Университет Джорджа Фокса

Университет Джорджа Фокса был основан в 1891 году, и его основатели преследовали две цели: обеспечить образовательную среду, стимулирующую знания, и сформировать сообщество, в котором студенты могли бы постоянно укореняться в вере во Христа. Акцент на полноценное развитие — то, что сегодня мы называем обещанием «Будь узнаваемым» — остается таким же актуальным и животрепещущим как и 125 лет назад.

Это обещание помогает нам заботиться о каждом отдельно взятом человеке, помогая ему обрести веру, обрести вдохновляющее видение на будущее и подготовиться к встрече с миром многообразия и постоянно меняющихся профессиональных возможностей. Наш христианский университет — старейший в Орегоне, и его цель — быть примером для других, учить мыслить инновационно и двигаться вперед к новой эре высшего образования. Одно лишь остается неизменным — наша главная ценность. В университете Джорджа Фокса вы никогда не будете просто учебной единицей. Вас будут знать.

На фотографии студенты и преподаватели Friends Pacific Academy — среди них будущий президент США  Герберт Гувер, 1887 г. Четыре года спустя, в 1891 году, открылся Pacific College; здание на фотографии называлось просто «Здание колледжа». Спустя какое-то время его переименуют в «Гувер Холл» (Hoover Hall).

На фотографии студенты и преподаватели Friends Pacific Academy — среди них будущий президент США Герберт Гувер, 1887 г. Четыре года спустя, в 1891 году, открылся Pacific College; здание на фотографии называлось просто «Здание колледжа». Спустя какое-то время его переименуют в «Гувер Холл» (Hoover Hall).

Где все начиналось

Ральф Биби. Выпуск 1954 г. Преподаватель истории, 1974–1997 гг. Преподаватель в отставке, 1997 г. – по настоящее время. Автор книги «Наследие чести. Претворение будущего: колледж Джорджа Фокса 1891–1991 гг».

Тихоокеанская академия Друзей (Friends Pacific Academy) была открыта в Ньюберге, штат Орегон, в 1885 году. Тогда обучение было пятигодичным (позднее стало шестигодичным), и первые два года учебы были посвящены начальному образованию. Но основателей не оставляло желание предоставлять людям более многостороннее образование, и в 1891 году был основан Тихоокеанский колледж (Pacific College). Девятого сентября того же года в 2 часа дня состоялись первые занятия. В классе было всего 15 студентов.

На тот год в академии и колледже учился 151 студент — это цифра внушительная, если учесть, что по данным переписи 1890 г. в Ньюберге на то время проживало всего 514 человек. Колледж находился между Третьей и Четвертой улицей, там, где сейчас находится Ньюбергская церковь Друзей. Неудивительно, что городские власти назвали соответствующую улицу Коллежской (College Street). На следующий год обучение перенесли в то самое здание, в котором оно проходит по сей день, в северо-восточной части Ньюберга.

Квакеры, стоявшие у истоков этой инициативы, говорили, что «целью Тихоокеанского колледжа является совмещение высоких академических достижений с акцентом на духовные ценности и идеалы человеколюбия в полном соответствии с учением Нового Завета».

Стоимость обучения для студентов Pacific College в 1891 году составляла 8-12 долларов за семестр, а проживание в его общежитии стоило 2,5 доллара в неделю. Таким образом, общая стоимость обучения в год составляла 120 долларов (В 2016 г. около 3000 долларов).

Футбольная команда 1905 года, Pacific College

Футбольная команда 1905 года, Pacific College

Осенью 1891 года, после первых трех лет обучения, ректор Томас Ньюлин объявил о наборе студентов, заинтересованных как в «постоянно действующем курсе обучения» (рецензирование, практический курс бизнеса, вокальная и инструментальная музыка и искусство), так и в «обычном курсе» (для существующих и потенциальных учителей). «Если ваши интересы лежат примерно в этих областях, то Pacific College — идеальный выбор. Мы твердо верим во все непреходящее и ценное для человека и активно противостоим лжеобразованию и пустой амбициозности», — заявил ректор на страницах газеты Newberg Graphic.

Среди основных задач колледжа, согласно первому каталогу, было «предоставление молодежи всех преимуществ гуманитарного христианского образования» и «воспитание христианских учителей, служителей и миссионеров», чтобы они были «надежной поддержкой не только для Церкви Друзей, но и для христианства в целом, куда бы ни распространилось их влияние».

Если цели колледжа во много совпадали с целями современного университета Джорджа Фокса, то девиз Pacific College (Academy) на первых порах несколько отличался от нынешнего девиза «Будь узнаваемым». Он был обращен как к мужчинам, так и к женщинам: «Всю свою жизнь вы проведете в общении с самими собой, но только образованный человек может составить себе хорошую компанию».

Что в имени тебе моем?

Как мое письмо побудило Pacific College сменить название университета на Университет Джорджа Фокса

Артур Робертс(1923 – 2016) Выпуск 1944 г. Преподаватель, 1953–1987 гг. Декан факультета, 1968–1972 гг. Внештатный профессор, 1987 – 2016

 

 

 

В 1949 г., когда я учился в Назарянской богословской семинарии (Nazarene Theological Seminary) в Канзас-Сити, я узнал, что руководство Pacific College обдумывает альтернативную идею для названия колледжа, чтобы избежать путаницы с соседним учебным заведением. Одним из вариантов нового названия был «Friendswood» (Лес друзей). Я понятия не имел, почему им пришло в голову такое название. Может быть, у них есть какие-то друзья в лесу, думал я. Мне это название было не по душе. Френдзвуд — это город в Техасе; кто же так называет университеты?

Тогда я написал письмо, предложив назвать университет именем основателя Церкви Друзей. В то время я изучал в семинарии историю церкви, с утра до вечера сопоставляя историю квакеров с историей Назарянской церкви, Уэсли и Кальвина. И я подумал: «Есть Колледж Кальвина, есть Уэслианский университет, а в рамках квакерской традиции есть только Университет Уильяма Пенна в Айове и колледж Уиттьер в Калифорнии, названный в честь поэта». И я подумал, что хорошо бы назвать университет именем основателя церкви, чтобы увековечить его имя. Тогда я предложил назвать колледж именем Джорджа Фокса.

Честно говоря, я не знаю, как мое письмо дошло до места назначения, и не помню, откуда я узнал, что они сменили название. Но я помню, как получал благодарственные письма за внесенное предложение, так что совет, по всей видимости, оценил мой вклад. Да и сам я был очень рад узнать об этом решении. Я был благодарен за то, что колледж решил таким образом воздать должное своей традиции. Это служило еще одним подтверждением тому факту, что мы больше чем уэслианцы. Уэслианские пробуждения не прошли даром, и многие церкви Друзей уже не были укоренены в своей традиции. Этот шаг вернул нас к нашим корням. Меня очень радовало то, что Господь через меня обратил нас назад, к самым основам нашей традиции в эпоху бесконечных перемен и адаптаций.

Интересно, что руководство колледжа вообще прислушалось к магистранту-историку — что они обратили на меня внимание. Это, пожалуй, самое интересное во всей этой истории. А потом, несколько лет спустя, член правления, декан Грегори специально приехал в Нью-Гемпшир, чтобы предложить мне вернуться в университет Джорджа Фокса. Я мог бы пойти преподавать и в другие университеты, но я почувствовал, что Господь ведет меня именно туда. Так я и оказался в университете Джорджа Фокса и проработал там с 1953 по 1987 год.

Я особенно ценю тот факт, что мы до сих пор чтим свою историю. Взгляните на каталог университета, почитайте веб-сайт, и вы найдете там нашу историю. Очень хорошо, что Северо-Западное годовое собрание сохранило свою связь с колледжем — во времена раскола между фундаменталистами и модернистами многие деноминации отделились от своих учебных заведений, и те утратили духовную поддержку. Университет Джорджа Фокса сохранил связь со своими корнями, и я очень этому рад.

До обещания «Будь узнаваемым»

За последние 50 лет многое изменилось, но я до сих пор чувствую себя в университете Джорджа Фокса как дома

Берри Хаббелл. Выпуск 1964 г. Администратор, 1968–2006 гг. Администратор в отставке, 2007 – по настоящее время. Редактор новостей для выпускников, George Fox Journal, 2007 – по настоящее время

Барри Хаббелл. Выпуск 1964 г. Администратор, 1968–2006 гг. Администратор в отставке, 2007 – по настоящее время. Редактор новостного издания для выпускников George Fox Journal, 2007 – по настоящее время

«Будь узнаваемым». Это рекламный девиз университета с 2010 года, и, как подтверждает мой опыт, он воплощается в полной мере. Впрочем, университет жил так всегда. Вот уже много десятилетий невозможно быть в университете так, чтобы оставаться неузнанным.

В те далекие времена, когда в списках учащихся было не более 1000 человек (эта важная веха была достигнута в 1990 году) тебя знали буквально все. Это, конечно, не магическое число, но, как только был достигнут этот рубеж, ты уже был не в состоянии приветствовать всех и каждого по имени, проходя по территории университета.

То была значительная веха, число студентов выросло, выросли и доходы за счет платы за обучение, и, соответственно, появились новые возможности: новые здания, программы и инициативы — процесс, который продолжался более четверти века.

Когда я был студентом в университете Джорджа Фокса в 1960 году, там училось всего 179 человек. На каждого студента, с которым я тогда был знаком, сегодня приходится 23. Университетский городок буквальное бурлит, как котел. Существенно изменился и внешний облик университета. В мои студенческие годы было всего 12 зданий. До наших дней сохранилось лишь три: Minthorn Hall, Wood-Mar Hall и Hester Gym, который переделан в Ross Center.

Сегодня в колледже 90 зданий, из них несколько исторических памятников. Кого-то такие перемены ошеломят, но, на самом деле, здесь нет ничего удивительного. Одной из моих университетских обязанностей — а мне пришлось работать с четырьмя ректорами — было возведение как минимум 80 из 87 новых зданий университетского городка.

Мне лично эти перемены кажутся позитивными, но есть, конечно, и ностальгия по старым добрым временам. Мы общались так близко и знали друг друга так хорошо, что были одной большой семьей. После службы в часовне около полудня мы сразу же отправлялись для получения почты в фойе обеденного зала (так он тогда назывался), и там каждый рылся в кипе писем, отыскивая свои. Индивидуальных почтовых ящиков не было. Был общий ящик на тех, чья фамилия начиналась с одной буквы. Там и искали почту.

Для выполнения некоторых заданий нужно было сидеть в часовне, и нас рассадили в алфавитном порядке. Я долгие годы сидел рядом с Джун Хаббард (в замужестве Браун); она закончила университет в 1963 году. На лекциях и семинарах посещаемость, как правило, проверяли, однако никакой нужды в алфавитных списках не было. Когда в классе шесть студентов, преподаватель и так видит, кто отсутствует.

Соревнования по рафтингу: студенческая традиция с 1969 по 1980-е годы.

Соревнования по рафтингу: студенческая традиция с 1969 по 1980-е годы.

Когда меня приняли на работу в университет Джорджа Фокса в 1968 году (спустя 48 лет я все еще работаю в этой должности на полставки), на потоке было всего 392 студента и 94 штатных сотрудника. Сегодня в штате 1095 сотрудников. В те времена к университетской работе относились больше как к миссионерству, чем заработку. Ты просто отдавал все свои силы и делал все возможное, чтобы в течение нескольких лет помогать людям, обладавшим острым чувством миссии, но ограниченными ресурсами, в преодолении множества трудностей.

Каждый вносил свои «пять копеек», о какой бы работе ни шла речь. Ты просто делал то, что нужно было сделать. Не без ностальгии скажу, что это породило в нас такое чувство общности и товарищества, какое трудно найти где-нибудь еще. Что осталось неизменным, несмотря на все эти перемены? Дух, общность и атмосфера. Когда я сегодня иду по университетскому городку, меня посещают такие же чувства, как и несколько десятилетий назад. Я дома.

Пожалуй, никто не выразил это лучше бывшего сенатора США Марка Хэтфилда в 1999 году. Побывав в огромном количестве университетов по всей Америке, он решил последние годы своей карьеры посвятить университету Джорджа Фокса. Сказал он так: «Знаете, в этом университете есть что-то особенное, и это чувствуется с первой минуты пребывания там». «В нем царят красота, умиротворение и дружелюбие». И он прав. Скажу по опыту — так было на протяжении нескольких десятилетий, и так продолжается по сей день. Каждый год сотни новых студентов, как и я в далеком 1960-м, узнают на собственном опыте, что значить жить среди тех, кто тебя знает.

Главное — люди

Как университет Джорджа Фокса научил меня учиться и быть лидером

Пегги Фаулер. Выпуск 1973 года. Бывший исполнительный директор в Portland General Electric. Выпуск 1998 г. Член Попечительского совета в университете Джорджа Фокса, 1991-2006 гг. Участие в работе: Umpqua Bank (председатель), Hawaiian Electric Industries, Cambia Health Solutions, PGE Foundation

Пегги Фаулер. Выпуск 1973 г. Бывший исполнительный директор в Portland General Electric. Выпуск 1998 г. Член Попечительского совета в университете Джорджа Фокса, 1991–2006 гг. Участие в работе: Umpqua Bank (председатель), Hawaiian Electric Industries, Cambia Health Solutions, PGE Foundation

Я поступила в университет в 1969 г. на факультет химии. Мой отец, Рассел Стэндз, был служителем в церкви Друзей, а мать, Фрэнсис Стэндз, работала в университетском кафетерии и еще была библиотекарем. Родители высоко ценили хорошее образование и постоянно поощряли меня в учебе. Когда я принимала решение куда пойти учиться, я познакомилась с преподавателем университета Гектором Мунном, и чаша весов склонилась в сторону университета Джорджа Фокса.

Так в моей жизни зазвучала особая тема, которая осталась со мной на всю жизнь. Эту тему утвердил во мне университет Джорджа Фокса: «Главное — люди». Я мерю свой успех отношениями. За время в колледже я научилась верить в себя и также поняла, насколько важно окружать себя умными и способными людьми. Когда вокруг тебя другие люди, ты успешнее справляешься с трудностями и достигаешь чего-то гораздо большего, чем то, что под силу тебе одной. Этот урок сослужил мне отличную службу, когда я работала на руководящих должностях.

Мунн был лишь одним из замечательных преподавателей. Эван Ремпел, выбрав меня на должность учебного ассистента, показал мне, что я не хочу быть учителем. Дэннис Хэйген, руководитель оркестра, в котором я играла на флейте, постоянно подчеркивала важность постоянства и соревновательности, чтобы достичь максимума. Дональд Читтик помог мне найти первую работу в химической отрасли. Но преподаватели – это еще не все. Здесь, в университете Джорджа Фокса, я встретила свою лучшую подругу Джуди (Уорнер) Миллер. Все эти люди продолжают влиять на мою жизнь.

Я совершенно убеждена в истинности правила 10 000 часов — времени, необходимого для овладения каким-либо навыком. Университет Джорджа Фокса задал мне траекторию для успешной карьеры в области химии, а в дальнейшем и на руководящих должностях. Он научил меня, как важны постоянство и дисциплина. Важнейшими составляющими моего успеха стали умение учиться и прилежание, а также независимый подход к обучению. Целеустремленность и твердость в преодолении трудностей, умение относиться к неудачам как к новым возможностям — вот основные уроки, которые я усвоила в студенческие годы.

Умение учиться сформировалось во мне не только благодаря учебе в университете, но и благодаря отношениям, завязавшимся после его окончания. В качестве члена попечительского совета мне удалось поработать с такими лидерами как ректоры Эд Стивенс, Дейв Брандт, Робин Бейкер и многому у них научиться.

Я наблюдала за тем, как они умело направляли собрания к консенсусу, как выслушивали многочисленные мнения и точки зрения, прежде чем сформулировать решение. Все это помогло мне усвоить нюансы лидерства. Как руководитель компании PGE, я всегда старалась создавать открытую атмосферу и контекст для беспрепятственного обмена мнениями, однако при этом я остаюсь самой собой и придерживаюсь своего собственного стиля.

Даже в этом году, когда я смотрела победоносные матчи по гольфу с участием студентов университета Джорджа Фокса (своим успехом они были во многом обязаны тренерам, родителям и всем окружающим), я лишний раз убедилась в том, что главное — это люди.
Вспоминая далекий 1969 год, я никогда не подумала бы, что меня ждут такие чудесные возможности, такой бесценный опыт и такие друзья. Я очень благодарна всем, с кем меня свела судьба в университете Джорджа Фокса. Поздравляю с 125-летним служением людям!

Сокрушены, но не оставлены

Как я нашла свое призвание к служению в университете Джорджа Фокса

Ташона Гордон. Выпуск 2015 г. Пастор для семей и молодежи, Церковь Друзей в North Valley. Капеллан женской футбольной команды George Fox Women’s Basketball Team

Ташона Гордон. Выпуск 2015 г. Пастор для семей и молодежи, Церковь Друзей в North Valley. Капеллан женской футбольной команды George Fox Women’s Basketball Team

Долгие годы я была убеждена, что Богу не стоит выбирать меня в качестве служителя Церкви, не говоря уже о лидерском служении.

У меня все было как по старинному сценарию: я человек неречистый, заикаюсь и терпеть не могу публичных выступлений. Хуже того, я была уверена, что во мне слишком много недостатков, что я недостаточно хороша, и что я совершенно не тот человек, которым Бог создал меня быть. Мне казалось, что у меня нет ничего из тех ключевых качеств, которые требуются для служения, и я не собиралась заниматься чем-то, что было явно «не мое».

Так я думала все время, пока училась в университете Джорджа Фокса. Конечно, я изучала молодежное служение, ходила на все нужные предметы и училась точно так же, как и все другие мои сверстники, специализировавшиеся по христианскому служению. Я расширяла свой кругозор, решала поставленные передо мной задачи, слушала о том, как Бог меня любит, но, честно говоря, не особо в это верила.

И вот как-то раз в последнем семестре последнего курса у меня состоялся разговор с преподавателем Стивом Шервудом, и этот разговор перевернул мою жизнь. Стив спросил, как у меня дела, предвкушаю ли я окончание учебы, и куда пойду служить. Я отчетливо помню, что ответила ему: «У меня слишком много недостатков. Я для этого не гожусь».

Стив взял меня за плечи, посмотрел в глаза и сказал: «Шона, Богу все равно, сколько у тебя недостатков». «Да, конечно, я знаю», — ответила я. Тогда он повторил: «Шона, ты слышала, что я сказал? Богу все равно, сколько у тебя недостатков». Я не могла вымолвить ни слова — слезы брызнули у меня из глаз. Этот разговор врезался в мою память — я слышала эти слова столько раз, но поверила в них впервые в жизни.

Студенты украшают майское дерево на ежегодных майских праздниках — эта традиция началась в 1890-е годы.

Студенты украшают майское дерево на ежегодных майских праздниках — эта традиция началась в 1890-е годы.

И в этот самый момент, на последнем курсе университета, призвание к служению стало для меня реальностью. Я почувствовала острое желание поделиться со всеми вокруг тем, что открылось мне в тот день: мы любимы, и для Бога мы всегда хороши. Прошло совсем немного времени, и я, окончив университет, стала молодежным пастором в церкви Друзей North Valley, чтобы работать с учащимися средних и старших классов. Также я работаю капелланом в женской баскетбольной команде университета Джорджа Фокса.

Больше всего в своей работе я стремлюсь строить отношения с людьми. Я хочу быть тем, кто день ото дня напоминает людям о том, что они любимы, что для Бога они всегда хороши, и что нет таких недостатков, которые заставили бы Бога отвернуться от нас. И если они не могут в это поверить, я верю в это за них — до тех пор, пока они сами это не поймут. Так же как когда-то мои преподаватели верили в это за меня.

 

2016 г.
Источник

Поделиться: