Бог, Иисус, христианство и квакеры

Мне, как Другу-нетеисту, иногда задают вопросы о моей вере в Бога, моем понимании Иисуса и моем отношении к христианству. Мне нравится, что меня спрашивают об этом, и вообще такие темы я люблю обсуждать.

Мне не трудно отвечать на вопрос о Боге или подтверждать свою веру в Бога, хотя я не верю в такого Бога, который является сущим, вовлечен в мою жизнь, реагирует на мои молитвы, будет судить меня после моей смерти или предлагает мне вечную жизнь.

Мне также не составляет труда отвечать на вопросы об Иисусе, поскольку в моем понимании Иисус – учитель, целитель и общественный деятель в великой традиции иудейских пророков. Хотя я не считаю Иисуса божеством, меня чрезвычайно вдохновляют основные принципы его учения, в частности его две заповеди: любить Бога всем своим сердцем и относиться к другим так, как вы бы хотели, чтобы относились к вам.

Вторая заповедь проста для понимания, но часто трудна для выполнения. Нелегко понять, что такое заповедь, особенно если вы не воспринимаете Бога как существо. Тем не менее, для меня это имеет значение, потому что я представляю Бога как первичную жизненную силу вселенной: нечто – процесс или силу – создающее вселенные и ответственное за появление жизни на Земле. Жизнь на Земле включает в себя множество мерзких событий и человеческих трагедий, но в ней есть и много прекрасного. Можно представить себе, как развивалась бы жизнь без этих позитивных сторон, поэтому я воспринимаю их как дар. Вот как я понимаю первую заповедь: я должен жить так, чтобы способствовать развитию прекрасных сторон жизни на Земле во благо ее обитателей – как людей, так и животных. Как видно, звучит это довольно туманно, но все же дает некий указатель направления и согласуется со свидетельствами Друзей.

Вопросы о квакерской вовлеченности или о моей вовлеченности в христианство кажутся мне сложнее. Многие не-квакерские христиане, особенно евангелисты, конечно же, отвечали бы на вопрос о христианстве квакеров, используя определенный набор критериев. – Верят ли квакеры в Бога, создателя вселенной, который отвечает на молитвы, и кто будет судит нас после смерти? Верят ли квакеры, что Иисус физически воскрес из мертвых, и что вера в него ведет в рай и спасает нас от ада?

Я не думаю, что такие вопросы вообще полезны, когда мы, квакеры, сами для себя задаемся вопросом о христианстве. В большинстве христианских конфессий есть некая декларация веры, какого-то рода крещение или ритуал, официальное членство обычно существует и играет важную роль. Для членов этих конфессий вопрос о христианстве прост и понятен.

Очевидно, этот вопрос не такой уж и простой для непрограммированных Друзей. У нас нет определенного символа веры, с которым можно было бы сверяться, а люди часто многие годы ходят на собрания и служат в комитетах не имя официального членства. Действительно, существует ритуал созыва комитета ясности для рассмотрения вопроса о членстве и радушного приветствия при предоставлении формального членства, но в целом получение формального членства является не особенно впечатляющим мероприятием, а различие между членами и участниками является минимальным.

Тем не менее, современные квакеры являются наследниками долгой и богатой христианской традиции, но подробности этого я оставлю на рассмотрение историкам квакерства. Полагаю, что вопросы о том, являются ли квакеры христианами, или же христианами являются отдельные квакеры, не особо внятны, и лучше всего их было бы заменить вопросами о том, как мы понимаем Бога, как понимаем Иисуса, или же какой у нас духовный опыт.

Вопрос о моем христианстве, безусловно, не прост и для меня, и на него можно было бы дать разные ответы в разных случаях, в зависимости от ряда факторов. При ответе «Да, я христианин» я имею в виду, что являюсь членом традиционно христианской конфессии, испытываю огромную любовь к Иисусу и стараюсь придерживаться свидетельств, соответствующих его заповедям. Я также принимаю во внимание, что ранние последователи Иисуса имели разное понимание того, кем именно был Иисус и каким было его послание, поэтому я считаю, что определение христианства всегда могло быть широким, даже если часто отдельные лица и конфессии пытались ограничить его теми, кто разделяет лишь их убеждения. Определение слова «христианин», которое мне нравится больше всего, это просто «последователь Иисуса из Назарета» – не Иисуса Христа. Согласно такому определению я был бы христианином.

Когда я испытываю желание ответить «Нет, я не христианин», я имею в виду, что не верю в загробную жизнь, не верю в Бога как существа, действующего в мире, не принимаю Никейский символ веры и не верю, что Иисус физически воскрес из мертвых. Думаю, что если бы я мог волшебным образом поделиться своими убеждениями со всеми людьми в мире, кто считает себя христианами, большинство из них не сочло бы меня христианином. Из-за это я считаю, что называть себя христианином значило бы противоречить наиболее широко принятому значению этого слова.

В любом случае, меня не особенно заботит, будут ли меня называть христианином, и у меня нет энтузиазма защищать любое право называться им, даже если, возможно, оно у меня есть. Я более склонен защищать свое право называться верующим в Бога и приверженцем Иисуса, хотя мое понимание этих обоих понятий может отличаться от общепринятого.

Насколько важно для Религиозного общества Друзей или Всеобщей конференции Друзей прийти к решению, является ли их квакерская организация христианской? Важно ли это для маркетинговых целей? Целей самоопределения? Других целей? Ясно одно – современные квакеры никогда не придут к согласию, остается ли квакерство христианской религией.

Неясно, могут ли квакеры провести продуктивную дискуссию на эту тему. Я думаю, что возможности для обсуждения наших собственных религиозных взглядов ограничены, поэтому боюсь, что мысли и эмоции по этой теме часто возникают без ясного понимания вопроса. Думаю и надеюсь, что возможно обсуждать диапазон верований, концепций и духовных ощущений, присущих квакерству, таким образом, чтобы возникло понимание, принятие, сплоченность и чувство идентичности.

Я знаю, что некоторые Друзья согласны с тем, что квакерство объединяют общие свидетельства и практика, и этого им достаточно. Однако думаю, что обсуждение наших убеждений по-настоящему ценно. Мой самый волнующий и вдохновляющий опыт как квакера был получен, когда я участвовал в работе комитетов ясности по вопросу членства, когда мне рассказывали о своих убеждениях и опыте, которые побудили обратиться за членством. Часто в нашем собрании рассылались письма с запросом на членство, и это также действовало на меня вдохновляюще.

Меня также вдохновила долгая переписка, происходившая в квакерской группе в Фейсбуке. Десятки участников очень вдумчиво и уважительно отнеслись к вопросам о Боге, христианстве и квакерстве. Это заставило меня гордиться и укрепило мою веру в то, что такие дискуссии возможны и действенны.

2018

Джим Кейн (Атланта, США)

Источник 

Поделиться: