старинного, выдающегося и верного слуги Иисуса Христа, который ушел из этой жизни в великий мир с Господом 13 числа 11 месяца 1690 года.

Свидетельство Маргарет Фокс о ее покойном муже ДЖОРДЖЕ ФОКСЕ, вместе с кратким повествованием о некоторых из его путешествий, страданий и трудностей, пережитых во имя Истины

Угодно было Всемогущему Богу забрать из этого злого, беспокойного мира моего дорогого мужа, который был здесь не просто человеком; а избранным из мира, проводившим жизнь свою и существование в других сферах и свидетельствующим против мира, чьи дела злы, за что мир его ненавидел. Итак, я теперь предоставляю повествование и свидетельство о моем дорогом муже, которого Господь забрал в свое благословенное Царство и Славу. На меня возложено Господом и предоставлено мне рассказать и оставить описание того, как Господь с самого начала поступал с нами.

«Л» для «Джосайя Лэнгдейл». Из блога «Квакерский алфавит»

Джосайя Лэнгдейл родился в 1673 году в Нэффертоне в Йоркшире, его крестили в англиканской церкви в августе того же года. В 1681 году его отец умер, и Джосайе, который был старшим, а возможно и единственным сыном, пришлось оставить учебу в школе, чтобы обеспечивать свою семью.

Он стал работать на ферме, ухаживал за скотом и учился пахать, и труд этот явно пришелся ему по душе. Джосайя гордился своими навыками и обнаружил, что работа в уединении благоприятна для духовных размышлений. Обычно это были размышления о состоянии его собственной души. В духовной автобиографии, которую Джосайя написал позднее в своей жизни, он признавался в проступках и описывал искушения, среди которых было волнение, вызываемое в нем яростной игрой в футбол, а также удовольствие от танцев. Он стремился стать лучше, но находил, что внешние церемонии, такие как проводимые епископом конфирмация и причастие, не оказывали того немедленного, почти волшебного, преобразующего действия, на которое он надеялся.