Вопросы. Медитация надежды

У него спросили: «О чем ты думаешь?»
Он ответил: «Мы живем все вместе на этой хрупкой земле. То, что мы делаем, имеет свой смысл и свои последствия. У нас случаются неудачи и падения. Но мы можем любить и заботиться о других».

У него спросили: «О каком свете ты говоришь?»
Он ответил: «Порой он сияет. Он бросает тень. И освещает. Он согревает. И обжигает. Его можно найти в сердце каждого. Но он не принадлежит никому».

У него спросили: «Во что ты веришь?»
Он ответил: «В то, что Свет продолжает сиять, даже когда наши глаза закрыты – во время сна или ослепления страхом».

У него спросили: «О чем твоя молитва?»
Он ответил: «О том, чтобы оставалось открытым мое сердце. И глаза. И руки. И чтобы мои губы могли иногда шевелиться».

У него спросили: «Ради чего ты отдал бы свою жизнь?»
Он ответил: «Я бы скорее спросил, ради чего и кого я бы прожил этот день, этот час».

У него спросили: «Что есть твой Бог?»
Он ответил: «Созидающее молчание, которое проявляет радушие даже без слов. Свет, который сияет во тьме. Ветер, рожденный моим дыханием, нашим дыханием, тот, который веет, где хочет. Бог – не имя Бога, и у ветра нет имени. Он проникает сквозь двери и окна во множество храмов».

У него спросили: «В чем твоя сила?»
Он ответил: «В непрестанном общении с идущими по извилистому пути. Которые по милости порой со мною встречаются».

У него спросили: «Что происходит, когда мы умираем?»
Он ответил: «Смерть научила меня заботиться о живых, о том, что нужно наводить мосты и держать открытыми двери. О том, что нужно думать о проблемах этого дня, о трудностях этой преходящей жизни. О том, что неизведанно. О проблесках чего-то большего. Об открытиях».

У него спросили: «О чем ты узнал за свои семьдесят лет?»
Он ответил; «Что мы не просто то, как нас зовут, не наше прошлое, не то, что нами было написано и произнесено. Мы все помазанники. У нашей страны, у нашей глубочайшей веры нет никакого флага, никаких границ. Друг для друга мы можем быть как чистилищем или даже адом, но так же и раем.

У него спросили: «На что ты надеешься?»
Он ответил: «На то, что мы сможем заботливо относиться к стоящим перед нами вопросам, заботливо относиться друг к другу. На то, что нам не будет страшно находиться в молчании друг рядом с другом. Что, несмотря на доставляемую нами и нашим временем боль, мы все еще сможем доверять, иметь веру, молиться и даже осмелимся любить. Я надеюсь, что мы продолжим надеяться, хотя наши души, наши судьбы, мрачные тени пережитого порой заставляют нас отказаться от надежды. Я надеюсь, что отчаяние не станет нашим последним словом».

Харви Гиллман

2017 

Источник

Поделиться: