Рубрика: Панорама

Предания и ценности

предания

Либеральные квакеры гордятся тем, что они универсалисты. В своем лучшем проявлении универсализм означает признание ценности многих различных религий и культур – то, что ни одна традиция не имеет монополии на обладание духовной истиной или понимание духовной сути. Это, безусловно, огромное улучшение по сравнению с претензией на собственную «исключительность» и утверждением, что существует только одна «истинная религия», а все другие церкви, секты, религии или культуры ошибаются. Подобного рода суждения, так сильно способствовавшие дискредитации христианства и религии в целом, были широко распространены в большинстве христианских церквей до 1960-х годов и по-прежнему являются характерной чертой фундаменталистских сект.

Форма, которую универсализм обычно принимает среди квакеров, – превознесение универсальных ценностей над отдельными религиозными преданиями. Согласно этому подходу, то, что истинно или ценно в разных религиозных традициях, не является культурной спецификой их преданий, мифов, образов и персонажей, которые ограничены конкретными временными и географическими рамками и могут противоречить друг другу. Напротив, только общие для всех, универсальные ценности выражают то, что действительно имеет значение. По-видимому, эта идея, отражается, например, во мнении Карен Армстронг о том, что сострадание – единственная фундаментальная ценность, лежащая в основе всех религий.

Кажущиеся противоречия. Атеист признается, что ему нужна религия

Я атеист и квакер. Имеет ли значение такая особенность моей веры, когда я признаю, что религия – это то, что мне нужно?

Когда я был ребенком, я много читал, читал запоем. Когда мне было 13 лет, наша семья путешествовала по Америке, но я почти не замечал окружающие пейзажи, – мои глаза были прикованы к толстенному тому с классическими научно-фантастическими рассказами. Насколько я помню, это раздражало моих родителей.

Волшебные истории трогали меня до слез. Я отчетливо помню, что в возрасте восьми лет был удивлен тому, как меня сильно впечатлила вторая глава книги Астрид Линдгрен «Братья Львиное Сердце» (1973 г.). Рассказчик умирает и отправляется в мир саг. Когда он туда попадает, то обнаруживает, что все, о чем он мечтал – быть сильным, здоровым и красивым, как его старший брат – уже произошло, и что его любимый брат тоже там. Это только начало моей истории. Помню, как я подошел к концу «Летних птиц» Пенелопы Фармер (1962 г.) и горько заплакал, когда дети, летавшие летом над Англией, под воздействием силы притяжения возвращаются в школу, в то время как их одинокий одноклассник вместе с удивительным мальчиком-птицей улетают парить над океаном.

Иммигрантка получила убежище в квакерском Доме собраний

убежище

Город Альбукерке (штат Нью-Мексико). – Женщина из Гондураса, проживающая в США и не имеющая полной иммиграционной документации, нашла убежище в местной церкви, чтобы избежать депортации в процессе подготовки всех необходимых иммиграционных документов.

Эта женщина, которая живет в США уже около 25 лет и состоит в браке с американским гражданином, является одним из тех порядка дюжины примеров, когда отдельные люди и семьи в стране укрываются в церквях, чтобы избежать немедленной депортации.

В США существует практика, согласно которой иммиграционные и таможенные служащие не проводят рейды в церквях-убежищах; такое наименование получили церкви, синагоги и храмы других конгрегаций, которые предоставляют кров и другую поддержку тому, кому грозит депортация.

Почему я отказываюсь служить в армии

Недавно я посмотрел кинофильм Хаксоу Риджа о Десмонде Доссе, первом американском отказнике от военной службы, получившем Почетную медаль Конгресса. Невзирая на собственные религиозные убеждения о том, что убийство – грех, и вопреки жестоким преследованиям за отказ от ношения огнестрельного оружия, Досс проявил храбрость, которой коллеги-сослуживцы от него никак не ожидали. Он в одиночку спас от верной смерти 36 раненых, оказавшихся отрезанными на тихоокеанском острове, без медицинской помощи и снабжения. В кинофильме Досс вновь и вновь переживает тот момент, когда он чуть не убил своего отца-алкоголика, защищая мать от домашнего насилия. Досс впоследствии дал клятву Богу, что больше никогда не притронется к оружию. Как и у Досса, мои убеждения об отказе от военной службы коренятся в связанном с насилием травмирующем личном опыте, но они также сформированы моей верой в Иисуса, в частности – моими представлениями о том, как жить по его заповедям… и в особенности – радикальными заповедями любви к врагам и молитвы за притесняющих меня, – в служении Иисусу.

Как и многие мальчишки, я предавался героическим фантазиям. Следует признать, что будучи верным пацифистом, я много знаю о войне и вооружении. Мне приходилось драться на заднем дворе. У меня стратегический склад ума, который пригодился бы в военном деле, и я подвержен посттравматическому стрессовому расстройству вследствие перенесенного в детстве насилия. Признавая свою естественную склонность к насилию, я также осознаю искреннюю борьбу с этим искушением, происходящую в моем сердце.

Движение возрождения: мирное свидетельство и современное квакерство

В 1927 году лидеры миротворческой секции Американского комитета служения Друзей размышляли над составлением списка принципов квакерской миротворческой деятельности. Они скоро отказались от этой идеи, сославшись на трудность создания «какого-либо единого заявления, которое было бы приемлемо для Общества Друзей». Эти лидеры знали о том «неудобном» факте, что большинство квакеров не придерживаются традиционного религиозного мирного свидетельства. Для пропаганды обновленного свидетельства, как и для достижения большего единства в Обществе Друзей, потребовались десятки лет последующей работы квакерских антивоенных активистов. Борьба вокруг мирного свидетельства стала решающей для квакеров XX столетия и вследствие самоотверженной деятельности ряда квакерских пацифистов оказала основополагающее влияние на современное американское движение за мир.

Как отличить пылкую религиозность от психического расстройства?

Пожалуйста, не считайте изложенное ниже оскорблением верующих, однако оба упоминаемых состояния рассудка могут иметь множество схожих признаков.

В прошлом, 2015 году, интернет облетела новость о том, что Американская психологическая ассоциация (АПА) решила классифицировать сильные религиозные убеждения как вид психического расстройства. Судя по оригинальной статье, в результате пятилетнего исследования ученые из АПА пришли к выводу о том, что излишняя набожность может быть помехой для «способности принимать сознательные решения в различных жизненных ситуациях». В качестве примера приводился отказ членов религиозного общества Свидетелей Иеговы использовать процедуру переливания крови даже для сохранения собственной жизни.

Эта новость, конечно, оказалась «уткой». Но на неё до сих пор ссылаются некоторые СМИ, вызывая возмущение своих читателей. Сайты так называемых разрушителей мифов высказали мнение, что эта новость была скорее сатирой. Многие восприняли её как забавную шутку. Однако на меня, как врача, специалиста в области психического здоровья, эта сатира произвела особое впечатление. Я, как и мои коллеги, часто встречаюсь с пациентами, подверженными галлюцинациям, из-за которых им кажется, что они разговаривают с Богом. И иногда очень сложно бывает отличить проявление религиозной веры от психического заболевания. Частично это происходит из-за того, что психические заболевания часто классифицируются по субъективным признакам. Мы не сможем диагностировать множество ментальных заболеваний, даже использовав процедуру сканирования мозга и сделав анализ крови. Наши выводы зачастую основываются на том, какое поведение демонстрирует человек.

Размышления об Океане Света

Размышления об Океане Света

По дороге на собрание я увидела бегущие по небу темно-серые тучи в обрамлении золотого цвета, и это вызвало у меня мысли о Свете внутри и Свете снаружи, о действии Океана Света.

Альбом моих акварелей носит называние «Пусть твой Свет поет». Легко бывает потерять прозрачность цвета, утратить качество сияющего сквозь него Света. Даже мои акварельные рисунки завершаются мутной цветовой палитрой.

Допускаю ли я замутнение палитры своей жизни? Или я добавляю сияние в ее цвета? Очищаю ли и делаю ли я их прозрачными? Мне нужно постоянно осознавать Внутренний Свет, чтобы он сиял сквозь все, что я делаю – бесконечная, радостная и вдохновляющая задача.

Почему американские квакеры отказывались от участия в выборах

участие в выборах

В 1762 году Филадельфийское годовое собрание записало решение, содержавшее следующую формулировку: «Поскольку свобода совести … необходима для благополучия религиозных сообществ, мы … настоятельно советуем всем нашим сторонникам отказываться занимать в гражданском правительстве какие-либо несоответствующие нашим религиозным принципам должности или позиции». Далее собрание утвердило, что «Друзьям не следует и не разумно им активно выбирать или содействовать выборам, или же вовлекаться в их организацию». Другими словами, не участвуйте в выборах, не помогайте кандидатам и не голосуйте.

Другие североамериканские годовые собрания последовали этому примеру. В некоторых книгах дисциплины к общим запретам был добавлен список должностей, начиная с государственных и федеральных и до местных. Если Друг работал на правительство, с ним «проводили беседу», а если он отказывался уволиться, тогда его исключали из Общества Друзей. Запрет участия в выборах был явным; Друзьям нельзя было голосовать или поддерживать какого-либо кандидата, независимо от того, был ли этот кандидат квакером.

Люди присутствия

люди присутствия

Однажды ночью в своей спальне, в одиночестве, я решил последовать за Иисусом. Мне было шестнадцать лет, и я решил покончить со своей религией. Но я не мог перестать думать об Иисусе.

Я вырос в «Церкви объединения», и Иисус был там лишь частицей грандиозного повествования. На самом деле, об Иисусе я знал лишь то, что он – в нашем сильно экуменическом пантеоне мудрецов и святых – был неудачником. Но было в Иисусе и что-то такое… Его милость. Его прощение. Его жертва. Что-то в Иисусе соответствовало моему состоянию. Он был абсурдным. И прекрасным.

Еще до той ночи Иисус пошатнул мою веру. В старших классах средней школы я в течение шести месяцев посещал местную организацию мормонов в надежде встретить Иисуса там. Но я так и не получил обещанного «горения в груди», поэтому я сдался.

Почему я отдаю

Мне было 10 лет, когда я заработал свой первый доллар тем, что подстриг газон. Моя мать была горда мной и осторожно предложила мне подумать о том, чтобы пожертвовать десятую часть своего заработка церкви. Сколько я себя помню, мои родители всегда помогали церкви, кладя часть своих денег на специальную тарелочку, которую в церкви в определенное время пускали среди прихожан. Родители регулярно давали нам, детям, монетки, чтобы мы положили их сами, но после стрижки газона это был первый случай, когда я смог пожертвовать свой собственный заработок. Я сразу же решил, что предложение матери является верным шагом. Я был горд и доволен, когда во время сбора пожертвований смог передать свои честно заработанные десять центов.

Мои родители, имея четырех детей, которых нужно было кормить и одевать, никогда не считались богатыми людьми. Выросшие во времена «великой депрессии», они хорошо знали цену каждому доллару и были очень бережливыми. Нас они тоже учили экономно и с умом распоряжаться своими деньгами, оставляя при этом десятую часть доходов для церкви.