Друзья за 300 лет // Говард Бринтон

Скачать книгу: [.doc]  [.pdf]  [.epub]  [.mobi]


Говард Бринтон, автор книги "Друзья за 300 лет" (квакерский мистицизм)

Говард Бринтон. Рисунок карандашом

В главах этой книги описывается история квакеров и производится попытка дать оценку их принципам и делам, по мере их развития в течение трех столетий. Автор стремится донести сущность религии Общества Друзей через последовательное описание этапов его развития. Вторичной целью является рассмотрение значимости в прошлом, настоящем и будущем того типа религии, к которому принадлежит квакерство.

Квакерство в этой работе определяется как тип веры и поведения, которые выработались в Обществе Друзей в первые полторы сотни лет его истории. Этот тип, подверженный культурным изменениям, по-прежнему во многом сохраняется и переживает сегодня второе рождение. Теорию и практику Общества Друзей и в более поздние периоды его истории вполне корректно будет называть квакерством, поскольку его основная цель остается той же.

Сохранение первоначальной цели не равно консервации той видимой формы, в которой эта цель была впервые выражена. Как в наши дни семейная жизнь выглядит отличной от семейной жизни в XVII веке, так и квакерство представлено в другом обличии. Возродить внешние стороны раннего квакерства было бы невозможно и нецелесообразно. Но возродить то, что было сутью первоначального пробуждения, первоначального свидетельствования, значило бы удовлетворить давнишнюю потребность человечества, которая все еще остается насущной, важной и актуальной.

Иногда высказывается мнение, что живое квакерство после XVII века прекратило свое существование. Современные квакерские историки утверждают, что в XVIII веке за первоначальным взрывом последовал спад с уклоном в веру другого типа, которую, как правило, называют квиетизмом, и что, после периода квиетизма, в XIX веке произошло возрождение. В этой книге представлена иная картина развития. Второй период изображается как этап, на котором не было продемонстрировано никаких изменений в намерениях. Вера Общества Друзей осталась такой же, как она была изложена ее основателями. Единственное изменение было в форме выражения исходного послания; такая форма определялась тем, что это был период консервации и консолидации. В XIX веке произошли изменения не только в форме, но и в фактических намерениях. То, что в итоге возникло в некоторых крупных ветвях квакерства, было не возрождением первоначальной веры, а движением, сильно окрашенным другим типом религии, с другими методами и основой. Сегодняшнее возросшее понимание квакерских идей и истории ведет к тому, что многие Друзья возвращаются к первоначальным значениям этих идей. Так как ранние цели сохраняются или восстанавливаются, то и движение вполне можно назвать квакерским, хотя намерения, возможно, реализованы в недостаточно полной мере.

Хотя слово «квакер» старое, слово «квакерство» стало употребляться только недавно. Ранние квакеры называли свою доктрину Истиной. Квакером был человек, который «исповедует Истину». Эта книга представляет собой попытку изложить, насколько до сих пор живо исходное квакерство, насколько оно мертво, и в какой степени сегодняшнее квакерство можно назвать Истиной. Первый великий квакерский апологет Роберт Баркли (1648–1690) оценивал эту религию на основе идей своего времени. Чтобы квакерство оставалось живой религией, оно должно обращаться к терминам, присущим идеям каждой последующей эпохи.

Трактуя раннее квакерство, автор опирался главным образом на пастырские «Послания» Джорджа Фокса и «Апологию» Роберта Баркли, написанную в защиту квакерской позиции. Первый труд изображает квакерство, как оно чувствовалось, второй дает наиболее полную трактовку квакерства, как о нем размышляли.

Исследователи квакерства, работавшие в начале XX века – Джон Уильям Грэхем, Уильям Чарльз Брейтуэйт, Эдвард Грабб, А. Нив Брэйшоу, Джон Вильгельм Раунтри, Руфус Джонс и другие – внесли неоценимый вклад в переосмысление квакерства и его изложение языком и мыслью своего времени. Их деятельность привела к значительному обновлению интереса к квакерским идеям и истории. Без них квакерство, возможно, не очистилось бы от препятствий, созданных современной наукой и критикой Библии. По-разному и в разной степени они находились под влиянием идеалистической неогегельянской философии, которой окрасилась теологическая мысль последних десятилетий XIX века. Это привело к оптимистичным взглядам на жизнь человека и высокому мнению о человеке, который якобы схож с Богом. С тех пор две мировые войны и их результаты в виде тоталитарных государств принесли с собой беспощадное откровение о том зле, которое способны учинить люди. Вследствие этого в области религиозного мышления стали очевидны пессимистичные тенденции. Эти тенденции близки кальвинистской теологии, которая подчеркивает человеческую порочность и настаивает на том, что спасение есть чудо благодати Божьей, в котором человек из-за порочности своей природы не может выполнять никакой роли. Позиция Роберта Баркли, который стал образцом мысли ранних квакеров, занимает промежуточное положение между этими двумя полюсами – гегелевского идеализма и неокальвинизма. Баркли был пессимистом относительно того, что он назвал существующим состоянием «естественного» человека, но оптимистом в отношении способности человека к обновлению и единению с Богом даже в этой жизни. Он думал, что с Божьей помощью человек, как творение Божье, мог бы достичь совершенства здесь и сейчас. Автор этой книги с симпатией относится к позиции Баркли, в то же время отказываясь от большей части его терминологии. Идеализм слишком близко ставит божественное и человеческое и вносит риск недооценки реальности зла, а кальвинизм склонен считать невозможным достижение праведности.

Общество Друзей привлекло к себе внимание последовательными и масштабными усилиями по устранению причин и последствий войн посредством образовательной деятельности, медиации и оказания помощи пострадавшим. И хотя эта активность важна – ибо мир становится все более воинственным – она является лишь одной из сторон деятельности квакеров. Квакерские мирные принципы и филантропические идеалы, которые привели к социальному новаторству, лучше всего будет понять с точки зрения доктрин и методов – так они видны более ясно, нежели если их рассматривать по результатам деятельности. Поэтому может оказаться полезным, если эти доктрины и методы проанализируют сами квакеры, которые часто не знают о своих корнях и концентрируют свое внимание в основном на видимую часть квакерского древа.

В некотором отношении квакерство представляло крайне левое крыло английской Реформации. Оно возникло как часть религиозной революции, которая сопровождала руководимую Кромвелем политическую революцию. В этом смысле Общество Друзей можно было бы назвать пуританством, доведенным до логического конца. Но, хотя одним предком квакерства является английская протестантская Реформация, особенно на ее ранних стадиях, еще один его предок может быть найден в тенденциях мистицизма, который всегда присутствовал в христианской церкви, производя святых и мучеников. Мистицизм является религией, основанной на духовном поиске внутреннего, непосредственного ощущения божественного. Всякий раз и везде, где религия становится слишком формальной и институциональной, слишком зависящей от внешнего выражения, мистик в знак протеста встает и указывает путь к религии, которая является внутренней, не зависящей от внешних форм или организации, и направленной на прямое постижение Бога. Этот ощущаемый опыт не требует никакого посредника – ни церкви, ни священника, ни книги. История всех религий является летописью напряженности между мистиком или пророком, чья религия основывается на внутреннем опыте, и священником или теологом, чья религия выражается через доктрину и символ.

Трудно и, пожалуй, невозможно, проследить какую-то прямую связь между квакерской мыслью и мистиками из мистических движений средневековья. Мистические группы XIV века в Рейнской области, такие, как Друзья Бога и Братство общей жизни, имели много общего с Обществом Друзей. Вполне вероятно, что их доктрины через ряд этапов и переходов, в конце концов, достигли Англии с беженцами, спасавшимися от преследования на континенте. Конечно, и английский воздух непосредственно перед возникновением квакерства был насыщен мистицизмом в разнообразии его форм. В период республики Англия впервые пользовалась большой религиозной свободой. Епископы были в значительной степени отодвинуты, а новой пресвитерианской системе еще не удалось скопировать их власть. Преобладающей формой протестантской религиозной доктрины был кальвинизм, но Англия кишела и множеством небольших радикальных религиозных группировок. Списки их взглядов, собранные возмущенными пуританскими богословами, показывают, что многие из них были несбалансированными проявлениями на периферии большого движения. Но некоторые из них основывались на надежных мистических понятиях, воспринятых из Нового Завета, и в частности, из писаний Павла и Иоанна. Само христианство было рождено от Духа Пятидесятницы. Для выявления мистических предшественников квакеров нам не нужно идти дальше Библии, которая в то время впервые стала широко доступной в Англии. А ее неизбежное мистическое влияние сопровождает каждую большую реформу в религии. Из тумана неопределенных тенденции и выделилось квакерство.

Мистицизм существует во всех религиях. Каждая великая мировая религия имеет свои мистические секты или группы. То, чем квакеры, как мистики, являются для христианства, тем же дзен является для буддизма, йоги – для индуизма, суфии – для ислама, даосы – для религии Китая. Но восточный мистицизм, как и восточные религии в целом, является индивидуалистическим. Едва ли можно говорить о существовании богослужения в отдельной конгрегации, за исключением ислама, где это объясняется сильным влиянием его иудейских и христианских истоков. Квакерство – это особенный групповой мистицизм, берущий начало в христианских концепциях. Если бы было то, что можно назвать чистым мистицизмом, это не относилось бы ни к одной какой-либо конкретной религии и не могло бы существовать как движение или секта. Чистый мистицизм слишком индивидуален, чтобы создать узы для сплочения в группу.

Всегда существовало искушение указать характеристики мистической религии в целом, а не в конкретной системе отсчета. Результаты такого действия могли бы стать довольно привлекательными. Многие люди уклоняются от предложений религиозных групп. По их мнению, организация убивает дух. Но религия является такой, как она функционирует. Ее начало может быть положено в идеях и воображении какого-либо провидца или пророка, но ее полный смысл становится видимым только в процессе исторического развития в группе людей, которые живут в соответствии с ее предписаниями. Если религиозные истины не находят воплощения в движении, они теряют свою жизнеспособность и свою силу воспроизводства.

Эта книга не стремится выстроить историю квакеров, а с помощью исторических иллюстраций изучить метод; так же как научный автор может рассказывать о науке, объясняя и иллюстрируя развитие научного метода в следующие один за другим периоды. Квакерство – это, прежде всего, метод, так же как и наука – прежде всего метод. Как и наука, квакерство тоже включает в себя определенную систему убеждений, но в обоих случаях эти убеждения принимаются потому, что к ним пришли благодаря экспертам, использующим правильный метод. Убеждения могут меняться с помощью дальнейшего использования того же метода, благодаря которому они появились вначале. Научный метод направлен в сторону внешнего мира. И это верно даже по отношению к психологии, которая зависит в определенной степени от лабораторных методов. Но квакерский метод отличается от научного метода тем, что имеет дело с понятиями, которые нельзя ни измерить, ни взвесить. Он направлен в сторону внутренней жизни и дает ответы на моральные запросы и религиозные озарения. Благодаря тому, что и квакерство и наука в основном базируются на опыте, а не на разуме или авторитете, им нечего опасаться о получаемых результатах исследований и открытий.

Каждый жизнеспособный метод с неизбежностью основывается на общепризнанных фактах, касающихся объективного мира. Научный метод предполагает, что вселенная является не хаотическим космосом, что в одних и тех же условиях будут получаться одни и те же результаты, что человек с помощью своих чувств может узнать некоторую правду о физической вселенной, а в процессе рассуждений вывести дальнейшие истины, недоступные ощущениям. Это и многое другое должно приниматься научной верой и интуицией.

Точно так же и квакерство, хотя в первую очередь оно направлено в сторону внутренней жизни, принимает объективные исторические события. Главным среди них является центральное событие в истории христианства – проявление Бога в человеческом облике Иисуса из Назарета. Если бы Бог не проявлял Себя, как внешне – в истории, так и внутренне – в ощущениях, внешнее проявление утратило бы энергию и смысл, внутреннее проявление осталось бы бесформенным и расплывчатым. Только когда внешнее око времени и внутреннее око вечности сосредоточены на одном и том же факте, этот факт приобретает трехмерное качество Истины.

Уже много было написано о мистицизме, как индивидуальном явлении, проявившемся в некоторых великих личностях религиозной истории, но мистицизму, как групповому феномену, уделили меньше внимания, особенно с философской и психологической точек зрения. Руфуса Джонса можно выделить как ученого, уделившего наибольшее внимание мистическим группам. Автор данной книги, являвшийся его учеником, очень многим ему обязан.

Квакерство представляет собой форму группового мистицизма, которая продолжает существовать дольше, чем нечто подобное в историческое время. За три столетия оно показало как сильные, так и слабые стороны религии этого типа. Основным фактом такой религии является объединяющая сила божественного Духа, которая сплачивает группу в единое целое. В этом и заключается главная тема данной книги. Примеры, взятые из записей одного этого религиозного движения, служат для иллюстрирования того, что религия обладает важной социальной функцией создания общественных организмов. Очевидно также, что божественный Дух выполняет функцию обеспечения гармонии – как внутри индивида, так и в группе. Тот же Дух, если ему не сопротивляться, способен преодолеть разобщенности – все и повсюду – среди и внутри людей, между человеком и Богом.


Скачать книгу Говарда Бринтона «Друзья за 300 лет»: [.doc]  [.pdf]  [.epub]  [.mobi]

Поделиться: