Пасхальные размышления

Элизабет О’Коннор в «Призыве к преданности» пишет:

Мир может быть устрашенным, обеспокоенным и уставшим, но мы не отягощены этим миром. Мы следуем за Тем, кто обладает неистощимыми ресурсами и предоставляет их нам, и Он сказал: «Вам нужно установить новые нормы жизни, чтобы люди увидели, какой может быть жизнь». Это ваша задача. Ваше главное призвание – войти в отношения завета с теми, кто также встретился с Христом, чтобы стать тем новым сообществом, в которое могут прийти и другие люди.

Вдохновившись этими словами, а также словами Джин Зару в Рамалле, я чувствую побуждение записать свои пасхальные размышления. Прошло около полутора месяцев со времени моего возвращения с Международной пленарной встречи в Писаке, Перу. Отзывы об этой встрече многих Друзей – а двое из них написали о ней прямо сегодня – отражают и мое ощущение продолжающегося вдохновения проведенным совместно временем. Мое сердце переполнилось, отразив полноту присутствия с нами Бога. В «Гринче, укравшем Рождество», после того, как похититель Рождества Гринч обнаруживает победу любви над жадностью, рассказчик говорит: «Его сердце выросло втрое в тот день», а одна из иллюстраций изображает сердце, пробивающееся сквозь металлические заслонки. Подобным образом, мое сердце так наполнено, что я ощущаю его выходящим за пределы тела. Можно надеяться, что это Богом вдохновенное переживание останется нашим ориентиром на долгое время. То преображение, которое многие из нас испытали в Перу, предполагает самые неожиданные перемены в нас.

Пасха вызывает преображение не только через полноту любви, но и на месте распятия – изменение через полноту страдания вместе с другими, полноту риска общего переживания, отказ от собственного комфорта с тем, чтобы дарить комфорт, и обретение прощения снова и снова. В этом, пожалуй, самый немыслимый парадокс, а также возможность величайшей свободы.

Сегодня мы услышали о взрывах в Брюсселе. Неожиданное насилие, вдобавок к тем происшествиям, которые слишком уж часто случаются, усиливая страдание такого множества людей по всему миру – беженцев, изувеченных, разуверившихся… это заставляет нас плакать. Мы оплакиваем непостижимость того, что даже будучи мудрыми, творческими и упорными человеческими существами, мы не можем привести в порядок жизнь многих людей в нашей общемировой семье. Можно мечтать об этом, но прогресс все еще слишком призрачен. То, что мы себе представляем, на самом деле, просто: чтобы всех детей кто-то любил, все люди могли работать и обеспечивать свои семьи, чтобы никто не голодал, и признавалась значимость каждого человека. Мы понимаем, что это возможно. Как Бог дает нам надежду?

Размышляя над значением Пасхи, давайте подумаем о кресте и страдании Иисуса. Послание распятия кажется сложным для понимания. Во время обучения в Эрлемском колледже я расспрашивала об этом Тома Мьюллена и Хью Барбура на библейских занятиях. Их блестящие ответы не прояснили для меня значение креста. Но сегодня послание Джин Зару говорит мне:

Даже неся крест к собственной смерти, Иисус обращался к нам. Его слова, его просьбы были настолько очевидными, настолько упорными, что короткого небрежного ответа с нашей стороны просто недостаточно. Требуется гораздо большее. Изменения наших ориентиров – вот чего Иисус хотел тогда, и чего он хочет от нас сегодня. Его не интересуют наши равнодушие, жалость или печаль.

Крест нельзя рассматривать объективно или с позиции отрешённости. Требуется наше присутствие для того, чтобы кто-то был там, на кресте. Присутствие требует нашего участия… Мы не можем довольствоваться участием в религии, как в упражнения для улучшения своих душ. Мы, скорее, по-настоящему испытаем страсти Иисуса только лишь, когда будем готовы и захотим поучаствовать в том, что происходит вокруг, в нашем мире.

Жизнь, Бог, наша собственная совесть требуют, чтобы мы полностью отдали себя страданию и радости, которые неотделимы от религиозной жизни. Бог дал нам жизнь, и мы вновь и вновь возвращаемся к своему сотворению и через Бога обновляемся. Именно отказываясь от эгоизма и вовлекаясь в полноту страдания и любви, мы освобождаемся от ограничений своего человеческого существа.

Руины собора Святого Михаила в Ковентри. Пасхальные размышления

Руины собора Святого Михаила в Ковентри

После разрушения кафедрального собора Ковентри во время Второй мировой войны настоятель собора Дик Ховард дал обет не мести, а прощения и примирения. Восстановленный из праха «Крест из гвоздей» стал общемировым символом прощения и примирения. В нашем ощущении полноты жизни: разрушения и восстановления, смертельной утраты и возрождения, страдания и прощения, – я молюсь, чтобы мы, как Друзья и как человеческая семья, смогли простить и выбрать любовь вместо ненависти.

Моя пасхальная молитва

О, Создатель всей Жизни,

Приведи нас в полноту, которую ты знаешь. Дай нам не уклоняться от страдания, но позволь пребывать со всеми страждущими человеческими существами. Помоги нам сблизиться со своей собственной болью и просить твоей помощи для нашего исцеления и твоей любви к нам во всей полноте того, что мы есть. Мы знаем, что ты плачешь. Мы знаем, что ты любишь нас. Помоги нам перестать осуждать друг друга и встать на путь любви и сострадания. Помоги помнить о боли стремящихся к разрушению.

Позволь нам погрузиться в тебя, Боже, и жить так, чтобы принести на Землю новую жизнь. Дай нам воплотить то, о чем мечтаем. Да принесем мы твою любовь и радость, твое присутствие в этот страдающий мир. Да не убоимся мы, но пусть наши жизни говорят в каждом добром деле, которое мы являем другому человеку.

В тебе, Боже, надежда наша. У нас одна жизнь. У нас один мир. Помоги нам полностью поверить в целительное содружество с тобой. Дай нам воплотить его сегодня. Позволь в эту Пасху помнить о том, что мы едины с тобой, плачем с тобой и поем от радости. Аминь.

Крест из гвоздей и надпись "Господь, прости". Пасхальные размышления

Крест из гвоздей и надпись «Господь, прости»

Гретхен Касл
23 марта 2016

Источник

 

Поделиться: