Томас Оуэн: Между «нами» и «ними»

Между «нами» и «ними»

Не то испорчено, что утеряно, а то утеряно, что испорчено

Выступление Томаса Оуэна на Всемирной конференции Друзей
Кабарак, Кения, апрель 2012

Приветствую вас, Друзья! Джамбо!

Меня зовут Томас Оуэн и в заключении нашей беседы о странах западной части азиатско-тихоокеанского региона, я бы хотел поговорить о «разбитом мире».

Это достаточно непростая задача – говорить перед такой аудиторией. Здесь собралось так много замечательных людей… у которых так много своих вдохновляющих историй. С этой трибуны на протяжении всей нашей встречи мы слышали так много правды. И всё что мне теперь остается здесь сегодня сделать, так это поделиться с вами своей правдой. И я с нетерпением жду возможности, чтобы каждый из вас, насколько это возможно, смог рассказать мне свою историю – на протяжении тех дней, что мы находимся здесь, в Кабараке и за его пределами.

Я приехал из Аотеароа Новой Зеландии. Многие люди говорят просто «Новая Зеландия», но между собой, квакерами, мы называем нашу страну «Аотеароа», отдавая дань уважения её коренному народу – маори.

И для меня будет честью поприветствовать вас на языке маори.

E oku tuakana, e oku tuahine, kua tae mai nei i tenei ra – nga mihi nui ki a koutou katoa.
Ngā mihi nui ki a Io, nāna te kore, nāna te pō, nāna hoki te ao i whakatinana. E mihi ana, e mihi ana.
Ngā mihi nui ki te mana whenua o te rohe nei. E mihi ana, e mihi ana.
Ko Te Haahi Tuuhauwiri te iwi.
Tēnā koutou, tēnā koutou, tēnā tātou katoa.

Если перевести, я начал с воздания хвалы Творцу-Богу: «ты даровал нам жизнь, эту ночь и этот мир, в котором мы появились на свет». Затем я поприветствовал наших хозяев, кенийцев, людей, в крови которых теплится дух этой земли.

Я также поприветствовал всех вас, собравшихся сегодня здесь, словно одно племя, которое я назвал про себя Te Haahi Tuuhauwiri. Это название квакеров в Аотеароа на языке маори. Буквально это переводится как «сообщество веры, которое стоит, дрожа в дыхании Святого Духа».

От имени Te Haahi Tuuhauwiri o Аотеароа, я приветствую всех вас, сестры и братья квакерского мира!
Аотеароа Новая Зеландия.

Моя страна – это небольшой клочок земли неподалеку от южной оконечности мира, лежащий между Австралией и Антарктидой. Аотеароа была фактически последней значительной по размерам и пригодной для проживания территорией, которая была заселена людьми. Маори обосновались там примерно 800 лет назад, а следом за ними, через 600 лет, европейцы. И те, и другие быстро поняли, что это плодородная и гостеприимная земля, хотя и геологически нестабильная, склонная к постоянным землетрясениям, эрозии и вулканической активности.

Сегодня наш крупнейший город, Окленд, располагается на 49 вулканах.

Наша столица, Веллингтон, город, где я живу, лежит в сейсмически опасной зоне между двумя массивными тектоническим плитами.

Крайстчерч, который считается нашим вторым по размерам городом, тоже лежит, как оказалось, в зоне риска появления землетрясений, о чем мы никогда не знали. Однако полтора года назад в Крайстчерче произошло, представьте себе, 10 000 землетрясений – 40 из них были с силой 5.0 и выше баллов по шкале Рихтера.

Последнее, наиболее разрушительное землетрясение в феврале прошлого года унесло жизни 185 человек. А толчки с сопутствующими последствиями продолжают происходить и сегодня. Многим жителям пришлось покинуть город. Те, кто остался, живут рядом с сильно пострадавшими брошенными домами, брошенной городской инфраструктурой, ощущая изнурительное психическое и эмоциональное напряжение от постоянного ожидания опасности, никогда не зная, когда произойдет следующее землетрясение, и сколько жизней оно унесет.

Основываясь на опыте жизни в Крайстчерче, один Друг пишет:
«Землетрясения похожи на войны такими же разрушительными последствиями и медленным восстановлением. Сила земли, внушающая благоговение, напоминает нам, что наша уверенность, наши планы и ожидания могут в один миг разрушиться, оставив наследие несбывшихся надежд, тревог, физических и финансовых забот и зависимостей. Возвращение к нормальной жизни, включая провождение досуга, становится проблематичным, так как нам постоянно приходится сталкиваться с плохо организованной бюрократией, которая создала целое минное поле постоянно меняющихся правил, связанных с восстановлением наших поврежденных домов».

Когда меня попросили поговорить на тему «разбитого мира», я поймал себя на мысли, что не могу не думать при этом о судьбе своих братьев и сестер в Крайстчерче или, например, на Филиппинах, в Австралии, Китае, Перу, Гаити, Восточной Африке, Восточной Европе и во многих других местах, которые пострадали от ужасных стихийных бедствий за последние годы. Точно так же мои мысли и молитвы никогда не были далеки от наших японских Друзей, живущих по другую сторону Тихого океана.
Впрочем, насколько очевидно размышлять об этих бедствиях в рамках темы разбитого мира, настолько же ясно, что природные бедствия сами по себе необязательно являются признаком разрушений.
Как сказал мне недавно один Друг в Крайстчерче: «Землетрясения не так ужасны. Это то, какой мир на самом деле!» Геологическая активность — это источник жизни для нашей страны. Это то, что создало ту землю, на которой мы живем. Именно это делает этот уголок мира таким завораживающим и прекрасным местом, каким он является.

Нет, – сказал мне мой Друг, – разруха кроется не в земле – она находится в нас. Она заключается в наших войнах и состоит, по сути, в том, что мы имеем достаточные умения и знания, чтобы предотвратить разрушение нашего мира, однако не используем их. А также в том, что нам, на самом деле, присущи сочувствие и сострадание друг к другу, но мы ими не пользуемся.

Спустя неделю после начала этой конференции, я встретил много кенийцев, которые в 2007-2008 годах пострадали от волны насилия, случившейся после выборов. Разрушения были очевидными – люди погибли, дома были разрушены, взаимоотношения разорваны. Впереди грядут новые выборы, и мы молимся, чтобы для Кении эта история не повторилась снова. Точно так же мы молимся, чтобы наступил, наконец, постоянный мир в Конго, Руанде, Бурунди… и во многих-многих других очагах конфликтов, которые до сих продолжают пылать на нашей планете.

Мне была дарована возможность путешествовать по разным странам (что нельзя сказать про подавляющее большинство населения этой планеты), и встречи с людьми, которые пострадали от насилия, отдаются острой болью в моем сердце. Эта печаль может быть скрашена только лишь обнадеживающей, светлой мыслью, что прямо сейчас многие другие наши народы и сообщества живут в крепком мире друг с другом. Независимо от того, насколько глубоки полученные травмы, мы должны верить, что мир всегда в итоге наступает.

С другой стороны, где бы я ни путешествовал по нашей планете, я везде становлюсь очевидцем еще одного трагического фактора – разрушительной эксплуатации ресурсов нашей планеты для цели частной выгоды. И в мирных и даже в развитых странах эти разрушающие отношения сохраняются.
И нам остается лишь задаваться вопросом: «Почему мы настолько испорчены? Почему мы не можем сосуществовать в гармонии с миром и друг с другом?»

Для некоторых людей тот факт, что мы продолжаем разрушать свою же среду обитания, и продолжаем уничтожать друг друга, является достаточным для того, чтобы заключить, что в нас просто не заложено умение помогать, но мы все же делаем это… что мы по своему существу склонны к конфликтам, соперничеству и эксплуатации. Он также является достаточным для того, чтобы заключить, что существует нечто внутри нас, что заставляет нас различать всех как «своих» и «чужих». Поэтому мы не умеем строить свое отношение к той или иной ситуации без идентификации плохих и хороших; относиться к проблеме без разделения на тех, кто виноват и тех, кто ищет решение.

Подобно клеткам, из которых состоят наши тела, нам, судя по всему, суждено проводить такое различие, и однажды сделав это, убедить себя в «нашей» собственной правоте и «их» (чужой) неправоте.
Всё это пример испорченных человеческих отношений. И я чувствую – это именно то, что поощряет наши конфликты и все наше саморазрушение, разлагает идею нашего равенства; разлагает наше общество; мешает усилиям увидеть Бога друг в друге. Это испорченное отношение является тем семенем, что порождает все происходящие разрушения в этом мире.

Внутренний Свет

Мы, квакеры, не являясь застрахованными от этого, тоже можем иногда мыслить в категориях «свой/чужой». Расколы случались в наших сообществах со времен Джорджа Фокса, Джеймса Нейлера и Джона Пэррота, и случаются до сих пор, так как собрания считают, что они непримиримо движутся в разных направлениях. В результате, сейчас существует много ветвей нашего родословного древа, многие из которых были собраны вместе здесь – на этой грандиозной «встрече всей семьи».
В то время, как мы расходимся во мнениях, считая верной свою точку зрения, мы должны помнить о том, что ничто не заставляет грустить больше нежели раскол между теми, кого ты любишь.
Однако, несмотря на наши собственные квакерские разногласия, я верю, что в философии Друзей лежит ключ к преодолению тех расколов и разрывов, что характеризуют историю социальных отношений, накопившуюся у человека.

Как по мне, квакерство основывается на том принципе, что Бог есть в каждом из нас. Основополагающим свидетельством этого является тот Божественный Свет, что пронизывает всех нас, и который может быть соединен в один луч с помощью нашего зеркального сочувствия друг к другу.

Для меня квакерство выступает также движением против имеющих человеческую природу оков, сдавливающих этот мир. Когда Джордж Фокс выступил в 17 веке против «корыстолюбцев» в Британской церкви – против их ритуалов и иерархии – он воодушевил своих последователей проводить различие между истинным обращением к Святому духу (подлинным духовным опытом) и ложной техникой общества священников, которые утверждали, что являются посредниками при общении с Ним.

Я нашел его призыв действительно вдохновляющим: одновременно вызывающе непослушным, направленным против фальшивых социальных структур человечества, но и благоговейно смиренным перед вселенской славой Господа, которая так сильно возвышается над этими структурами.

Если призыв Фокса действительно представляет собой попытку освободить человеческое ощущение Вселенского духа от земных оков, то тогда я вижу в этом также попытку освободить нас от различий вроде «свой/чужой», которые так сильно мешают нашему мышлению и нашей деятельности.

Наша тенденция разделять всех на «своих» и «чужих» является искусственными земными оковами. Испорченность в нашем социуме имеет отнюдь не естественные причины. Отсутствие согласия у нас вовсе не является неизбежным фактом нашей жизни. Это что-то, что мы создаем, строим и развиваем. Не то испорчено, что утеряно, а то утеряно, что испорчено. И раз так, у нас есть выбор: порождать разногласия или преодолевать.

В то время, как с одной стороны историю человечества можно рассматривать как череду разрывов и конфликтов, с другой можно увидеть историю продолжающихся попыток преодолеть наши разногласия и достичь единства. Работа ООН, международная деятельность Друзей по укреплению мира, деятельность межправительственной группы по проблеме изменения климата представляют собой лишь часть недавних международных примеров этого.

Примирительная и посредническая деятельность Инициативной группы по Великим Африканским Озерам, которая осуществляется непосредственно здесь и сейчас – в Кении, в Руанде и Бурунди – является другим примером, который, на мой взгляд, представляет собой одну из наиболее важных работ, которые Друзья делают в настоящий момент. Для меня честь быть свидетелем этого.

В Аотеароа наше большое дело – попытка помочь достичь единства между европейскими колонизаторам и маори – состоит в создании соглашения, носящего название Договор Вайтанги. Этот договор, подписанный 172 года назад, определяет обе расы как субъекты, находящиеся под защитой Британской короны, гарантирует и тем и другим право на самоуправление и сохранение культурного наследия.

Да, нарушения этого соглашения, и, как следствие, прав маори можно много где разглядеть, если проследить историю отношений на протяжении последующих 170 лет. Однако не без оптимизма можно сказать, что этот договор является попыткой преодолеть разделение на свой/чужой и найти общий путь – не тот, что игнорирует различия, а тот, который их уважает, равно как уважает право отличаться и при этом быть принятым и защищенным в рамках одного мирного гражданского общества.

Среди квакеров Аотеароа этот договор считается своего рода символом веры в собственные усилия, которые направлены на практический результат и на то, чтобы показать, что Бог есть во всех нас без исключения.

Если человек верит в то, что Бог есть в каждом, то проявление неуважения к «другому» равносильно для него проявлению неуважения к Богу.

Эта основополагающая вера в драгоценную Божественность каждого является тем семенем, из которого берут начало наши действия. Вот почему Друзья в Аотеароа Новой Зеландии поддерживают права маори и других меньшинств, именно поэтому мы защищаем права заключенных, осуждаем все войны и убийства. И, кроме того, вот почему мы признаем однополые отношения.

Любовь и вера

Я родился не в квакерской семье. Свой выбор стать квакером я сделал, потому что считаю, что из всех, созданных человеком систем для почитания Духа, которые я знаю, квакерство обеспечивает мне лучшие рамки для установления личного контакта со Святым Духом и той самой сострадательной связи со своим сообществом.

Но, как бы сильно я ни любил квакерство, я отдаю себе отчет, что это всего лишь система, созданная людьми для общения с Господом. И так же, как все другие системы она имеет недостатки, является неполной и несовершенной.

Я не верю, что Бог изобрел религию, чтобы общаться с человечеством. Я верю, что человечество создало религию для общения с Богом. Действительно, это на самом деле наше величайшее изобретение, которое мы совершили такими разными и прекрасными путями.

Но я не знаю, сможем ли мы когда-нибудь довести это изобретение до совершенства и полностью сформулировать величие Божьей славы. Мы можем почувствовать любовь Господа. Мы способны чувствовать её настолько глубоко, что это доходит до влаги в наших глазах и дрожи в теле… наши души поют! Мы можем даже услышать и откликнуться на божий призыв. Но мы не можем сформулировать полный и окончательный рассказ, который бы полностью объяснял роль Господа нашем мире и все тайны жизни вокруг нас. Я не думаю, что это что-то из-за чего следует лить слезы или чего нужно стыдиться. Невозможность знать все – это важная часть бытия человека, именно это вдохновляет нас иметь истинную веру в то, что находится за пределами нашего сознания.

Но это также означает и то, что мы создаем разные способы понять мир, и что наши отличающиеся, имеющие свои собственные недостатки идеи зачастую будут вступать в конфликт друг с другом. И именно это дает нам широкую возможность для выбора.

Мы можем сделать свой выбор в пользу той испорченности отношений, что существуют между нами, прославлять «нас» и выделять, осуждая, «их». Можем выбрать приоритетом отдаление друг от друга, нежели поиск решений, способных сплотить нас.

Мы можем не замечать наших испорченных отношений – замести их под ковер и отрицать их существование. Хотя я боюсь, что они то и дело будут вылезать, проявляясь в самых непредсказуемых ситуациях.

Или же, что лично я считаю правильным решением, мы можем противостоять испорченности и решать наши разногласия. Мы могли бы сочувственно выслушивать наших «других» и искать Бога даже в тех, с кем мы не согласны и кого мы не понимаем. Мы могли бы признать, что не то испорчено, что утеряно, а то утеряно, что испорчено, и учиться смотреть через эти поцарапанные линзы со всей присущей Вселенскому духу чистотой.

Если мы сможем сделать это, значит, мы сможем сбросить оковы наших искусственных человеческих систем и действительно жить в Царстве Божьем. Царство Божье не знает исключений. Что нельзя сказать про царство людей – царство испорченных отношений – царство «нас» и «их». А в Царстве Божьем существуем только «мы».

Как же мы можем достигнуть этого?

Я думаю, ответ на этот вопрос тот же самый, что был всегда. Только любовь приведет нас к этому; наша любовь к Господу; наша любовь к людям, с сознанием того, что в каждом из нас есть Бог; наша любовь, подкрепленная верой в то, что никто из нас не может быть единственно правым, но при этом вера в то, что праведными являемся все мы без исключения.

В то время, как человеческие отношения могут быть испорчены, человеческий дух – нет. Дух человека является, на самом деле, трансцендентным явлением. Он не связан с цветом нашей кожи, количеством денег в кошельке, названий, висящих над дверями наших церквей или именами наших предков.
Квакеры, христиане, мусульмане, язычники, атеисты, преступники, правонарушители, жертвы, угнетатели и угнетенные…

Свет Господний светит в каждом из нас. Никто не забыт.

Все мы братья и сестры сообщества веры, которое стоит, дрожа в дыхании Духа. Все мы Te Haahi Tuuhauwiri.

Вид из Дома собраний квакеров Крайстчерча (Аотеароа), пострадавшего от последствий землетрясения 22 февраля 2011 года. Фото Адама Кула.

Вид из Дома собраний квакеров Крайстчерча, пострадавшего от последствий землетрясения 22 февраля 2011 года. Photo by Adam Coole

Источник: quaker.org.nz

Поделиться: