Равенство среди современных викингов

Когда я, еще молодым человеком, познакомился с Друзьями, одно из квакерских свидетельств больше всего удивило и заинтриговало меня, это было свидетельство равенства. В церкви, к которой я принадлежал с рождения, принималась иерархия. А мои новые знакомые квакеры одевались просто и рассказывали мне истории о ранних Друзьях, подвергавшихся тюремному заключению за то, что они не проявляли достаточного уважения к тем, кто был выше их по положению.

Вскоре после знакомства с Друзьями я принял участие в летнем проекте Американского комитета служения Друзей, где влюбился в норвежку Берит Матиесен. Я переехал в ее страну, познакомился с ее семьей, изучал язык и узнал других людей, ценивших равенство.

Погружаясь в норвежскую культуру, я вспоминал другой эпизод истории Друзей, о котором услышал на собрании Западного Честера. Когда ранние квакеры-торговцы устанавливали фиксированные цены на товары, нарушая обычную деловую традицию торговаться по поводу цен, к ним стало приходить больше покупателей. Приверженность Друзей этике обернулась процветанием. Я снова повторял этот урок, наблюдая обычаи Норвегии.

День Конституции в Норвегии. Фото к статье "Равенство среди современных викингов"

День Конституции в Норвегии

Например, когда я зарегистрировался в качестве студента Университета в Осло, то сдал свой вступительный взнос 14 долларов и убедился, что это действительно полная оплата. Я повернулся к другому студенту и спросил: «Как такое возможно, что Норвегия предоставляет бесплатное высшее образование?». «Послушай, – ответил Сигурд, – разве ты не считаешь, Джордж, что мозги составляют экономический ресурс страны?»

«Ну, да, конечно».

«Тогда, – продолжил он, – почему бы государству не развивать свои ресурсы полноценно, вместо того, чтобы позволять препятствиям, таким как деньги, становится на пути».

По дороге домой я продолжал качать головой, удивляясь такой практичности. Да, бесплатное высшее образование явно свидетельствует о признании ценности равенства, но довод Сигурда был правильным: нация, полностью задействующая свои экономические ресурсы, скорее всего, станет более процветающей. Как обнаружили ранние квакеры-торговцы, вера и практические следствия согласуются.

Когда в 2008–2009 гг. американская уверенность пошатнулась из-за ряда финансовых катастроф, я еще больше заинтересовался практичными эгалитаристами за океаном. И теперь уже в качестве профессора в Свортморском Колледже, я уделил время изучению нордических традиций, и не только норвежцев, чье процветание можно было бы объяснить открытой ими нефтью, но также и других народов, у которых не было нефти, но культура которых была сходна с норвежской: датчан, шведов и исландцев. Я брал интервью у экономистов и других людей, назвав свое исследование «Экономика викингов». То, что я узнал, подтверждает практическую ценность настойчивого внедрения равенства.

Джон Вулман пробует «равновесие работы и жизни»

В восемнадцатом веке Джон Вулман был известным портным в Моунт Холли, Нью Джерси, и он начал беспокоиться о том, что его профессия не дает проявить заботу о равенстве для коренных жителей Америки и рабов-африканцев. Вулман сознательно оказался от работы портного. И сегодня многие из нас также сталкиваются с нелегким выбором того, чем нам следует заниматься.

Современные викинги разделяют заботу Вулмана о равновесии. Например, в Дании среднее количество рабочих часов в год – 1430, для сравнения, в США – 1790. Это данные 2012 года, а мне рассказывали, что с тех пор различия между нами и викингами только увеличились.

Баланс работы-жизни связан с равенством. Большее количество рабочих часов характерно для стран с меньшим равенством, где люди работают по два лишних месяца в году. Можно было бы предположить, что сокращение рабочих часов ведет к сокращению производства, но норвежские рабочие намного продуктивнее своих коллег в США. Также в скандинавских странах нанимаемые за заплату работники составляют больший процент населения, нежели в США. Эти страны перестроили свои экономики так, что люди там могут усердно трудиться, много делать, рано заканчивать работу и уделять время семье, своим увлечениям, общественной деятельности и сообществу, включая и волонтерское служение.

Когда появляются дети, семьям предоставляется оплачиваемый родительский отпуск. Датские родители, например, получают 52 недели такого отпуска. Норвежцы обнаружили, что отцы часто уступали матерям право взять весь отпуск, что в условиях соревновательных карьерных лестниц означало отставание женщин в продвижении по службе и заработке. Возмутительное неравенство! Итак, норвежцы первыми в мире стали побуждать отцов принимать на себя больше ответственности за своих детей, для этого часть родительского отпуска была закреплена за отцом, и если он не использовал эту часть отпуска, ее нельзя было передать матери. Девизом стал принцип «Используй или потеряешь». Сейчас все отцы используют свой отпуск.

Скандинавы по праву гордятся своей государственной системой здравоохранения, в которой расходы и стоимость услуг на душу населения ниже, чем в США, но при этом каждый человек окружен заботой о здоровье. Эта и многие другие социальные стратегии, применяемые повсеместно и вне зависимости от благосостояния граждан, превращают скандинавские страны в лучшее место на Земле для воспитания детей, поиска интересной и высокооплачиваемой работы, получения достойной пенсии.

Тем не менее, было бы ошибкой думать, что эти следствия неизбежно происходят из эгалитаристской культурной ДНК. Столетие назад большинство исландцев и их собратья-викинги были бедными. Существовал огромный разрыв между состоятельными и малоимущими людьми. Большинство граждан хотело перемен, но их положение было подобно ситуации в США, описанной в знаменитом «принстонском исследовании олигархии» 2014 г., в ходе которого ученые обнаружили, что политические предпочтения большинства американцев, как правило, отвергаются экономической элитой. Столетие тому назад у скандинавов были достаточно свободные выборы, как сейчас у нас, но направление их экономики, на самом деле, определялось всего одним процентом населения.

В каждой из скандинавских стран верившие в равенство люди решили проводить ненасильственные кампании за справедливость. Они выиграли некоторые кампании и проиграли другие, но в целом их движение со временем вызвало мощное изменение – прекращение доминирования экономической элиты. В 1930-х годах шведские и норвежские движения задались целью установления равенства. Они объединились с начавшимся ранее датским движением, чтобы создать то, что мы теперь называем «скандинавской экономической моделью».

Все эти четыре страны нашли возможность обеспечить большее равенство и предоставить больше личной свободы, чем есть у нас и у Друзей в Британии. Скандинавская модель синергична; целое превосходит сумму его частей. Создание этой модели позволило скандинавам практически избавиться от нищеты и постоянно пополнять список достижений общего благосостояния. Они сделали исторический шаг в направлении свидетельства равенства.

Защищая равенство: исландский эксперимент

Проводя тренинги для новозеландских квакеров в начале 1970-х годов, я застал проводившиеся в это время в Веллингтоне правительственные консультации с Международным валютным фондом (МВФ). Мне стало известно, что МВФ пытался побудить Новую Зеландию отказаться от политики полной занятости и породить безработицу, чтобы страна стала более привлекательной для международных инвесторов.

В начале текущего столетия Исландия отказалась от скандинавской модели. Исландские банкиры вышли из-под контроля. Исландский скандинавский сектор взорвался в 2008 году, что стало одним из худших финансовых потрясений в истории. В отчаянии правительство обратилось за помощь к МВФ. Некоторые вещи не меняются, предоставление помощи МВФ связано с ростом безработицы. Три процента исландцев вышло на улицы, используя методы прямого воздействия, чтобы сместить правительственную коалицию и привести к власти приверженные равенству партии. (В США соответствующая пропорция вышедших на улицы людей составила бы десять миллионов).

Подкрепленное восстанием новое исландское правительство смогло выторговать ориентированный на равенство договор, вместо обычного рецепта МВФ. В результате Исландия пришла в чувство быстрее, чем страны, проглотившие стандартную пилюлю (причем в число последних стран входят и Соединенные Штаты).

Слушая истории исландцев о конфликте между их глубокой приверженностью равенству и тем, что ошибочно считалось правильным сделать с точки зрения МВФ, я получил еще одно подтверждение повторения квакерского прорыва. Свидетельство равенства правильно и реалистично. Список достижений с 2008 года говорит сам за себя: разрыв в доходах граждан большинства стран вырос, а у исландцев этот разрыв сократился.

Кажется, что Друзья часто были правы, отвергая мирскую версию «реализма», чтобы сохранить преданность своим свидетельствам. Соответствие средств и целей встроено в самое естество этого мира, даже если наше ограниченное понимание подвергает это сомнению. На своем земном пути Иисус спрашивал: «Разве собирают с терновника виноград, а с колючек инжир?» Мф 7:16 Новый Завет, Радостная весть, перевод Кузнецовой В.Н. (РБО, 2011)

Самые лучшие практики скандинавов могут придать нам уверенности. Если мы верим в равенство, тогда Друзьям самое время отважно следовать этой вере.

Джордж Лейки,  2016 г.

* * *

Исследование, которое Джордж Лейки провел для своей новой книги «Экономика викингов» (книгу можно заказать в издательстве QuakerBooks), финансировалось Свортморским Колледжем, где Лейки работал в это время профессором. Он был одним из учредителей EQAT (eqat.org), чья новая кампания сочетает заботы о расовой, экономической и климатической справедливости.

Джордж ведет колонку Living Revolution «Живая революция» на Wagingnonviolence.org

Источник

Поделиться: