Почему американские квакеры отказывались от участия в выборах

В 1762 году Филадельфийское годовое собрание записало решение, содержавшее следующую формулировку: «Поскольку свобода совести … необходима для благополучия религиозных сообществ, мы … настоятельно советуем всем нашим сторонникам отказываться занимать в гражданском правительстве какие-либо несоответствующие нашим религиозным принципам должности или позиции». Далее собрание утвердило, что «Друзьям не следует и не разумно им активно выбирать или содействовать выборам, или же вовлекаться в их организацию». Другими словами, не участвуйте в выборах, не помогайте кандидатам и не голосуйте.

Другие североамериканские годовые собрания последовали этому примеру. В некоторых книгах дисциплины к общим запретам был добавлен список должностей, начиная с государственных и федеральных и до местных. Если Друг работал на правительство, с ним «проводили беседу», а если он отказывался уволиться, тогда его исключали из Общества Друзей. Запрет участия в выборах был явным; Друзьям нельзя было голосовать или поддерживать какого-либо кандидата, независимо от того, был ли этот кандидат квакером.

Это свидетельствовало о новом понимании того, как Друзьям следовало соотноситься с внешним, по отношению к Обществу, миром. В то время британским Друзьям не разрешалось занимать правительственные должности, но многие (мужчины, владеющие собственностью) голосовали. Квакеры контролировали две колонии, ими же основанные (Западный Джерси и Пенсильвания), и обладали значительной политической властью в двух других колониях (Род-Айленд и Северная Каролина). В Пенсильвании квакеры составляли большинство в провинциальной ассамблее на протяжении 70 лет – намного дольше, чем они оставались большинством среди населения штата.

Как можно догадаться, наше свидетельство против участия в войне было важным элементом данного совета. В XVIII столетии Британия и Франция участвовали в нескольких войнах, и от колонистов ожидалась помощь в оплате расходов. Там, где Друзья были в меньшинстве, отдельный член ассамблеи мог проголосовать против мобилизации или введения военных налогов и сборов, но вопрос так не ставился, когда квакеры контролировали правительство. Вместо этого использовались различные уловки. Деньги собирались «для нужд короля», – как если бы не было известно, на что они будут потрачены. Однажды ассамблея Пенсильвании проголосовала за обеспечение провинциального ополчения «хлебом, говядиной, свининой, мукой, пшеницей или другим зерном». В числе прочего были приобретены «зерна» пороха. Перелом наступил, когда в 1754 году вспыхнула франко-индейская война. Вместо того чтобы продолжать хитрить, многие квакеры оставили свои государственные должности; ежегодное собрание выступило восемь лет спустя.

Это произошло в то время, когда возникало ощущение, что «изгородь», защищающая квакеров от более широкого общества, рушилась. Друзья больше не были отделены от «мира», они приспосабливались к нему и свыкались с его методами. В качестве реакции, в середине века дух реформ прокатился по американским годовым собраниям. Отход от государственных дел стал частью реформирования.

Американские Друзья могли последовать британскому примеру и отказаться от государственной службы, но при этом продолжать голосовать. Решение прекратить всякое участие в политическом процессе стало результатом формирующегося понимания того, что правительства по своей природе агрессивны, все они используют принуждение и военную силу для достижения своих целей, и что квакеры не могли позволить себе ввязываться в эту бойню.

Легитимность войны основана на предположении о том, что правительство обладает властью применять вооруженную силу. Божественное право королей – один из способов утвердить это полномочие. Поскольку Бог помазал короля или королеву, все подданные обязаны подчиняться приказам государя. После английской Славной революции 1688 года это оправдание было вытеснено другим в англоязычном мире. Правительство вправе действовать, получив согласие тех, кем оно управляет. Это достигалось через голосование.

Голосование создает договорные отношения. В обмен на право голоса, избиратель придает легитимность избираемому правительству. Голосовавшие предоставляют право выступать от своего имени победившим в выборах. Правительство говорит от имени всех, а не только тех, кто поддерживал победителей. Друзья в XVIII столетии поняли, что одним из следствий голосования стало то, что избранное правительство вело войну, оно имело право действовать от имени всех тех, кто проголосовал. И каждый избиратель несет равную долю вины за пролитую кровь. Голосование ввергло Друзей в порождаемую насилием и коррумпированную систему. Полный отказ от нее казался единственно приемлемым вариантом.

Этому решению способствовал еще один довод. С первых дней своего существования Общество Друзей представляло себя в качестве модели альтернативного образа жизни – то, что они называли Царством Небесным на земле. Квакерское сообщество показало, что человек должен относиться ко всем другим людям, как к «вместилищам того, что от Бога», а общество не должно быть основано на насилии и принуждении. Когда люди как можно полнее следуют руководству Внутреннего Света, они становятся рабами единого Бога и вместе образуют благословенное сообщество. Голосование подчинило бы их авторитету государства, и они стали бы служить двум господам – Богу и правительству.

Отказ от государственной службы, от участия в политике и голосовании не требовал, чтобы Друзья равнодушно относились к результатам выборов или сформированным в их результате правительствам. Это также не препятствовало подаче квакерских ходатайств законодателям. На самом деле, создание иной модели жизни уникальным образом позволяло Друзьям лоббировать свои интересы в современных им правительствах. Как сказал Уильям Пенн: «Они сами изменились, прежде чем пожелали изменить других». Освободив своих рабов, квакеры получили моральное право настаивать на том, чтобы правительство отменило рабство. Отказавшись от щита вооруженных сил, они могли с позиций собственного опыта призывать правительство сделать то же самое.

Сегодня Друзья в основном оставили обе части этого свидетельства. Мы в большей степени склонны голосовать, нежели граждане в среднем, и мы не отказываемся от государственной службы. Но идеалы, вдохновлявшие наши действия в XVIII веке, живы и сегодня. Правительства по-прежнему опираются на силу, принуждение и насилие, как во внешних отношениях, так и внутри страны.

Некоторые возразят, что голосование – это гражданский долг, и если мы в нем не участвуем, то появившееся в результате правительство с большей вероятностью сочтет применение смертоносной силы законным инструментом. К тому же, говорят они, разве не случаются времена, когда исход выборов становится решающим? У меня были такие чувства в 2008 году. Возможность символически отречься от расизма путем голосования за Барака Обаму была невероятно важной. Кроме того, он обещал закончить войну в Ираке, и я был уверен, что он прекратит применение пыток, существование тайных тюрем, убийства с помощью беспилотных летательных аппаратов и многое другое. Как и многие американцы, я слышал то, что хотел услышать.

Символический результат был достигнут, но расизм не исчез, войны не закончились, налеты дронов и убийства продолжаются. Я принимаю свою долю ответственности и вины за все те действия, которые были предприняты от моего имени. Мои руки в крови.

Тем не менее, я верю, что у Бога все еще есть для меня надежды и мечты. Я могу еще раз попробовать жить в преданности и вере. Возможно, мне не всегда это удается, но таково мое призвание как Друга. И я верю, что мы к этому призваны как Дети Света. Бог собрал нас, чтобы мы были светом для народов – жить в евангельском порядке, по-другому относясь друг с другом, к окружающему миру и всем творениям. В этом наша миссия как сообщества. И когда мы голосуем, следуем ли мы этому призванию?

Пол Бакли

2016

PS: Пол Бакли – член Сообщества собрания Друзей в Цинциннати, Огайо, автор многих статей и книг по квакерской истории, вере и практике. Его самая новая книга – The Essential Elias Hicks.

Источник

Поделиться: