В плену

Для выполнения работы Жизни мы созданы с разными дарованиями: осведомленностью, осмыслением, волей, сочувствием. Мы можем играть с этими дарами, и только играя с ними, мы учимся хорошо их использовать. Но в игре мы рискуем попасть в ловушки самопотакания, рискуем притупить и исказить важнейшие цели наших дарований и нашей жизни.

Религиозные структуры слишком часто напоминают многопользовательские ролевые онлайн игры. Группа людей соглашается придерживаться конкретной сюжетной линии, играть определенный набор ролей и получать особые награды. Бог, как своего рода флаг, возвышается над всем начинанием, означает его праведность и то, что нарушители не должны вступать в игру, пока не согласятся следовать программе.

Фундаментальная особенность квакерского пути, заключающаяся в возможности остановиться, подождать и в наше время вместе послушать Вечную Истину, дает нам некоторую защиту от ловушки самопотакания. Наш метод молчаливого богослужения в ожидании обеспечивает горнило, в котором может вспыхнуть божественное прозрение. Кричащая мелочность человечества, наша капризная подлость, наша намеренная узость кругозора, наши ложь и обман, кражи и убийства – всему этому не так легко ужиться в наших душах рядом с волнами Истины. Болезненный жар этого трения, когда сталкиваются издевательства над нашей плотью и священные цели, ради которых мы рождены – является необходимым страданием, служащим истине, справедливости и доброте. Но никто не хочет обжигаться. Как и все создания, квакеры избегают боли.

Независимо от того, насколько близко некоторые Друзья подобрались к пламени божественного вдохновения, мы не нашли своего пути в то чудесное состояние, где мы, как религиозное общество, стали бы совершенными. С самого начала доступ Друзей к божественности был неустойчивым, ограниченным традициями своего времени. В 1656 году Джордж Фокс пророчествовал, что Друзья должны «откликаться на то, что от Бога в каждом». Затем, в 1673 году, он посоветовал рабовладельцам относиться к своим подопечным с добротою. К 1700 году Религиозное общество Друзей выстроило административную иерархию, отражающую окружающий их социальный порядок, лидирующие роли в которой занимали состоятельные люди, делавшие инвестиции в рабовладельческую экономику Англии и ее колоний. В те годы немногочисленным Друзьям, публично выступавшим против рабовладения, отказывалось в членстве за речи и публикации, на которые не было позволения квакерских властей.

Однако Друзья не могли долго затыкать свои уши, дабы не слышать крики противников рабовладения, в том числе и тогда, когда они каждую неделю во время молчаливого богослужения слушали живое Слово Божье. К середине 1700-х годов, всего за несколько десятилетий Общество Друзей в основном очистилось от явного рабовладения. Материальное благополучие Друзей все еще опиралось на экономическую систему, в основе которой в значительной степени лежал труд рабов, но вопиющее лицемерие квакерского рабовладения большей частью было устранено.

Сегодня мы находимся в схожем положении. Благосостояние Друзей основывается на экономике, опирающейся на несправедливость и жестокость. Эта правда уже почти слишком болезненна, чтобы ее выносить. Поэтому у нас возникает соблазн играть в жизнь, а не делать пугающие обещания о служении. Мы испытываем разные соблазны: ограничить нашу осведомленность, совершая утешающие маневры; ограничить наше осмысление, отклоняя незнакомые голоса как бессмысленные; ограничить свое чувство ответственности, заявляя, что у нас нет возможностей действовать; ограничить свое сочувствие, делая четкое различие между «нами» и «ими».

Количество боли на нашей земле слишком велико для любого отдельного человека, слишком велико даже для всего Религиозного общества Друзей. Однако мы способны переносить боль затягивания ран – и испытывать радость от этого. Мы способны следовать за божественным повелением, делая хотя бы один шаг за раз. Мы можем нести бремя служения Жизни, если у нас есть поблизости друзья, которые поддержать и поправят нас, когда мы оступаемся.

«Итак, в той готовности, которую Бог сотворил во мне, в тот день, когда Его сила была в моей душе, я дал себе наставление, развиваемое и направляемое Им, в ожидании и ощущении Его святого семени…» (Исаак Пеннингтон, 1667). Приветствую тебя, Семя Жизни. Приветствую вас, могущественные дары творения. Добро пожаловать, Тот, кто направляет нас.

Мэри Клейн
2018

Источник

Поделиться: