История Марка Хейлера. Отрывок из книги «Отказавшиеся убивать»

Во время Первой мировой войны около 16000 британцев открыто отказались идти воевать по мотивам совести. Ниже приведены воспоминания одного из них.

Когда началась война, Марку Хейлеру было 26 лет, и он работал в Ливерпульской школе для малолетних преступников. Он был квакером, но был противником войны не только по религиозным убеждениям. «Мы все отказались от участия в боевых действиях по убеждениям совести — мои четыре сестры, так же как и мои четыре брата. Это было продиктовано не религиозным чувством, а, скорее, нравственными принципами».

Вскоре Марк объединился с другими ливерпульскими пацифистами, и некоторое время они обдумывали план о том, как скрыться от призыва в сельской местности в Шотландии. «Такое решение может показаться необдуманным, но тогда оно представлялось единственным выходом из ситуации. Мы все были очень молоды и склонны к авантюризму».

Когда начался активный призыв в армию, опасность стала более серьезной. Военный суд отказал Марку в полном освобождении от воинской повинности, и его протест против такого решения был также отклонен. Работодатель Марка предупредил его: «Я ничего не имею против твоих убеждений, но не дай им арестовать себя здесь: всех подобных ребят ждут полицейские суды». Зная, что железнодорожные станции были под наблюдением, Марк проехал весь путь домой в Лондон на велосипеде, но на следующий же день был снова арестован и возвращен под стражу. Марка судили в суде магистрата, и он был отправлен в армию.

Марк продолжал считать себя не военным лицом, а гражданским, и был готов оказать полное неподчинение военным приказам. Первый раз к тюремному заключению его приговорили в Вандсворте. Но, по словам Марка, несмотря на враждебность начальника тюрьмы, его не запугали. Количество отказчиков совести, отправленных  в тюрьму Вандсворта, росло, а в самом Марке семимильными шагами росла решимость бороться.

Когда пришло освобождение, его отослали назад в казармы. Там он был судим военным судом за отказ мести пол. Над ним измывались, сокращали порции пищи, оставляли голым в течение многих часов за отказ носить военную форму, и, в конце концов, изолировали в охраняемой палатке. Охрана из двух солдат находилась на отдалении так, чтобы он не мог общаться с ними. В военном суде он произнес: «За отказ быть солдатом мне говорят, что мне придётся распрощаться со своей жизнью. Мне этого не понять. Я думал, что дни гонения за веру давно уже закончились, и что англичанин вправе иметь свои собственные убеждения и выражать их». Он был приговорен к принудительному труду в течение года в Винчестере, отпущен и снова арестован.

На этот раз он согласился работать в проекте министерства внутренних дел, и был отправлен в Дартмур. Изначально Дартмурская тюрьма была построена для пленных наполеоновских солдат, а в 1916 году заново открыта под названием «Принстонский трудовой центр». В нем содержалось более тысячи отказчиков совести.

First World War - Conscientious Objectors - Dartmoor

Группа отказчиков совести на работах в Принстонском трудовом центре. Фото: www.huffingtonpost.co.uk

Именно здесь Марк помогал и ухаживал за отказчиком совести Генри Фиртом, который вскоре скончался. «В то время я был своего рода санитаром. Генри был всего-навсего парнишкой 21 года. У него была пневмония. С ним жестоко обращались и отослали работать на болота в ужасную погоду… Это были единственные похороны в Дартмуре, и наши сопровождающие не стали чинить нам никаких препятствий. Спустившись к железной дороге, мы последовали за гробом — он был помещён в поезд, идущий на Плимут. Мы не позволили надсмотрщикам делать что-то, кроме того, что они обязаны были делать: всё было организовано и проведено нашими людьми. Некоторые из нас знали противотуманные сигналы и поместили их вдоль железнодорожной линии. Как только поезд выехал из маленькой станции в Принстауне, прощальные сигналы вскоре скрылись из виду. И я помню, как около тысячи людей одновременно затянули религиозный гимн «Пребудь со мной».

Антипацифистская карикатура

Антипацифистская карикатура с подписью: «Джентльменам с совестью не требуется оружие. Они собираются выиграть войну, распевая Гуннам песенки о любви.» Источник: roadstothegreatwar-ww1.blogspot.ru

Марк дожил до девяностых годов, осознавая, что на всю его жизнь был наложен отпечаток отказчика по убеждениям совести. Однажды в тюрьме он впал в сильную депрессию. «Возникали ужасные мысли, способные уничтожить кого угодно. Не было никого, с кем можно было бы поговорить; ночью слышались крики людей. И так продолжалось месяц за месяцем. Мне казалось, что этому никогда не будет конца. Вы просто не представляете, что всё это может с вами сделать».

И так же, как и многие другие отказчики совести, сразу после освобождения он столкнулся с проблемами трудоустройства. «Комиссии по приёму на работу проводили собеседования, где последним вопросом всегда было: «Что Вы делали во время Первой мировой войны?» Я всегда знал, что это был конец. Один раз мне предложили очень хорошую работу, но предложение было снято: «Вся комиссия очень сожалеет, но мы не можем себе позволить принять Вас с подобной записью». Никто не хотел брать на себя ответственность за наём человека, сидевшего в тюрьме».

Текст взят из книги «Отказавшиеся убивать» (Refusing to kill).
Источник: www.ppu.org.uk

Поделиться:


Похожие темы:

Добавить комментарий