Гуннар Ян: речь на церемонии вручения Нобелевской премии мира, 1947

Речь Гуннара Яна*, председателя Нобелевского комитета, на церемонии вручения награды в 1947 году

В этом году Нобелевский комитет Норвежского парламента присудил премию мира квакерам, представленным двумя замечательными благотворительными организациями – Советом Друзей на службе обществу (Лондон) и Американским комитетом Друзей на службе обществу (Филадельфия, США).

 * * *

Прошло уже три сотни лет с тех пор, как Джордж Фокс [1] основал Общество Друзей. Это случилось во времена гражданской войны в Англии, в период активной религиозной и политической борьбы, которая привела к власти Кромвеля [2] с его протекторатом, или же современными словами – диктатурой. Затем произошло то, что часто случается, когда политическое или религиозное движение достигает успеха – оно потеряло из виду свою первоначальную цель – право на свободу. Ибо, добившись власти, движение, отказывает в предоставлении другим того, ради чего оно само боролось.Так случилось с пресвитерианами, а после них и с индепендентами. Дух терпимости и гуманности не одержал победу.

Джордж Фокс и многие из его последователей вынуждены были испытать это на себе в течение последующих лет, но они не начали вооруженную борьбу, как обычно делали люди. Они спокойно шли своим путем, потому что они были против всех форм насилия. Они считали, что в долгосрочной перспективе будет предпочтительнее духовное оружие – вера, рожденная внутренним опытом. Они придавали особое значение самой жизни, а не ее формам, потому что формы, теории и догмы никогда не были важными для них. Поэтому они с самого начала были сообществом без фиксированной организации. Это дало им внутреннюю силу и более свободное представление о человечестве, большую терпимость по отношению к другим, чем можно найти в большинстве организованных религиозных общин.

Движение квакеров возникло в Англии, но вскоре после этого в 1656 году квакеры стали переселяться в Америку, где их сначала встречали не очень радушно. Несмотря на гонения, они, однако, выстояли и в последнюю четверть века прочно укоренились на новом месте. Каждый слышал о квакере Уильяме Пенне [3], основателе Филадельфии и колонии Пенсильвания. Примерно в 1700 году в Америке уже было пятьдесят-шестидесят тысяч квакеров и примерно такое же количество в Англии.

С тех пор квакеры жили своей собственной жизнью, многие из вынуждены были страдать за свои убеждения. Многое изменилось за эти триста лет. Были отброшены обычаи, касающиеся внешнего вида, такие как стиль одежды, принятый ранними квакеров, да и сами Друзья сейчас живут в обществе, которое внешне сильно отличается от того, что было в семнадцатом веке. Но люди вокруг них те же самые, и то, что должно быть преодолено в самом человеке, не стало менее труднопреодолимым.

Общество Друзей никогда не было многочисленным. Сейчас в нем едва ли больше, чем 200 000 членов во всем мире, большинство из них проживают в Соединенных Штатах и в Англии. Но не количество имеет значение. Их особенно выделяют внутренняя сила и поступки.

Если посмотреть на историю квакеров, мы не можем не восхититься той силой, которую они приобрели благодаря своей вере и благодаря усилиям жить по своей вере в повседневной жизни. Они всегда были против насилия в любой форме, а многие считали отказ участвовать в войнах самым важным принципом их религии. Но не всё так просто. Это, конечно, верно, что их Декларация 1660 года гласит: «Мы полностью отрицаем все материальные войны, раздоры и распри с использованием материального оружия, с любым намерением и под каким бы то ни было предлогом. И это наше свидетельство всему миру». Но из это происходит гораздо большее, чем отказ от участия в войне. Это приводит к следующему: лучше страдать от несправедливости, чем совершать несправедливость. В итоге победа обязательно будет одержана, и произойдёт она благодаря тому, что есть внутри самого человека.

Не будет несправедливым сказать, что были времена, когда квакеры интересовались больше собой и своей внутренней жизнью, чем жизнью общества, в котором они находились. Как сказал один из их собственных историков, в такой деятельности было что-то пассивное – они предпочитали, чтобы их причисляли к тем, кто молчит на этой земле. Но никто не может выполнить свою миссию в жизни, желая принадлежать только к молчащим и жить собственной жизнью изолированно от других.

Это было верно и в отношении квакеров. Они тоже пошли в люди, не для обращения в свою веру, а для того, чтобы принять активное участие со всеми в жизни общества, и, более того, чтобы предложить свою помощь тем, кто в ней нуждается, позволяя своим добрым делам говорить самим за себя, быть призывом к взаимопониманию.

Здесь я могу упомянуть лишь несколько отдельных примеров, иллюстрирующих такую деятельность. В 1810 году квакеры приняли участие в создании первой миротворческой организации и с тех пор являлись участниками всех заметных миротворческих движений. Я хотел бы упомянуть Элизабет Фрай [4], Джона Вулман [5] и других квакеров, активно участвовавших в борьбе против рабства и в борьбе за социальную справедливость. Я хотел бы упомянуть либерального идеалиста Джона Брайта [6], его сорокалетний борьбу против источников войны и за принципы мира, его противодействие Крымской войне [7] и его борьбу против политики Палмерстона [8]. Есть много других примеров, достойных упоминания, которые показывают, как в течение девятнадцатого века возрастала активность квакеров в общественной работе, и если хотите – в политике.

Тем не менее, не эта сторона их деятельности – политический активизм – ставит квакеров в уникальное положение. Тихая помощь обычных людей обычным людям – вот что они создали, содействуя братству между народами, упоминаемому в завещании Альфреда Нобеля. Их работа начиналась в тюрьмах. Мы услышали о них от наших моряков, которые провели долгие годы в тюрьмах во время наполеоновских войн [9]. Мы встретили их снова во время голода в Ирландии в 1846-1847 годах. Когда английский военный флот обстрелял побережье Финляндии во время Крымской войны [10], квакеры поспешил туда, чтобы врачевать раны, нанесенные войной. Мы снова видим их во Франции после разрушительных событий войны 1870-1871 годов [11].

Когда разразилась Первая мировая война, квакеры вынуждены были еще раз узнать, что такое пострадать за свою веру. Они отказались носить оружие, и многие из них были брошены в тюрьму, где с ними часто обращались хуже, чем с преступниками. Но не это мы будем помнить дольше всего. Те, кто внимательно наблюдал за событиями Первой мировой войны и в межвоенный период, вероятно, хорошо помнят их работу, связанную с облегчением страданий, вызванных войной. Уже в 1914 году английские квакеры начали подготовку для действий по оказанию помощи. Они начали свою работу в департаменте Марна во Франции, и всякий раз, когда им удавалось, они шли в те самые места, где война бушевала больше всего. Таким образом, они работали в течение всей войны, а когда война закончилась, столкнулись с еще большими задачами. Ибо тогда, как и сейчас, по следам войны шли голод и болезни. Кто не помнит голод в России в 1920-1921 годах и призыв Нансена к человечеству о помощи? Кто не помнит страданий детей в Вене, которые продолжались в течение многих лет? В разгар работы по предоставлению помощи везде были квакеры. Комитет Друзей на службе обществу по просьбе Гувера [12] взялся за сложную задачу по предоставлению пищи больным и голодающим детям в Германии. Их службы помощи работали в Польше и Сербии, продолжали работать во Франции, а позже, во время гражданской войны в Испании [13], оказывали помощь по обеим сторонам фронта.

Благодаря своей работе квакеры завоевали всеобщее доверие. Как правительства так и простые люди знали, что их единственной целью является помогать. Они не навязывали себя людям и не перетягивали в свою веру. Они не делили людей на друзей и врагов. Одним из выражений этого доверия были пожертвования значительных средств квакерам от других людей. Средства, которые квакеры могли собирать в своих сообществах, не являлись слишком большими, так как большинство из них люди скромного достатка.

В период между двумя мировыми войнами их социальная работа получила еще больший размах. Хотя, в каком-то смысле, ничего нового не появилось, работа приобрела форму, отличную от деятельности в военное время из-за характера самих проблем. Большее внимание уделялось созидательной деятельности, все большую роль играли образование и обучение, и в это время появилось больше возможностей для установления личных контактов с людьми, чем было тогда, когда предоставление еды и одежды казалось единственной необходимостью. Успех, достигнутый в работе с шахтерами в Западной Вирджинии, является впечатляющим примером такой работы. Квакеры участвовали в решении жилищной проблемы, создавали новые рабочие места для безработных, создали новое небольшое сообщество. По словам одного из своих членов, они преуспели в восстановлении самоуважения и уверенности в жизни для людей, потерявших надежду. Это лишь один из многих примеров.

Вторая мировая война не нанесла такого удара лично по квакерам в той степени, как это случилось в 1914 году. И в Англии и в США законы о воинской повинности позволили квакерам проводить работу по оказанию помощи, а не нести военную службу; таким образом их не отправляли за решетку, не преследовали из-за нежелания идти воевать. Кроме того, были квакеры, которые не отказались принимать активное участие в этой войне, хотя их было не много по сравнению с теми, кто выбрал деятельность по оказанию помощи жертвам войны. Когда начались военные действия, первой задачей, вставшей перед ними, оказалась помощь беженцам. Но осуществлять ее было трудно, потому что границы многих стран вскоре закрылись. Большая часть Европы была быстро оккупирована немцами, а Соединенные Штаты оставались нейтральной стороной лишь в течение короткого времени. Большинство стран, оккупированных немцами, были закрыты для квакеров. В Польше, правда, им дали разрешение оказывать помощь, но только при условии, что немцы сами должны были бы выбирать, кому надо помогать. С этим условием квакеры не могли согласиться. Тем не менее, они работали, где могли – сначала проводя благотворительную работу в Англии, а после этого в тылу во многих странах Европы и Азии, и даже в Америке. Когда Америка вступила в войну, все американцы японского происхождения, общей численностью 112 000 человек, 80 000 из которых были американскими гражданами, были перемещены с Западного побережья. Квакеры пришли к ним на помощь, а также выступали против преобладающих антияпонских настроений, из-за которых этим людям приходилось страдать.

Теперь, когда война закончилась, потребностей в получении помощи еще больше, чем раньше. Это касается не только Европы, но и в той же степени обширных территорий в Азии. Проблемы становятся все более и более гнетущими – это и узники, освобожденные из концлагерей в 1945 году, и все те, кто должны были вернуться из трудовых лагерей или лагерей для военнопленных в странах противника, это все перемещенные лица, не имеющие страны, в которую они могли бы вернуться, это все бездомные в своих собственных странах, все дети-сироты, это голодные, умирающие от голода люди! Проблема не только в обеспечении продовольствием и одеждой, она в том, как вернуть людей обратно к жизни, к работе, как восстановить их самоуважение и их веру, уверенность в будущем. И опять квакеры активны повсюду. Как только страна вновь становится доступной, они уже на месте – в Европе и в Азии, среди соотечественников и друзей, а также среди бывших врагов – во Франции и в Германии, в Индии и в Японии. Оценить степень их вклада не просто. Это не может быть измерено лишь в денежном выражении. Однако, возможно, какой-то точкой отсчета может служить то, что бюджет Американского Комитета за последний год составил сорок шесть миллионов норвежских крон. И это только сумма, которую Американский Комитет имел в своем распоряжении. Квакеры всех стран также приняли личное активное участие в работе других организаций, оказывающих помощь. Они, например, содействовали работе ЮНРРА [14] в ряде мест, например, в Вене и Греции.

Сегодня квакеры занимаются работой, которая будет востребована еще в течение многих лет. Но более подробное углубление в отдельные благотворительные проекты не даст нам более глубокого понимания ее значимости. Потому что дело не в масштабах работы квакеров на благо людей и не в практической форме ее реализации. Дело в духе, в котором эта работа выполняется. «Нас прислали не обращать в свою веру», – сказал один молодой квакер: «Мы пришли для определенной цели, восстанавливать в духе любви то, что было разрушено в духе ненависти. Мы не миссионеры. Мы не можем сказать, будет ли хотя бы один человек обращен в квакерство. Такие вещи не случаются в спешке. Когда наша работа закончится, это не означает, что наше влияние прекратится вместе с ней. Мы пришли не для того, чтобы показать миру, какие мы замечательные. Нет. Кажется, наиболее важным является тот факт, что в то время как мир ведет войну во имя Христа, мы можем во имя Христа залечивать раны войны. От религии очень мало толку, если она не переводится в позитивное русло».[15]

В этом идейное содержание добрых деяний и посыл о том, что люди могут общаться друг с другом несмотря на войны, несмотря на национальные различия. Разве не на этом зиждется надежда по закладке прочного фундамента мира между народами, надежда создания в самом человеке того, из-за чего решение споров силой становится невозможным? Всем понятно, что мы только еще в начале этого пути. И еще – когда сегодня мы становимся свидетелями большого желание помочь страждущим, с великодушием, неизвестным до войны, и часто проявляемым большей частью теми, кто сам мало что имеет, не является ли это надеждой на то, что в человеческой душе есть что-то, на чем можно основываться, что-то, что в один прекрасный день приведет к достижению нашей цели, если только будет возможным установить контакты среди людей из всех стран?

Квакеры показали нам, что есть возможность превратить в действие лежащее глубоко в сердцах многих – сострадание к другим людям и желание помочь им, что выражение глубокой симпатии между всеми людьми независимо от их национальности или расы, превращающееся в дела, должны стать основой для прочного мира. Уже по этой причине квакеры заслуживают того, чтобы сегодня получить Нобелевскую премию мира.

Но они дали нам нечто-то еще: они показали нам силу, происходящую из веры в победу духа над силой. И поэтому мне вспомнились строки одного стихотворения Арнульфа Эверланна [16], которые помогли многим из нас во время войны. Лучшего выражения похвалы я не знаю:

И только на источники вечные
Может опираться безоружный.
Лишь дух дарует победу.

* * *

Гуннар Ян (Gunnar Jahn), председатель Нобелевского комитета в 1947 году. Нобелевская премия мира.

Гуннар Ян, председатель Нобелевского комитета в 1947 году

* Мистер Ян, в то время являвшийся также директором Банка Норвегии, произнес эту речь 10 декабря 1947 года в лекционном зале Университета Осло. По заключении он вручил Нобелевские дипломы и медали мисс Маргарет Бэкхаус, представительнице Совета Друзей на службе обществу, и профессору Генри Кэдбери, представителю Американского Комитета Друзей на службе обществу. Оба представителя этих двух организаций Друзей, получивших премию, выступили с краткими ответными речами о ее принятии. Перевод речи мистера Яна основан на норвежском тексте из Les Prix Nobel en 1947, который содержит также и французский перевод.

1. Джордж Фокс (1624-1691) – английский религиозный лидер и проповедник.

2. Оливер Кромвель (1599-1658) – лорд-протектор Англии (1653-1658).

3. Уильям Пенн (1644-1718) – английский квакерский проповедник и писатель, применивший свои либеральные идеи управления сначала в хартии Западного Джерси, а затем в колонии Пенсильвания.

4. Элизабет Герни Фрай (1780-1845) – английская женщина-квакер, филантроп, занимавшаяся тюремной реформой.

5. Джон Вулман (1720-1772) – американский квакерский проповедник и аболиционист.

6. Джон Брайт (1811-1889) – английский государственный деятель, оратор, из квакеров, член парламента (почти непрерывно в 1843-1889).

7. Крымская война (1853-1856) – война России против коалиции Турции, Англии, Франции и Сардинии.

8. Генри Джон Темпл Палмерстон (1784-1865) – английский государственный деятель, член правительства почти непрерывно с 1809 по 1865 год, занимал посты военного министра, министра иностранных дел, министра внутренних дел, премьер-министра.

9. Наполеоновские войны: 1803-1815.

10. Во время Крымской войны Финляндия являлась великим княжеством в составе России.

11. Франко-прусская война (19 июля 1870 – 28 января 1871).

12. Герберт Гувер (1874-1964) – президент США (1929-1933); во время и после Первой мировой войны возглавлял американскую администрацию продовольственной помощи и комиссии по оказанию помощи жертвам войны.

13. Гражданская война в Испании (1936-1939).

14. Администрация помощи и восстановления Объединённых Наций (ЮНРРА, англ. – UNRRA) была создана в 1943 году для помощи на территориях, освобожденных от держав «Оси»; прекратила работу в Европе в 1947 году; ее функции перешли к другим международным организациям.

15. Перевод этого отрывка взят из журнала The Friends’ Quarterly (апрель 1948)

16. Арнульф Эверланн (1889-1968).

 

Источник: Nobel Lectures, Peace 1926-1950, редактор Frederick W. Haberman.
Elsevier Publishing Company, Amsterdam, 1972

Copyright © The Nobel Foundation 1947

Поделиться: