Рубрика: Библиотека

Прогулки с Вольфом. Жизнь в заповедных местах Коста-Рики

община квакеров

В 1950 году несколько семей американских пацифистов-квакеров, несогласных с введением закона об обязательной воинской повинности, уезжают жить в Коста-Рику. Их община поселяется в глуши тропических лесов. Шаг за шагом они налаживают быт: создают фермы, строят дороги, школу, электростанцию, завод. Постепенно осознавая необходимость защиты уникальной природы этого благословенного края, они создают заповедник, который привлекает биологов со всего мира и становится жемчужиной экологического туризма.

В 1990 году канадская журналистка Кей Чорнук знакомится в Коста-Рике с Вольфом Гиндоном, который принадлежал к этой общине переселенцев. Подробные рассказы Вольфа об удивительной истории возникновения и развития местной общины, о причинах и этапах создания заповедника в переплетении с историей его семьи и друзей легли в основу этой книги.

Размышления о долгом браке // Роджер и Сюзан Сотелл

брак

Наряду со всей их внешней и видимой работой во имя справедливости и мира, когда-то квакеров узнавали на публике по особой одежде приглушенного цвета и их отличительному образу жизни, который проявлялся и дома, и на работе. В настоящее время, в 2006 году, по-прежнему значимо общественное свидетельство Друзей, но содержимое их гардеробов, кладовых и ванных комнат едва ли отличается от того, что привычно для светского большинства. И содержимое наших собственных полок такое же, но, тем не менее, оглядываясь на свои почти пятьдесят лет брака, мы с некоторым удивлением понимаем, что наш образ жизни был другим, нежели у большинства окружавших нас людей, и что полученный нами опыт может пригодиться и для XXI века. Более того, ситуация «смешанного брака» между квакером и не-квакером заставляет нас думать, что некоторые идеи Религиозного общества Друзей сегодня могут быть полезны организациям далеко за пределами Домов собраний. Например, разработанный Друзьями метод принятия решений особенно хорош для такого рода межконфессиональных общин совместного проживания, как та, в которой мы провели почти половину своей жизни в браке. Также можно вспомнить, что большинство «сообществ и домовладений», включая то, которое мы опишем позже, заботятся скорее о простоте, чем о сложности, и склонны к бережливости, а не к расточительности и тратам, характерным для богатого сословия, к которому мы принадлежим.

Мы оба стали активными христианами в студенческие годы, до того, как встретили друг друга: Сюзан — через Общину Айона, а Роджер — через евангелическую студенческую миссию. В течение всей нашей совместной жизни мы пытались понять на практике, что значит хранить веру через два тысячелетия после Иисуса. Ни один из нас не чувствовал потребности быть религиозным служителем, и мы не ощущали призвания к монашеству, которое и не создано для семейных пар, хотя мы получили большую пользу от монастырского общения в нескольких различных уголках мира. Тем не менее, в поисках водительства через чтение Библии, особенно о временах служения Иисуса и небольших групп его последователей в течение тех 60 лет, когда были написаны Евангелия, мы ощущали непреодолимую тягу к межкультурным группам.

Друзья за 300 лет // Говард Бринтон

В главах этой книги описывается история квакеров и производится попытка дать оценку их принципам и делам, по мере их развития в течение трех столетий. Автор стремится донести сущность религии Общества Друзей через последовательное описание этапов его развития. Вторичной целью является рассмотрение значимости в прошлом, настоящем и будущем того типа религии, к которому принадлежит квакерство.

Квакерство в этой работе определяется как тип веры и поведения, которые выработались в Обществе Друзей в первые полторы сотни лет его истории. Оно представляет собой форму группового мистицизма, которая продолжает существовать дольше, чем нечто подобное в историческое время. За три столетия оно показало как сильные, так и слабые стороны религии этого типа. Основным фактом такой религии является объединяющая сила божественного Духа, которая сплачивает группу в единое целое. В этом и заключается главная тема данной книги. Примеры, взятые из записей одного этого религиозного движения, служат для иллюстрирования того, что религия обладает важной социальной функцией создания общественных организмов.

Норвежский дневник, 1940-1945 // Миртл Райт

Особенность оккупации Норвегии в том, что период вооруженного захвата длился два месяца, борьба же против попыток навязывания народу норвежской национал-социалистской формы правления продолжалась в стране пять лет.

У нас не было оружия, но оно и не было нужно. Тогда под угрозой оказалась вся политическая и культурная структура норвежского общества – демократия, деловая жизнь, вся система образования, церковь, профсоюзы, свобода слова, печати и мнений и, не в последнюю очередь, в результате расовой нетерпимости – жизнь людей еврейского происхождения. Борьба проистекала из-за необходимости, если не из-за убежденности – ненасильственная борьба против идей и ценностей, которые были абсолютно неприемлемы. Норвежцы не были пацифистами, но в эти годы возникло «поле боя», на котором пацифисты смогли оказаться на линии фронта рядом с большинством своих сограждан, нанося и получая идеологические удары, используя свой разум для разработки тактических планов, как по защите, так и по нападению.

Некоторые способы норвежского ненасильственного сопротивления в свое время привлекли значительное внимание, и, в частности, учительская сага широко известна за пределами Норвегии. Но и другие группы были равно успешны в отражении атак нацистской идеологии, пользующейся поддержкой со стороны полиции и военных. За всем этим лежали каждодневные решения и поступки отдельных людей, часто спонтанные и не обдуманные заранее – поступки бесчисленного количества мужчин и женщин, действовавших по своей собственной инициативе. Их реакция, изобретательность и мужество – вот на чем базировалась оппозиционная деятельность, и от чего приходили в уныние равно немецкие и норвежские нацисты. Во многом судьба Норвегии была определена единством мировоззрения в сочетании с индивидуальными особенностями действий, характерными для представителей этого народа.

Чтение Библии с Артуром Робертсом

В свои 92 года Артур Робертс уже больше не прогуливается по своему любимому кампусу Университета Джорджа Фокса. И, тем не менее, оставленный им след все еще здесь заметен.

Разбросанные по всей университетской территории предметы творчества, сделанные его руками, свидетельствуют о любви к созиданию и преданности школе, которую почти 60 лет он считал своим домом. Две вырезанные им скамьи из древесины грецкого ореха служат местом для отдыха в тихом уголке Спортивного центра Уилера. Два образца его фигурной резьбы – часы и скамья – украшают Учебное здание Гувера. Его книги занимают целые шкафы в офисах и лабораториях. И ближе к концу этого года Университет переименует Учебный комплекс Вилла в «Учебный центр Артура и Ферн Робертс» в честь Артура и его жены.

Наиболее значительным был его вклад в присвоение имени. Именно Робертс – студент семинарии в городе Канзас в 1949 году – обратился к Правлению Тихоокеанского колледжа с письмом, в котором предлагал принять имя Джорджа Фокса, вместо названия «Френдзвуд». Ведь, как писал он: «Френдзвуд – это город в Техасе. Нет никакого смысла называть так колледж. Мне представлялось, что имя должно быть связано с квакерской традицией».

Свидетельство Маргарет Фокс о ее покойном муже Джордже Фоксе, 1690 г.

Дневник или историческое повествование о жизни, путешествиях, страданиях, христианском опыте и трудах любви в деле служения Джорджа Фокса – старинного, выдающегося и верного слуги Иисуса Христа, который ушел из этой жизни в великий мир с Господом 13 числа 11 месяца 1690 года.

Свидетельство Маргарет Фокс о ее покойном муже ДЖОРДЖЕ ФОКСЕ, вместе с кратким повествованием о некоторых из его путешествий, страданий и трудностей, пережитых во имя Истины

Угодно было Всемогущему Богу забрать из этого злого, беспокойного мира моего дорогого мужа, который был здесь не просто человеком; а избранным из мира, проводившим жизнь свою и существование в других сферах и свидетельствующим против мира, чьи дела злы, за что мир его ненавидел. Итак, я теперь предоставляю повествование и свидетельство о моем дорогом муже, которого Господь забрал в свое благословенное Царство и Славу. На меня возложено Господом и предоставлено мне рассказать и оставить описание того, как Господь с самого начала поступал с нами.

Заметки с выставки // Патрик Гейл

Патрик Гейл

После прочтения книги «Заметки с выставки» у меня осталось благоприятное впечатление. Книга читается достаточно легко, ее текст написан с использованием большого количества метафор, образов, неожиданных сравнений. Язык произведения позволяет увидеть происходящее с героями глазами художника и представить акт творчества, посмотреть на жизнь с этого ракурса. Перевод книги мне показался также достаточно удачным, однако некоторые диалоги написаны несколько запутано, и сложно проследить, кому принадлежит та или иная фраза.

Сюжет «Заметок с выставки» составлен вопреки вектору времени, каждая новая глава на первый взгляд не связана с предыдущей и описывает какой-то период из жизни семьи Рейчел Келли. Этот прием погружает читателя в общую атмосферу спутанности и потери границ, ориентиров в реальности, свойственную людям с психической патологией. Вместе с этим общее впечатление после книги напоминает сложившийся узор в калейдоскопе, когда, на первый взгляд несвязанные частицы, складываются в упорядоченную картинку, в данном случае – картину жизни семьи, с матерью, страдающей биполярным расстройством. Эта история, как и истории многих семей, является слепком с реальной жизни с ее многообразием, парадоксами, болью, печалями и неожиданными мгновениями полного счастья.

«Квакеры (Друзья)». Перевод англоязычной статьи из Википедии

Друзья / Википедия

Квакеры (или Друзья) – представители изначально христианского движения, объединяющего ряд независимых религиозных организаций, называемых также Религиозное общество Друзей. Квакеров различных направлений связывает между собой вера в то, что «в каждом человеке есть нечто от Бога» и что каждый человек может опытным путем открыть эту истину. Поэтому Друзья провозглашают священство всех верующих, что перекликается с некоторыми утверждениями из Первого послания апостола Петра.

В Религиозном обществе Друзей представлены различные версии христианства: евангелическая, либеральная, консервативная и сложившаяся в рамках Движения святости. В той или иной степени всем течениям, образующим Религиозное общество Друзей, или Церковь Друзей, свойственно избегать создавать формальное вероучение и выстраивать иерархические структуры.

Не властью большинства // Майкл Ширан

Не властью большинства. Майкл Ширан

Представленная книга посвящена одной из самых характерных особенностей квакерского движения – порядку принятия коллективных решений. Как известно, в традиции Друзей есть два вида собраний: «молитвенное» и «деловое». И если первое по самой своей сути является неким возвышенным религиозным актом, то второе, в представлениях некоторых наблюдателей, сводится к примитивно-практическому решению некоторых бытовых проблем. Своей книгой автор (М. Ширан – священник-иезуит, кстати!) пытается доказать ошибочность подобного мнения.

Переходя сразу к выводам его исследования, сформулирую их: деловое собрание квакеров вовсе не является «технической», «побочной» деятельностью, дополняющей «основную» – «молитвенную». Такие встречи членов Общества представляют собой все тот же совместный поиск голоса Бога, что и молитвенное собрание – но только применительно к необходимости решения конкретных вопросов повседневной жизни.

Лишение признания – как мы его понимаем

Бетси Росс

Друзья искали способы быть теми людьми, чья жизнь, как и слова, свидетельствовали бы о силе Христа учить и вести свой народ. Те, чья жизнь говорила о чем-то другом, вставали на пути к этой цели. Они снабжали компрометирующим материалом тех врагов Друзей, которые утверждали, что опора на внутренний Свет приведет к анархии и распущенности. Если лицо, нарушающее порядки, нельзя было убедить исправиться, то Друзьям приходилось делать запись о непризнании этого человека членом своей общины.

Таким образом, непризнание – это заявление. Оно тесно связано с концепцией свидетельства, которая проходит через всю историю квакеров. Люди, которые заявляли о неприемлемости войны и военных действий, в случае необходимости должны были быть готовы заявить, что определенное лицо, проявившее насилие, не является Другом. «Свидетельствовать против», «отказываться», «объявлять о несогласии с кем-то» – все эти выражения использовались в литературе Друзей как синонимы слову «не признавать».