«Я увидел, как наш традиционный процесс принятия решений начал постепенно искажаться»

Происходящие в Британском Годовом Собрании события поднимают важные вопросы о процессе принятия решений. Неужели мы позабыли наш отличительный квакерский подход? Размышляет Рекс Эмблер.

Меняется ли квакерский процесс принятия решений?

Некоторые происходящие события в Годовом Собрании побуждают меня задуматься над переменами в нашей модели принятия решений. Показал ли себя старый квакерский метод излишне громоздким и медлительным? Неужели у нас не получается идти в ногу с современным миром? Нужно ли нам упорядочить наши процессы взаимодействия?

Перечисленные вопросы возникли после двух прецедентов, произошедших в течение последних двух лет, и другие Друзья о них осведомлены и, возможно, даже пару раз обсудили.

Во-первых, сессия Годового Собрания, или, как говорится, высшая инстанция Религиозного общества Друзей (Квакерская вера и практика 6.12), стала слишком многочисленной и тяжеловесной, чтобы исполнять возложенные на него функции. Несколько лет назад этот вопрос поднимался в моем местном собрании, и мы пришли к выводу, что во время посещенных нами сессий Годового Собрания участники не следовали порядку коллективного различения.

На сессиях Друзья чаще высказывались по своим личным вопросам и не реагировали на предыдущие высказывания. Никто не чувствовал процесса и стремления найти точки соприкосновения. По итогу обсуждения я написал краткое резюме, отдельные части из которого я процитирую здесь.

«В 1980-х, когда я впервые посетил Годовое Собрание, на нем была установлена четкая процедура: выступающий выражал свое мнение по теме, касающейся всех Друзей, а после этого собрание реагировало на его посыл. Мы старались исследовать поднятый вопрос под разными углами, пытаясь выработать общее понимание, пока в определенный момент к нам не приходил ответ, вокруг которого мы все могли бы объединиться. Как только подобное происходило, клерк собрания пытался сформулировать полученный ответ в запись протокола, которая после проверки принималось всем собранием. С тех самых пор, а я посещал все сессии Годового Собрания за исключением одного, процесс начал постепенно искажаться, что меня несколько озадачило и встревожило. Как же это произошло?»

У меня нет полного ответа на поставленный вопрос, однако в одном я уверен – мы, подобно остальным людям, стали слишком концентрироваться на себе как отдельных личностях, позабыли или разучились обучать нашему особому методу принятия решений. Возможно на сессии Годового Собрания стало слишком много участников, и поэтому устоявшаяся практика перестала работать. Также многие из нас не проходят подготовку в местных собраниях и не понимают, как все должно быть устроено.

Во-вторых, хочется обратиться к принятому Британским Годовым Собранием (БГС) в сотрудничестве с квакерским учебном центром в Вудбруке решению касательно изменения структуры работы БГС по поддержке местных собраний. Было принято решение распределить работников из Дома Друзей по регионам. Инициатива по множеству причин удивительная, и нам нужно хорошо разобраться в происходящем.

Журнал The Friend опубликовал заметку о принятом правлениями БГС и Вудбрука решении, а также их заявление по этому вопросу. Из заметки можно узнать о проведенном исследовании об отношении Друзей к проекту Vibrancy in Meetings («Атмосфера в собраниях»), а также об их отношении к возможному продвижению подобной инициативы по всей стране.

Согласно результатам исследования от независимой консультативной группы, Друзья хотели бы видеть у себя подобный проект, и поэтому правления приняли решение приступить к его выполнению. Собрание в поддержку страждущих было проинформировано о решении спустя несколько недель, и их спросили лишь о возникших чувствах, но не будущих действиях или решениях. И вновь об этом написал The Friend:

Кэролайн Нёрси, клерк правления БГС… сообщила: «Мы осознавали, что принимаем значимое решение, серьезно влияющее на жизни людей», при этом «мы чувствовали напутствие в виде положительных откликов Друзей и перечисленных в февральском отчете о независимой оценке преимуществ от внедрения программы «Атмосфера в собраниях»… Благодаря вашим ответам мы понимаем, что именно в этом нуждается наша церковь».

Наш региональный представитель подтвердил, что решение было принято именно таким образом. Конечно же вопрос о том, как Годовое Собрание поддерживает местные собрания, не был поднят ни на его ежегодной сессии, ни на заседаниях комитета «Квакерская Жизнь», в чью компетенцию входит подобная проблематика (см. Квакерская вера и практика 8.08).

Таким образом, мы можем наблюдать новую тенденцию в принятии решении. В чем же заключается суть тенденции? Ответить на вопрос нам поможет полезная статья в The Friend от 2 августа, в которой редактор беседует с новым клерком Правления БГС. Я хотел бы подробнее остановиться на ней, так как она может внести определенную ясность. Буду называть участников беседы «наш редактор» и «наш клерк», чтобы подчеркнуть занимаемую ими роль и отстраниться от стоящих за ними личностей.

Редактор спрашивает клерка о том как она начала работать с квакерами, ведь её прошлый опыт работы связан со светскими благотворительными фондами. Ответ клерка заключался в том, что она не нашла большой разницы в подходе к работе. Должность записывающего клерка похожа светскую должность генерального директора, а окружающие его люди напоминают «сильную команду управленцев». По мнению собеседницы, так и должно быть.

Затем редактор интересуется, какую роль в её жизни занимает квакерская вера? Её ответ подразумевает определенное напряжение между светским и духовно-ориентированным подходами к работе: «Мне кажется, всегда сложно определить, что же лежит в основе: сперва вера, а затем служение, или изначальная обеспокоенность подкрепляется верой. При этом я убеждена, что квакерство поддерживает меня в работе». Процесс принятия решения особенно важен: «Порой бывает непросто связать все воедино…Тогда я вспоминаю одну из важных истин – “доверься процессу”. Если кто-то может приструнить свое эго и просто следовать за процессом, я нахожу в этом… что-то магическое… Ой, духовное!»

Определенная напряженность возникает, когда мы в одном процессе позволяем передать решение чему-то отличному от нашего осознанного Я, а в более светских делах берем управление в свои руки и самостоятельно выносим решения, которые затем и воплощаем в жизнь. Как подобное сочетается вместе?

Наша клерк довольно осторожно подходит к этому вопросу, однако предполагает, что модель управления в БГС отвечает прямым нуждам Друзей. По новой структуре БГС, а именно новым сотрудникам в регионах, не выработано четкого плана: «Все конкретные назначения и рабочие указания будут прорабатываться менеджерами и членами Правления, а также Друзьями в региональных и местных собраниях. Мы будем рады услышать идеи касательно реализации задуманного… Мы создадим возможности для Общества расти, укрепляться и нести свидетельство широкой аудитории».

Здесь определенно прослеживается рука управленца. Правление узнает у своих членов об их чаяниях, а затем берет на себя ответственность за их реализацию. Подобный подход работает на общих собраниях акционеров любой светской организации, особенно в светских благотворительных фондах.

Редактор продолжает интересоваться сменой структуры, и как она повлияет на квакерскую жизнь. Он цитирует некоего автора, называющего направление персонала в регионы беспрецедентным новшеством, однако напоминающим «институт священнослужителей». Наша клерк с таким сравнением не согласна. Здесь её можно только поддержать, священники служат «по Воле Божьей» и, тем самым, несут за собой определенный божественный авторитет. Новые региональные работники подотчетны не Богу и не  лондонскому архиепископу, а светскому руководству.

Мои размышления носят несколько преждевременный характер, и ничего из перечисленного выше не закреплено окончательно. Думаю, пришло время для размышления и прояснения, или, если быть точным, для традиционного квакерского различения. Принимаем ли мы новые способы взаимодействия и принятия решений? Хотим ли мы этого, или мы вынуждены так действовать? Предлагаю для начала прояснить разницу между двумя подходами.

С одной стороны, традиционный квакерский подход основывается на убеждении в наличии «чего-то, что от Бога, в каждом», что хорошо описано в третьей главе Квакерской веры и практики. Процесс различения требует от нас совместно прийти к истине относительно насущной ситуации и почувствовать, как мы призваны ответить на неё. Далее, мы формулируем выражение призыва и принимаем его, а после обязуемся его исполнять.

С другой стороны, новая модель управления схожа с практикой светского принятия решений. Сперва проводятся исследования человеческих потребностей и желаний (как внутри группы, так и более широкой аудитории), а затем решение формулируется небольшой группой людей, в обязанности которой входит интерпретация потребностей и выбора способа их удовлетворения.

Одним из факторов, подогревающих противоборство моделей, является требование государственной Комиссии по благотворительности определить относительно небольшую группу людей, которая может представлять Общество и нести ответственность за его действия перед законом. Несколько лет назад мы приняли решение подчиниться требованию регулятора, чтобы продолжить работу по закону в качестве благотворительной организации. Уже тогда мы понимали, что решение так или иначе повлияет на наш способ взаимодействия – мы определили ответственными группу членов Правления БГС – однако мы настояли на том, чтобы с внутренней точки зрения последнее слово оставалось за сессией Годового Собрания (Квакерская вера и практика 6.12). Между ежегодными сессиями такими полномочиями обладает Собрание в поддержку страждущих , и от членов Правления БГС оно только принимает «рекомендации» (Квакерская вера и практика 7.02). Если члены Правления решат предпринять «какой-то значительный долговременный проект…, им следует проконсультироваться с Собранием в поддержку страждущих и обращаться за его руководством» (Квакерская вера и практика 7.03).

«Действующие собрания членов Правления и иных групп предоставляют религиозное различение, направляющее наши действия в мире… Члены Правления осознают и прислушиваются к различению Годового Собрания, Собрания в поддержку страждущих и других комитетов и обеспечивают их исполнение, с учетом законодательных и финансовых ограничений» (Квакерская вера и практика 8.17)

Может быть жонглирование соперничающими моделями доказывает свою сложность, громоздкость и неэффективность? Или же мы нашли светскую модель управления более подходящей для современного Общества Друзей?

Источник

Поделиться: