Мы вместе. Наша корпоративная жизнь в Религиозном обществе Друзей // Маргарет Хитфилд

Размышляя над тем, какой тип организации предоставляет наименьшее количество помех свободному полету духа, Маргарет Хитфилд обращается к проблеме руководства как в наших отдельных судьбах, так и в жизни корпоративной. Тот способ, которым мы открываем для себя эти водительства и следуем им, и есть сама суть нашего совместного духовного путешествия, которое, если мы следуем правильным путем, делает «народом Божьим» именно квакеров, а не какую-нибудь иную благотворительную организацию.

Во введении она пишет… «Я еще могла понять, каким образом Дух вел нас в различных направлениях в наших частных судьбах, но почему то же самое происходило и тогда, когда мы рассматривали наши корпоративные вопросы?» В поисках ответа Маргарет обращается к историческим и теологическим данным, а также к современным теориям менеджмента и сущности организаций.


Скачать: [.pdf]  [.doc]

Мы вместе

Наша корпоративная жизнь в Религиозном обществе Друзей

Маргарет Хитфилд

Перевод Наталии Наказнюк

Галактика Водоворот как метафора корпоративной жизни

Галактика Водоворот. Источник: wikipedia.org

 

Содержание

Предисловие
Введение
Благодарности

Глава 1: Голос любви и истины в наших сердцах
Повеления, ангелы и видения
Контрасты
Наше нынешнее понимание

Глава 2: Вопросы и трудности
Жизнь на двух уровнях
Внутренняя глухота
Дар проницательности
Совесть
Шаги к действию
Упорядочивание нашего внутреннего мира
Проверка наших водительств
Личное или публичное?

Глава 3: Голос любви и истины в нашем Сообществе
Сложность нашего Сообщества
Историческая сложность
Теологическая сложность
Социальная сложность
Наш высокий идеал
Неудача?

Глава 4: Отступление от темы
Пример
Квакеры как Движение
Квакеры как закрытая группа
Результат закрытия группы
Группа снова открыта

Глава 5: Квакерская Корпорация
Всякое тело продолжает удерживаться…
Давление на старую географическую систему и ее деформация
«… пока не понуждается приложенными силами»
Квакеры как корпорация

Глава 6: Квакерская Галактика
Новая забота?
Почему мы изменились?
Новый вид коллективного водительства?
Давление на новую систему и ее деформация
Путеводитель по Квакерской галактике
Что нам делать?

Глава 7: Групповое различение
Наш бизнес-метод
Взращивание способности к различению в группе

Глава 8: Истина и единство
История с моралью
Лидерство
Заключение

Глава 9: Эпилог
Ссылки
Дополнительные материалы для полезного чтения

 

Введение

В этом году мы завершили работы по пересмотру и исправлению наших Книг Дисциплины, что предоставило прекрасную возможность для того, чтобы взглянуть на нашу корпоративную жизнь с различных точек зрения.

В нашей «Книге Дисциплины» мы предпринимаем попытку выразить содержание и сущность нашей совместной жизни, кратко излагая наш опыт и выражая его печатным словом. В ходе работы над историей вопроса я сочла возможным исследовать структуру нашей корпоративной жизни, процессы, в ходе которых она обрела ныне существующий формат и очертания, а также предположить, как она может развиваться в будущем.

Я опиралась на собственный опыт, поскольку, когда я была клерком центрального комитета Квакерской Внутренней Службы, я получила возможность совершить экскурс в жизнь и деятельность Друзей за пределами своего сугубо местного участка и заглянуть в сферу деятельность национальных комитетов и центральных департаментов на тот период времени.

Трудный вопрос

В бытность свою клерком, я заинтересовалась вопросом, как организовать деятельность квакерского сообщества таким образом, чтобы максимально сократить число препятствий для движения Духа. Вместе с помощником клерка Дерриком Уайтхаусом мы полагали, что цель любой организации и структуры заключается в том, чтобы освободить животрепещущую сущность нашей деятельности от любых ограничений. Совместными усилиями мы разработали некоторые новые подходы к ведению дел комитета, каковые в определенной степени казались полезными на пути к свободе, но они отнюдь не снимали моего замешательства по поводу остававшихся помех и препятствий. Каждый член группы был предан доверенной ему работе, каждый из них был убежденным Другом, пусть даже не все могли похвастаться длительным стажем пребывания в группе. По-видимому, каждый был призван к служению благодаря тому, что «голос любви и истины», звучащий в сердцах других, нашел отклик в его сердце. Но почему же в таком случае мы не могли прийти к согласию?

Я еще могла понять, каким образом Дух вел нас различными направлениями в наших частных судьбах, но почему то же самое происходило и тогда, когда мы рассматривали наши корпоративные вопросы?

Эта загадка породила дополнительные вопросы касательно как общей структуры, в рамках которой работал наш комитет, так и функционирования нашего Годового Собрания соответственно. В то же самое время в своей каждодневной работе я размышляла о природе организаций (я работала в одной крупной организации, которая временно откомандировала меня в другую организацию). И я находила некоторое сходство с моим квакерским опытом. В итоге мои недоуменные размышления вылились в два вопроса весьма общего плана:

Прежде всего, является ли наше Годовое Собрание собранием народа Божего, единого тела Христова, как описывается в послании Павла к Коринфянам, собранием гармоничным и дисциплинированным под водительством Господа или же религиозным движением, нацеленным на то, чтобы как можно шире распространять наш особый способ богослужения и обеспечивать помощь и поддержку в наших индивидуальных духовных странствиях?
Второй вопрос относится к обещанию, данному нам Джорджем Фоксом, что если мы все «будем прислушиваться к голосу любви и истины» в наших сердцах, и жить в Свете, тогда все мы будем едины в нашем восприятии воли Божьей. Ошибался ли он, или нам не удалось достигнуть такого единения? Почему так трудно достичь единства в решениях, принимаемых нами для всей нашей организации?

Вопросы очень объемны, а книга эта должна быть очень скромного размера. Я не теолог, не историк и не консультант по проблемам управления. И все же я взяла на себя смелость вторгнуться на территорию всех трех областей. К счастью, многое уже было сказано до меня другими людьми, и в завершение книги я перечислила ряд изданий, которые сочла весьма полезными.

Благодарности

Мой небольшой экскурс в общенациональную жизнь нашего Годового Собрания благополучно завершился, и я снова на некоторое время вернулась домой. За время своего путешествия я многое узнала, встретила многих людей, оказавших на меня сильное влияние. Если их мысли появятся здесь в форме моих собственных, и они узнают их, тогда, надеюсь, им это понравится, и они простят меня за то, что я не смогла поблагодарить их индивидуально.

Многим мне хотелось бы высказать свою искреннюю благодарность – Бет Ален, Элизабет Солсбери и Джиму Пиму, представителям комитета Свортморских лекций, оказавших мне неоценимую поддержку и помощь в подготовке этой лекции; Друзьям в Экзетере и Бриджпорте, которые, незаметно для себя, помогли мне в пути; Констанс Диалав, Мифанви Пигготт, Бет и Теду Кантреллам, моим «домашним» читателям, и, конечно же, Друзьям из моего собственного Собрания в Саутгемптоне, которые так любовно меня опекали и так благородно освободили меня на какое-то время от моих обязательств по участию в жизни нашего Собрания.

Мой муж Дэвид имел параллельный и пресекающийся с моим опыт структуры и жизни нашего Годового Собрания на общенациональном уровне. В течение нескольких лет мы делились с ним мыслями и впечатлениями, и я глубоко благодарна ему за то влияние, которые его мысли оказали на меня.

Я бы также хотела выразить здесь свою благодарность Брайану Спиди за жизнь и слова. Его дар эксцентричного, но в то же время убедительного исследования Друзей и их уклада, так заметно повлиял на мое собственное видение нашей корпоративной жизни.

Маргарет Райс руководила моими первыми робкими шагами на Пути, когда я была еще совсем ребенком. С тех самых пор она для меня всегда была основным ориентиром в моем духовном путешествии, и пока я писала то, что следует далее, я все время чувствовала, что она заглядывает мне через плечо.

Маргарет Хитфилд
декабрь 1993

Глава 1
Голос любви и истины в наших сердцах

Давайте начнем с того, в чем по утверждению квакеров, они чувствуют себя наиболее уверенно при решении сложных вопросов – а именно, с нашего собственного духовного опыта. Традиционно квакерские дискуссии начинаются именно с этого вопроса, или же к нему неизбежно возвращаются, когда дискуссия уходит в сторону.

Эта традиция интересна сама по себе, поскольку опирается на два основных принципа нашей жизни вместе. Одним из этих принципов является наше личное, сокровенное отношение с Богом, продемонстрированное Иисусом своим апостолам как модель поведения. Он приглашал своих последователей признать наличие своего собственного внутреннего мира, в котором Бог уже присутствует, ожидая признания и познания. Второй принцип – это повторное открытие Джорджем Фоксом той преображающей, непосредственной близости с Богом, которую можно достичь, если очистить религиозную жизнь от всех второразрядных элементов. Это то самое открытие, что привело Друзей к молитвенным службами ведению дел без платных рукоположенных служителей, без ритуалов и символизма и без притязаний на религиозные откровения, не находящие подтверждения в личном опыте.

В нашей совместной жизни мы всегда побуждали друг друга опираться на один из этих двух великих принципов, и мы установили, что надежно и благоразумно довериться нашей внутренней способности слушаться Господа. Мы понимаем, что наш внутренний мир, так же как и иные аспекты нашей жизни, способен развиваться. Мы можем познавать его, изучать, укреплять, поддерживать друг друга в этом благородном деле, проводить там генеральную уборку, упражнять его, добиваться успехов и терпеть неудачи. Поскольку индивидуальные особенности у людей такие разные, то и способы, которыми мы описываем и развиваем эту часть нас самих, тоже могут различаться согласно нашим разным жизненным историям и темпераментам, варьируясь по своему складу – от мистических до практических.

Прославление этого дара, этой внутренней способности людей самых разных и в самых различных обстоятельствах слышать Господа, который уже внутри нас, и составляет одну из основополагающих сфер согласия в нашей совместной жизни. Мы благодарны за этот дар в нас самих, и стараемся самым добросовестным образом уважать его в других. Мы обнаружили, что эту способность можно восстановить, даже если ею пренебрегали, или же ей был нанесен эмоциональный вред или же пришлось испытать горький опыт.

Духовная традиция, из которой мы исходим, убеждает нас в том, что тот внутренний мир, который открывается в ответ Господу, содержит возможность испытать водительство и руководство в нашей жизни на службе Господу, и что наше умение распознать, или иными словами, рассортировать различные виды побуждений, идущих у нас изнутри, будет улучшаться с практикой и верой.

Ричард Хабберторн, будучи в заключении в Норвичском замке в 1663 году, писал к своим друзьям:

«Содержите разум свой в Свете, и ясность видения вашего будет возрастать по мере того, как ярче будет становиться Свет, как будет он шириться в вас… и вы придете к разгадке того, что есть от Бога, а что супротив Него». (1)

За прошедшие годы многие и многие Друзья свидетельствовали о переживании того же опыта.

В попытке следовать этому совету те, кто уже в течение некоторого времени находились среди Друзей, прониклись традицией покоя, тишины и готовности. Готовность подразумевает ожидание неожиданного. Призвание к выполнению неожиданных заданий наступает как ожидаемое естественное следствие природных талантов человека. Неделю за неделей собираемся мы на наши молитвенные собрания с чувством предвосхищения, возможно даже в надежде на то, что нам не понадобится говорить, а просто проявить свою готовность к действию, если мы будем движимы Духом Божьим. День за днем мы стараемся жить так, чтобы постоянно быть открытыми голосу любви и истины в наших сердцах.

Повеления, ангелы и видения

Настоящие толкования этого аспекта нашей духовной жизни развились в результате долгого, долгого путешествия. И началось оно с происшествий, случившихся с различными персонажами, описанными в Ветхом Завете. Их встречи с Богом описывались там в простых словах, таких как «..И сказал Господь…», «И воззвал к … Ангел Господень с неба» или «Как повелел Господь…»

Здесь ощущается определенное допущение отдельного, почти физического присутствия. Однако иногда встречалисьвидения, послания, скрытые в сновидениях или знаки во внешнем мире, которые люди с даром распознавания могли интерпретировать, как послания Божии.

Иногда передаваемое содержание таких посланий – когда проповедовалась, например, массовая резня – звучало в высшей мере отвратительно. Для понимания подобных эпизодов следует помнить, что и способности к распознаванию тоже были еще в младенческом состоянии!

Постепенно, и зачастую через болезненный опыт, евреи научились тому, как следует сверять такие специфические примеры водительства с более общим пониманием, которое формировалось у них относительно того образа жизни, к которому и призывал их Господь – а именно, с представлением о жизни, проживать которую следовало скорее в соответствии в общими духовными ценностями, а не придерживаясь педантично буквы закона; о жизни, в которой требовались скорее любовь и верноподданническое послушание воле Бога, вместо попытки умилостивить гнев Божий жертвоприношением животного; о жизни, нацеленной скорее на культивирование сострадания, мудрости и кротости, а не на религиозное принуждение и племенное превосходство.

Со временем они начали понимать, что был еще и «тихий и кроткий голос» (2), который они могли слышать в душах своих, что им нужно было «покориться Господу и надеяться на Него» (3). И для того, чтобы пребывать в мире духовном, от них требовалось «действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (4)
Путь понимания продолжался через учение Иисуса и его пример: его практику личной молитвы; его учение о Царствии Божьем в каждом из нас; его приглашение следовать его водительству, как овца следует за любящим пастырем; его борьбу за то, чтобы распознать волю Божью в собственной жизни и следовать ей; его готовность заплатить собственной жертвой и страданием; и его обещание, что Дух Святой останется постоянным учителем и водителем, когда он сам покинет учеников своих.

В жизни ранней Церкви, после смерти Иисуса, понимание водительства продолжало развиваться по мере того, как последователи Иисуса старались внедрить все, чему их научили, в свои жизни – как отдельных личностей, так и групп. Они обнаружили, что Дух Святой и в самом деле давал им слова, чтобы говорить, когда им нужно было, и наставлял их в размышлениях о том, как же все-таки жить вместе как сообщество. Дух продолжал наставлять через духовные сочинения и проповедование христианской традиции в ее разнообразных формах. Нам повезло, что так много духовного опыта было записано теми, кто стремился следовать христианскому пути, потому что среди этого богатства мы обычно находим и те мысли, которые соответствуют нашим нынешним условиям.

Однако в последующие несколько столетий жизни Церкви эта тема верховной важности сокровенного отношения личности с Богом отошла на второй план, и только мистики и святые по-прежнему поддерживали ее. Мощнейшим направлением в жизни основного христианского сообщества было стремление к авторитарному контролю, что оставляло мало возможностей для прорыва Духа.

Джордж Фокс и его друзья, а именно на их способность проникновения в суть вопроса мы полагаемся в большей степени, совершили то, что они сами и их последователи полагали сильнейшим прорывом Духа. Они решились придать опоре на внутреннее водительство первостепенное и абсолютное значение. Выражаясь наикратчайшим образом, доктрина ранних Квакеров была провозглашена в следующей фразе: «Христос сам пришел учить свой народ» (5).

Контрасты

Мы так привыкли и к фразе и к самой идее, что нам тяжело оценить революционную отвагу Фокса, предлагавшего такое. Давайте для сравнения прочитаем несколько отрывков из «Правил иезуитов для размышлений вместе с Церковью», написанных приблизительно лет за сто до того, как начал проповедовать Фокс. Эти слова формировали часть интеллектуального климата тех лет, и они помогут нам понять и почувствовать потрясающую смелость проповеди самого Фокса:

«И мы должны быть едины в своих мнениях и оные должны неукоснительно совпадать с мнениями самой Церкви, и если церковь провозглашает черным то, что кажется белым, мы обязаны утверждать, что это черное. Поскольку верить мы обязаны без всяких сомнений в то, что Дух Бога нашего Иисуса Христа и Дух Церкви … едины. И пусть каждый пришедший на этот свет… дозволяет управлять собой божественному провидению через Старейшин в Обществе совершенно любым образом точно так, как если бы он был трупом, которому дозволено родиться снова, или посохом старика, служащим тому, кто держит его в своей руке, тогда и так, как только тот пожелает» (6)

На другой (пресвитерианской) оконечности религиозного спектра мы находим текст, написанный в то же время, когда проповедовал Фокс:

«Непререкаемое влияние Святого Писания… заключается в его непогрешимой истинности и божественном авторитете… ничего и никогда не может быть добавлено, будь то новые откровения Духа или людские традиции… непогрешимым правилом интерпретации Писания является само Писание. Божественным указанием одним предопределена вечная жизнь, тогда как другим предначертана вечная погибель…. И никого спасти Христос не может… только избранных. Остальное человечество Господь пожелал … оставить без внимания и уготовил им бесчестие и гнев свой». (7)

Я цитирую эти документы только для того, чтобы продемонстрировать ту историческую основу, на фоне которой первые Друзья развивали свое понимание постоянно пребывающего в них голоса Божьего, который вел их и вдохновлял их как каждого по отдельности, так и в группе. Неудивительно, что их так яростно осыпали бранью, когда они в то время критиковали некоторые версии общепринятой премудрости. Заявлять, что они способны доверять познание мудрости Божьей собственному внутреннему миру, казалось и возмутительным и богохульным. Проповедь такого позитивного взгляда на исполненный любовью замысел Божий для всех и каждого вступала в яростное противоречие с мрачными взглядами кальвинизма. И все же, как неоднократно указывал Фокс, он проповедовал только те идеи, чему учил и сам Иисус, и согласно которым старалась жить ранняя Церковь, пока мощные политические интересы не заставили ее подавить подобные мысли, установив иерархические структуры. Несмотря на противодействие, проповеди Фокса и других ранних Друзей были, безусловно, успешны. Мы читаем истории жизни многих мужчин, женщин и детей, которые, в результате такого учения, последовали голосу любви и истины, звучавшему в их сердцах, признавая его водительством Господа, иногда жертвуя ради этого всем самым дорогим для себя. Далеко не всем довелось испытать то же самое, что и самому Джорджу Фоксу. Казалось, что ясность и силы были дарованы ему одновременно, тогда как другие описывают, что, даже после того, как они ясно увидели свой путь, им приходилось ждать по нескольку лет, прежде чем приступить к выполнению своей задачи. Часто годы уходили на преодоление внутреннего сопротивления или чувства собственной непригодности, или приходилось ждать, пока одно за другим преодолевались практические препятствия, пока, наконец, не «открывался путь».

Наше нынешнее понимание

«Внимайте, дорогие Друзья, голосу любви и правды в ваших сердцах. Доверяйте ему как Божественному водительству» (8) – вот одна из любимых фраз в «Советах и вопросах», которую уже долгие годы используют для того, чтобы обобщить наш опыт духовного водительства.

Не все побуждения приходят к нам в ясной и позитивной форме, призывая нас следовать в новом направлении. Иногда они бывают негативными, вызывающими все возрастающее чувство тревоги и беспокойства относительно продолжения той деятельности, которой мы занимаемся. Иногда слышатся голоса других людей, которые просят нас взяться за новое дело, и нам необходимо ответить на это обращение.

Надеюсь, я права, полагая, что в наших квакерских Собраниях большинство Друзей охотно могли бы свидетельствовать, в той или иной степени, об опыте – что водительство Господне доступно нам, когда мы искренне ищем его. И что иногда оно пробивается к нам, даже если мы к этому не стремимся, даже если живем так, чтобы категорически отпугнуть слово Господне.

Зов этот иногда бывает такой силы, что его воздействие может занять центральное место в нашей жизни, и тогда масштаб и глубина полученного импульса дает нам возможность использовать слово забота [concern – то, что заботит; прим.пер.], чтобы показать, что данный человек чувствует «Богом данное повеление» (9), как и было описано выше.
Томас Келли в своем труде «Свидетельство преданности» показывает, как это ощущение руководства в отдельных судьбах служит более широкой цели:

«Всеобъемлющему страданию и всеобъемлющей ответственности мы должны противопоставить особый вид ответственности, испытываемой в Заботе. Для квакера забота конкретизирует эту всеобъемлющую чуткость. Она помогает определенно и эффективно сосредоточить на конкретной задаче весь опыт любви и ответственности, которые в силу своей широчайшей универсальности иначе могли бы испариться, превратиться в невразумительное томление по золотому Раю… жизнь, организованная вокруг заботы, упорядочена и организована изнутри. И мы учимся говорить «нет» так же, как и «да», отвечая водительству нашей внутренней ответственности». (10)

Скачать полный текст книги: [.pdf]  [.doc]

Поделиться:


Похожие темы: