Саймон Грей: Несколько мыслей по поводу членства в Обществе Друзей

На годовом собрании мы рассмотрели наше приветствие к тем людям, кто подал нашему собранию просьбу о вступлении в Общество Друзей, кто еще не является его формальным членом. Обсуждение было вызвано дискуссиями о членстве, которые уже проходили на наших собраниях. Было высказано много интересных точек зрения, но я чувствую, что что-то особенно важное было упущено. В то время как мы сосредоточили свое внимание на тех, кто подает просьбу, и на тех, кто посещает молитвенное собрание, не являясь при этом формальным членом Общества, мы, кажется, забыли, что все вместе мы нуждаемся в духовной подпитке и духовном обогащении, независимо от того, «вошли ли мы в Общество Друзей прямо с улицы» или наша родословная восходит к предку – квакеру Франсиску Хаугиллу, жившему в XVII веке. Когда всеми уважаемый Друг говорит, что нам нужны «хорошо подготовленные новые члены, которые будут следовать квакерским традициям», я говорю, что нам нужны члены и только. И в этом контексте все люди, кто молится вместе с нами, – это члены нашего собрания, независимо от того, в какой графе заявления они поместят себя.

Вот некоторые мои мысли по этому поводу.

"Иеритское месячное собрание", Сэмюэл Лукас. 1814

«Иеритское месячное собрание», Сэмюэл Лукас. 1814 год. Фото: quaker.org.uk

Нам необходимо пересмотреть наш ставший традиционным взгляд на себя как на «особенных людей», поскольку мы представляем собой группу людей, которых связывают общие узы, включающие нас в мир, а не выключающие из него.

Мы не только одна ветвь людей, которым нравится, чтобы было мирное небо и спокойное воскресное утро, мы ветвь, у которой есть что-то важное, основное, о чем нужно сказать миру. Оно противостоит духу времени и – во что мы твердо верим – провозглашает возможное улучшение жизни людей, как духовной, так и мирской.

Во всех наших собраниях нам необходимо пересмотреть наш традиционный взгляд на наше церковное сообщество. Люди, которых мы видим на наших собраниях по воскресеньям, не должны быть теми, кого мы видим только на воскресных собраниях в течение 90 минут – они должны быть людьми, которых мы хотели бы видеть и в другое время в течение недели. Наблюдателям, чутко реагирующим на все, следует думать творчески и действовать превентивно, заботясь о том, чтобы жизнь сообщества, включая собрание и другую деятельность больших и маленьких групп, постоянно развивалась.

Мы не можем искусственно заставить людей, приходящих на наши собрания, быть друг с другом друзьями, но мы можем создать условия, которые помогут нам легче установить дружеские отношения. Когда мы начинаем свое служение Обществу Друзей, принимая участие в работе комитетов или каким-либо другим образом, вместо брюзжания по поводу тяжелой ноши, мы должны помнить о том, что именно в процессе служения мы установили тесные дружеские связи.

Нам необходимо вновь вернуться к Религиозному Обществу Друзей. Старейшинам следует предпринимать практические шаги и действовать творчески, способствуя развитию духовной стороны жизни собрания, после того как два человека, увидев на часах время 11.30, пожимают друг другу руку. Нам нужно изучать и обсуждать свою собственную веру и практику, так же, как веру и практику других Годовых собраний, чтобы поместить себя во всемирную Квакерскую среду. Нам следует изучать и обсуждать христианские писания и писания других религий. Нам следует видеть, что стоит за написанным словом, пытаться распознать, как Бог мог бы обратиться к нам посредством музыки, живописи, архитектуры, с помощью деревьев и городской разрухи. Нам следует уяснить для себя, что мы – религия, и наша цель – встреча с Богом в нашей вере и в нашей практике.

Тот, кто не желает следовать этой религиозной практике или не хочет овладеть языком, которым мы говорим с Богом, пожалуйста, могут поступать так, как считают нужным. Но нам необходимо ясно осознавать, что до тех пор, пока эти люди смогут быть с нами (поскольку они находят это возможным для себя), мы здесь ради этого.

Нам необходимо рискнуть опять. Если мы не следуем этому призыву, то пункт 27 «Вопросов и советов» бессмыслен. Ранние квакеры во многом рисковали простым своим существованием. Шестьдесят Отважных отправился во все четыре стороны земли читать проповеди против отступничества, пытаясь убедить высоко поставленных особ, королей и султанов становиться квакерами. Кто сегодня наши Шестьдесят Отважных, и как мы поддерживаем их?

Нам не следует сегодня хранить молчание из-за боязни обидеть кого-то. Поступать так – хуже, чем обидеть, поступать так – значит относиться к людям свысока, предполагать, что они так слабы духовно, что не могут сами справиться с тем, что им не нравится. Нам нужно с радостью заявить о том, что мы думаем, и сделать это так, чтобы побудить слушающих спрашивать, а не заставить их отвернуться. Вместо того, чтобы постоянно возвращаться к высказыванию о том, что нет двух квакеров с одними и теми же верованиями (как будто два любых потока христианских верований полностью идентичны), мы должны помнить, что это – часть сути квакерства: мы не объединяем людей вокруг наших верований, мы объединяемся вокруг того, каков наш отклик на наши верования.

Это не ущербность, это освобождение.

Нам не следует также слишком быстро становиться обидчивыми – или слишком прыткими, чтобы сразу брать за горло какого-то приятеля, требуя от него проявления духовности, которую мы, быть может, не постигли сами.

Нам необходимо основательно углубить то, что я называю менталитетом «традиционного квакерского одеяния». Если, имея возможность выступить в средствах массовой информации или организуя общественное действо, мы возвращаемся к тому, что вновь надеваем смешные шляпы, тогда все, что мы делаем – это всего лишь увековечивание мифа о том, что квакеры – это люди, изображенные на пакетах с кашей, и что их смешная религия умерла столетие назад. Нам нужно перестать идеализировать известных квакеров из далекого прошлого – нужно прославить достижения квакеров в наши дни как известных, так и не очень известных. Нам следует признать, что можно рассматривать журнал Джорджа Фокса как интересный отрезок истории, но не как текст, надиктованный ему архангелом Гавриилом в пещере. Дети, в самом деле, сберегли собрание в Рединге. Но что сегодня мы собираемся делать, чтобы уберечь детей?

Нам нужно учиться прославлять наши достижения, но смотреть в будущее. Да, мы действительно получили Нобелевскую премию мира в 1947 году, но с тех пор нас не премировали, а за это время много людей стало Нобелевскими лауреатами. Вместо того, чтобы твердить о наших успехах в прошлом, нам в большей степени следует использовать их, чтобы вдохновлять нас на достижение новых успехов в будущем.

Нам следует помнить, что хотя в постскриптуме к посланию от старейшин собрания в Балби говорится о том, что мы не должны строго следовать правилам, но на самом деле, то, о чем говорилось в самом послании и что вычеркнуто из большинства изданий «Веры и практики Друзей», было по сути своей довольно специфичным и вызывающим. Нам необходимо помнить, что слово «следует» (необходимо, нужно) – подходящее слово для квакеров и что слово «следует» имеет совершенно другое значение по сравнению со словом «должен».

Конечно, нам нет необходимости сразу делать все, о чем было сказано выше, но если больше Друзей сделает что-то из вышесказанного, тогда в общей сложности мы сделаем все, что надо, и мы будем в лучшем положении, нежели, как мы думаем, находимся сейчас.

Поделиться:

Добавить комментарий