Предания и ценности

Либеральные квакеры гордятся тем, что они универсалисты. В своем лучшем проявлении универсализм означает признание ценности многих различных религий и культур – то, что ни одна традиция не имеет монополии на обладание духовной истиной или понимание духовной сути. Это, безусловно, огромное улучшение по сравнению с претензией на собственную «исключительность» и утверждением, что существует только одна «истинная религия», а все другие церкви, секты, религии или культуры ошибаются. Подобного рода суждения, так сильно способствовавшие дискредитации христианства и религии в целом, были широко распространены в большинстве христианских церквей до 1960-х годов и по-прежнему являются характерной чертой фундаменталистских сект.

Форма, которую универсализм обычно принимает среди квакеров, – превознесение универсальных ценностей над отдельными религиозными преданиями. Согласно этому подходу то, что истинно или ценно в разных религиозных традициях, не относится к культурной специфике их преданий, мифов, образов и персонажей, которые ограничены конкретными временными и географическими рамками и могут противоречить друг другу. Напротив, только общие для всех, универсальные ценности выражают то, что имеет истинное значение. По-видимому, подобная идея, отражается, например, во мнении Карен Армстронг о том, что сострадание – единственная фундаментальная ценность, лежащая в основе всех религий.

предания и ценности

Такое отношение часто приводит современных квакеров к игнорированию христианских корней квакерского пути, как случайных и не имеющих отношения к нынешнему положению дел в квакерстве. Согласно этой точке зрения квакерское движение случайно возникло в однородной среде христианской культуры, поэтому ранние Друзья использовали христианский язык в качестве единственного лексикона, доступного им в то время. В современной среде пестрой и все более светской культуры этот язык в целом больше не актуален для британских квакеров. В лучшем случае он интересен меньшинству, некоторой особой группе, известной как «христианские квакеры».

По мере того, как либеральные квакеры постепенно отказывались от христианских преданий, им на смену приходили «квакерские ценности», такие как равенство, социальная справедливость, простота и устойчивое развитие, которые в настоящее время часто рассматривают в качестве определяющих особенностей квакерского пути. Под «христианским преданием» я подразумеваю не абстрактные богословские доктрины, а библейские повествования, персонажи и образы, которые предлагают символические средства для освещения человеческого опыта. К ним относятся притчи и рассказы, такие как добрый самаритянин и блудный сын, рождение Иисуса, чудесные исцеления и предательство в Гефсиманском саду. Христианское предание к тому же опирается на обильное богатство образов, мифов и символизм еврейских писаний – потоки живительной воды, холмы, кричащие от радости, и божественные возлюбленные, у которых «глаза – как голуби» и «уста – как отличное вино» (Песнь песней Соломона 5:12, 7:10).

Подобные истории можно читать и интерпретировать с совершенно разных точек зрения, что видно из огромного разнообразия взглядов в христианской теологии и духовной мысли. Ценность религиозных преданий не в их буквальном понимании, так как Библия – не набор фактов. На самом деле буквальный фундаменталистский подход к Библии – на удивление недавнее, современное изобретение. На протяжении большей части христианской истории Библию считали источником вдохновляющих образов, символических проблесков в божественной реальности, а не сборником эмпирических фактов. Вместо буквального прочтения, чуждого культуре самой Библии, христианское предание можно понимать как собрание «правдивых мифов», которое постоянно порождает новые возможные значения, потому что они закреплены в реалиях души, основанных на опыте.

Религиозные рассказы, мифы и образы не являются чем-то неуместным. Они создают эмоционально насыщенный образный мир. Повествования христианской традиции позволяют провести эмоциональную связь с конкретными людьми, местами и событиями, которых часто не хватает при рациональном стремлении к абстрактным ценностям. Точно так же поэзия Корана и действия Мухаммеда или же жизнь и учение Будды незаменимы и драгоценны для мусульман и буддистов. Эти конкретные предания, слова и образы не являются вторичными по отношению к действительной сущности «фундаментальных ценностей». Они незаменимы для смысла любой религиозной традиции.

Такой универсализм, что стремится заменить отдельные религиозные предания универсальными ценностями, означает занятие ложной позиции объективности, которая допускает суждение и интерпретацию каждой религиозной традиции согласно собственным предположениям. Это фактически иная форма той же самой собственной «исключительности», которая считает универсализм единственно истинной, объективной точкой зрения, а каждую известную по преданиям религиозную традицию – всего лишь ограниченным, культурно обусловленным инструментом для тех универсальных ценностей, которые подвластны для распознавания более просвещенному универсалисту.

В господствующей британской культуре христианское предание чрезвычайно и, возможно, фатально скомпрометировано историческими преступлениями и провалами казенного христианства. Но до сих пор у квакеров присутствует особенное понимание христианства, которое отвергает авторитаризм, догмы, сделку с насилием и использует Библию для освещения нашего собственного опыта духовной действительности. Эта квакерская христианская традиция является нашим уникальным вкладом в религиозную культуру мира. Отказавшись от нашего собственного предания в пользу абстрактных этических принципов, мы уменьшаем красоту и разнообразие духовных ресурсов, доступных для всех людей.

Приверженность определенному религиозному преданию не означает отрицание всех остальных. Нередки случаи, когда эмоциональные и духовные источники коренятся в множественных религиозных преданиях (здесь доступна для скачивания статья Рианнон Грант на английском языке с исследованием «множественной религиозной принадлежности»). Принимая всерьез многообразие религиозных преданий, мы можем позволить себе открыто смотреть на сложные реалии различий между традициями, а не упорствовать в том, чтобы все они соответствовали одному набору ценностей. Это и есть та форма универсализма, которая искренне открыта для разнообразия духовных озарений и ощущений, и которая признает уникальный вклад каждого отдельного предания, включая нашу собственную уникальную квакерскую христианскую традицию.

Вопросы для размышления

Что христианское предание значит для тебя? Для твоей деятельности как квакера более важны конкретные религиозные предания или универсальные ценности?

Крейг Барнетт

2017 г.

Источник

Поделиться: