Выбор многогранной духовной идентичности

Есть целый ряд причин в пользу выбора многогранной духовной идентичности. Англиканские священники Питер Варни и Эндрю Норман размышляют о том, чем для них является квакерство.

выбор религиозной идентичности

Проходящая сейчас выставка о викингах в замке-музее и художественной галерее Норвича украшена резьбой, сочетающей изображения Одина и христианские символы. Слияние двух религий началось с тех пор, как викинги прибыли в эти земли. Другие религии Африки, Азии и Америки также переживали столкновение с христианством, и многие из последователей этих религий находили способы сохранить свое наследие, исповедуя христианство.

Я проводил исследование жизни ибанов, самой большой этнической группы среди коренных народов в малазийском штате Саравак на Борнео. Они сформировали культуру, конфессиональная сторона которой охватывает как христианство, принесенное европейскими миссионерами, так и свою старую религию. Ибаны не проявляют интереса к традиционной христианской идеи индивидуального спасения, но имеют богатую религиозную практику, сочетающую празднование как христианских праздников, так и их собственных общинных ритуалов. Многие из них участвуют в церемониях вроде приготовления пищи для духовного мира и практикуют совместные трапезы. Они рассматривают духов как проявления божественного начала. Динамичная многослойная идентичность возникла, когда ибаны воссоздали свои сообщества внутри церковных конгрегаций, сделав это даже за пределами Малайзии, и начали участвовать в акциях, вытекающих из их желания заботиться о природе.

Другим интересным опытом оказалось моё знакомство с религией народа йоруба, когда я проводил исследование в Ибаданском университете. В Нигерии и Америке продолжают исповедовать эту традиционную религию. Многослойная идентичность этой практики ставит под сомнение христианское учение, что «путь, истина и жизнь» неотрывно связаны с Иисусом Христом.

В Северной Америке афроамериканцы, когда организуются в группы, основывающиеся на верованиях их предков, осознают, что утверждения о теологической истине не могут базироваться на простых понятиях идентичности. И хотя нет никаких ограничений, связанных с природой Божественного Существа, есть ограниченное человеческое понимание Бога.

Рене Хилл, афроамериканский епископальный священник, работающая в Бронксе, опубликовала выводы своего исследования традиций йоруба в журнале Modern Believe. Она общалась с людьми, которых исцеляло, поддерживало и защищало божественное проявление религии йоруба, Ориса. Она также попробовала прибегнуть к этой практике и, по её словам, Ориса также защищает её и помогает достигать поставленных целей.

Квакеры в Британии тоже имеют многослойную религиозную идентичность. Мы принимаем нетеистические и универсалистские идеи, используем различные подходы из христианства, иудаизма, буддизма и многих других конфессий. Мы считаем, что вера и практика формируются индивидуально и никогда не могут быть определены или продиктованы другими.

Более двадцати лет я балансировал между своими ролями англиканского священника и члена Религиозного общества Друзей, и в конце концов понял, что, вероятно, никогда не смогу окончательно выбрать тот или иной путь. Для меня было важно признать, что обе традиции так или иначе поощряют нас изучать жизнь Христа, обе они поддерживают идею жить в соответствии с Божьим замыслом, а также признают возможные сомнения и неуверенность, которые являются частью религиозной жизни.

Возможно, ключевым фактором здесь является наша личная духовная практика. Именно сквозь её призму мы смотрим на жизнь во всей её полноте, именно она способствует нашему благополучию и благополучию тех, кого мы любим. По мере того, как мы выявляем в Божественном свете наши чувства, взгляды и предубеждения, согласно совету № 32 наших квакерских «Советов и вопросов», мы можем включать в свою жизнь те или иные ритуалы, размышления, развлечения и работу.

Из этого быстрого взгляда на религиозные особенности коренных народов мира и их настойчивость в вопросе собственных мировоззрений и на то, как квакеры принимают свою многослойную религиозную идентичность, становятся более ясными возможности и сила веры и убеждений. Можем ли мы продолжать следовать пятой части «Советов и вопросов» и «уделять время тому, чтобы узнать о переживаниях Света другими людьми»?

Питер Варни

* * *

На днях, сидя в кафе, я услышал разговор о Brexit. «Нам просто нужно быть более свободными, чтобы продолжать свой собственный британский путь – и заключать торговые сделки на своих условиях». Это слово «просто» зависло для меня в воздухе над шумом. Такая своего рода независимость выглядит привлекательной. Между тем, накапливаются доказательства того, что это решение Великобритании начать действовать в собственных интересах окажется катастрофическим для всех заинтересованных сторон.

Сорок лет назад я получил статус священника англиканской церкви, но четыре года назад решил, что хочу стать просто квакером. Наконец, подумалось мне, я почувствую себя комфортно наедине с Религиозным обществом Друзей. Это мой осознанный выбор. Вскоре я уйду на пенсию, а затем буду совершенно свободен в действиях, благодаря этому решению. Региональное и местное собрания тепло относились ко мне. Но при этом я чувствовал и понимал, откуда пришёл (я не был там единственным англиканским «иммигрантом»). Я пытался заключить с собой выгодную сделку, правильно найдя нужный баланс, учитывая свой статус викария. В разговоре по душам я бы сказал: «Послушайте, я действительно хочу стать квакером». Но затем начали накапливаться доказательства того, что мне будет не так просто сделать так, как я хотел бы.

Простота квакерского богослужения стала благословенным облегчением после стольких лет необходимости стоять перед народом и вести службы. Я начал понимать, насколько устал от всего этого. Но затем я обнаружил, что литургия сформировала мой внутренний ландшафт, и что на самом деле у меня нет стойкого желания отказаться от её глубокой драмы, например, в Страстную неделю. Отмечая все прелести молчаливой молитвы, я обнаружил, тем не менее, что её послевкусие и особое чувство присутствия были именно тем, что мне нравилось в мессе. В основе моего разочарования в англиканстве лежало ощущение, что верования и убеждения являются только лишь символическим и метафорическим выражением тайны жизни. В Обществе Друзей я нашел свободу, позволившую мне гармонично принимать их таковыми, хотя я и испытывал беспокойство по поводу того, насколько далеко может быть расширена инклюзивность квакеров, и задавался вопросом о том, что произойдет с Друзьями, если мы фактически потеряем связь с нашими христианскими корнями.

В конце концов, я попросил собрание помочь мне прояснить возникшую путаницу в моих мыслях. Ответ был ясным. Мне не нужно, да и просто незачем выбирать что-то одно: англиканство или квакерство. Мне напомнили, что Роджер Шитц, основатель экуменической общины Тэзе, сказал: «Я нашел свою христианскую идентичность, примирив в себе веру своего происхождения с особенностями католической веры, не прерывая общение с кем-либо». Наш мир наполнен людьми, которые хотят заниматься исключительно своими делами. Это разрывает нас на части и ставит под угрозу наше будущее. Кому как не нам, религиозным общинам, стоит подчеркивать, что убеждения редко когда бывают однобокими. Обычно это удивительные и прекрасные сочетания идей.

Недавно меня, как квакера и англиканина, попросили принять участие в епархиальной молитве за Церковь в Уэльсе, которая будет проходить этим летом. Хочу спросить у Друзей, как мне лучше подготовить презентацию? Если у вас такой же двойной статус или если вы более решительно смогли перейти от англиканства к квакерству, можете ли вы поделиться со мной своими опытом и ощущениями? Все ответы были бы очень полезны, полная открытость и, при желании, анонимность гарантируются.

Эндрю Норман

март 2019

Источник

Поделиться: