Сжечь дом собраний

Не бойся, малое стадо, ведь вашему Отцу было угодно дать вам Царство! Продавайте ваше имущество и давайте милостыню. Приобретайте себе такие кошельки, которые не изнашиваются, сокровища на небесах, где ни вор к ним не подберется, ни моль их не съест.Ведь где ваше богатство, там будет и ваше сердце. (от Луки 12:32-34)

сгоревший дом собранийОдин мой друг недавно предположил, что, возможно, самое лучшее, что двадцати-с-чем-то-там-летние квакеры могли бы сделать, это сжечь дом собраний годового собрания. Что бы произошло, если бы повзрослевшая молодежь годового собрания однажды вечером явилась с факелами и открыто сожгла дотла этот старинный, почтенный, ценный объект недвижимости?

Конечно, наиболее библейским вариантом было бы продать дом собраний и раздать деньги бедным. Если бы мы смели так поступать, это, безусловно, было бы мощным свидетельством. Но можете ли вы себе представить, как всё годовое собрание объединяется для продажи основной недвижимой собственности общины? Я уже слышу возражения. – «Мы бы советовали быть более ответственными, ближе к реальности. Мы бы хотели напомнить о внушительной истории здания и той роли, которую играет собственность в распространении квакерских идей».

Трудно себе представить, что годовое собрание продаст один из самых заметных символов своей официальной системы. Мне легче представить, как двадцати-с-чем-то-там-летние объединяются, чтобы нести пророческое свидетельство во вне. Годовое собрание в целом не готово осознать мертвый вес прошлого – страх лишиться денег, статуса и безопасности. Но не исключено, что молодое поколение может призвать покончить с застоем и упадком. Что случится, если мы поставим движение Духа на первый план, перед управлением имуществом?

Друзьям моего поколения, вероятно, покажется преждевременным начинать поджоги домов собраний. Этот настолько сильный знак стал бы актом отчаяния, а не первым шагом на пути пророческих деяний. Но как могли бы выглядеть эти первые шаги? Как могли бы двадцати-с-чем-то-там-летние квакеры послужить пробуждающим звонком для своего годового собрания, да так, чтобы Друзья постарше смогли бы это услышать?

Образ сгорающего дома собраний – очень сильный, и он заставляет меня думать о том, что могло бы произойти, если бы двадцати-с-чем-то-там-летние квакеры решили, что они засиделись за детским столиком, вместо того, чтобы ждать, пока старшее поколение пригласит их разделить ответственность и лидерство. Образ подожженного дома собраний олицетворяет молодых квакеров, восстающих из тишины и объявляющих Божью истину в том виде, как они почувствовали ее. Даже когда седоволосым от этого неуютно.

Ясно одно: существующее положение вещей на протяжении десятилетий и, возможно, даже поколений обманывает наши ожидания. Сегодня мы оказываемся в центре наибольших в человеческой истории экономических, технологических, культурных и религиозных перемен, знаменательного сдвига, в котором участвует практически весь мир. Наше поколение стоит перед лицом сурового выбора. Одним из вариантов является и дальше продолжать то, что мы делали в течение многих лет, согревая себя умирающими угольками старинной традиции. Мы можем ютиться в наших скрипучих исторических зданиях, составляя протоколы и глубже погружаясь в бесполезности, в то время, как наша молодежь уходит в другие общины, которые могут обеспечить ее более удовлетворительной системой значений. Мы можем выбрать удобство вместо решения задач, смерть под наркозом вместо тяжелого и иногда болезненного дела по развитию жизни. Вот олицетворением чего является дом собраний.

Или же мы можем изменить свои мнения. Мы можем вернуться к тому же Богу, который учил наших предков как вести радикально добросовестную жизнь. Мы можем выбрать радостное настроение рискованности, которое появляется, когда мы выбираем путь по воде подле Иисуса. Это будет означать смелость выхода из безопасного дома собраний – отдаления от всех верований, процедур и имущества, за которые мы цепляемся по причине нашего чувства принадлежности к Друзьям. Сообщество, которое возникнет из пепелища дома собраний, будет иметь проницательный взгляд человека, который отбросил всё, чтобы в полной мере вложиться в настоящее, идя в вере с нашим вечно присутствующим Проводником. Сжигание дома собраний – это метафора истинной свободы, которую мы обретем, когда откажемся от всего, что поставлено нами прежде Бога.

Чем будет для молодых Друзей принятие на себя ответственности за лидерство в наших годовых собраниях, не дожидаясь разрешения или утверждения? Как мы можем пригласить всю нашу религиозную общину, молодых и старых, в общее путешествие радикального изменения и открытости чему-то новому, что делается Богом в наше время и в нашей местности? Что в нас должно умереть для того, чтобы возникла новая жизнь?

Майка Бейлз
2012

Источник

Поделиться: