Жизнь и смерть. Квакерский подход

Я находилась рядом с сотнями людей в момент их смерти, еще сотни людей умерли до того, как меня позвали, и с сотнями людей я находилась рядом, когда они доживали свои последние дни. Я была рядом с супругами, родителями, детьми, друзьями и членами семьи усопших, поскольку они находились в подавленном состоянии из-за скорби и горя. В течение последних 20 лет я служила капелланом, в основном в больницах, а также в нескольких хосписах. При выполнении этой работы наши со смертью пути пересекались чаще, чем я могу сосчитать, поскольку я двигалась по коридорам больниц и в домах, рядом с теми, кто доживал свои последние дни, недели, месяцы. Мы, работающие в многопрофильной медицинской команде, изо всех сил стараемся обеспечить нашим умирающим пациентам «хорошие последние дни», однако этот процесс зависит от них и их семей. Работающие в здравоохранении говорят: «Люди умирают, потому что они жили». Иногда это не так, но чаще всего происходит именно так.

смерть

Фото © Martin Kelley

Квакерство часто называют образом жизни. И вот некоторые вопросы, которые у меня накопились за годы служения капелланом:

  • Что предлагает наша квакерская вера, наша духовность, когда к нам подходят старость, немощь и смерть?
  • Что мы, как квакеры, можем сказать об умирании и смерти, как о личном и духовном переживании?
  • Можно ли умирать по-квакерски? Как у нас, квакеров, происходит уход из жизни?

Мое отношение к уходу из жизни по-квакерски сформировал опыт пребывания с одной женщиной-Другом в период ее изнурительной болезни и смерти. Ее последняя болезнь, умирание и сама смерть переживались квакерской общиной и собранием. Ее испытание не было лишь ее личным или чисто семейным делом. Когда она потеряла возможность приходить на молитвенные собрания, большие группы Друзей отправлялись к ней домой, в больницу, в дом престарелых, чтобы проводить богослужения вместе с ней. Друзья из собрания оставались с ней на ночь в больнице, когда ее подключили к аппарату искусственного дыхания, и ей было неудобно и страшно. У нее была группа доверенных Друзей, которые обеспечивали ее практические потребности, когда она все еще могла жить самостоятельно. Они оставались с ней круглосуточно, когда ее только привезли домой из больницы, и в периоды крайней немощи. Эти же Друзья помогали ей определиться в ее выборе отказа от героических процедур поддержания жизнеобеспечения в пользу естественной смерти. Друзья обсуждали с ней ее стремление к соблюдению этических принципов, ее желание жить согласно свидетельствам, ее веру в загробную жизнь. У нее была ​​возможность и жить по-квакерски, и по-квакерски умирать. В то воскресенье, когда мы узнали, что она вот-вот умрет, наше собрание численностью около 80 человек решило встретиться для богослужения в больничном конференц-зале. Примерно в середине молитвенного часа один Друг спустился вниз и объявил о ее смерти. Это было сплоченное богослужение. Она умерла так, как и жила.

В прошлом году, желая обсудить эти вопросы, я на женской теологической конференции квакеров тихоокеанского побережья и северо-запада вела группу по интересам, которую назвала «Искусство умирания». Конференция объединяет женщин из разных традиций Друзей, проживающих в этом регионе, главным образом из Канадского, Северного тихоокеанского и Северо-западного годовых собраний, а также из других независимых собраний и церквей. Они собираются для определения формулировок нашей веры и чтобы учиться друг у друга. В группе участвовало много разных людей. Для обсуждения я вынесла три вопроса. Мы разбились на малые группы, каждая из которых взяла один вопрос. А затем мы снова собрались в большой группе, чтобы составить общую картину.

Каков подход квакеров к проблеме возрастного ухудшения здоровья, приближению смерти, уходу из жизни?

Друзья говорилили, что в их понимании жизнь каждого священна и наполнена Святым Духом. Квакерам следует относиться к этому с вниманием, с полной осознанностью и готовностью, встречать таинство смерти с душевным волнением. Было согласие в том, что для квакерского подхода не характерно отрицание наступления смерти или же отрицание неизбежности смерти. Ценным является выслушивать, узнавать переживания друг друга, входить в положение другого человека с желанием понять, не предлагая собственных ответов. Либеральными Друзьями в особенности, но и некоторыми евангельскими Друзьями не так много внимания уделялось загробной жизни. Квакерский подход подразумевает упорядоченность – в записях, юридических документах, предсмертных письмах, выражении последней воли. Друзья согласились, что кремация является общепринятой практикой и совпадает с квакерскими ценностями. Еще одной квакерской традицией является составление мемориальной записи для документирования того, как этот квакер прожил свою жизнь. Как сказал один Друг, «квакерский подход универсален; вы можете определить суть квакерского пути, как бы по нему ни шли».

Как наши убеждения, свидетельства и ценности влияют на наше отношение к завершению жизни?

Друзья сошлись в своем понимании того, что у нас есть прямая связь с Божественным. Некоторые Друзья высказывались об отсутствии страха перед смертью. Другие высказали страх насчет снижения своих физических и умственных способностей и некоторые страхи перед самим процессом умирания, такие как возможная боль, утрата дееспособности, превращение в старого маразматика или поглотителя семейных ресурсов. Один Друг сравнил бремя смерти с бременем рождения ребенка: «И то, и другое – тяжкий труд». Друзья согласились с тем, что уход за умирающим членом общины идет на пользу и ей, и умирающему. Друзья высказали намерение позволить другим присутствовать и оказывать поддержку при приближении конца жизни, но также и намерение в нужное время побыть в одиночестве.

Как мы можем подготовиться к смерти, нашей и любимых нами людей?

Был составлен вот такой список:

Нам нужно:

  • молиться.
  • думать о том, чего мы хотим.
  • говорить о том, чего мы хотим, хотя это сложно, особенно с нашими детьми.
  • рассказывать о том, чего хотят другие.
  • говорить с нашими домочадцами о наших пожеланиях.
  • молиться еще немного.
  • разобраться с незаконченными делами: либо закончить их, либо оставить их незавершенными, но все-таки заниматься ими.
  • узнавать больше об ухудшении здоровья и умирании, читая книги, такие как «Все мы смертны» Атула Гаванде.
  • говорить с нашими супругами или особо близкими людьми о том, что нам нужно будет знать, даже если они не смогут по какой-либо причине рассказать нам об этом сами.
  • подготовиться к процессу ухода из жизни:
    — Кого бы мы хотели видеть участниками? Кого бы мы не хотели видеть участниками? Хотим ли мы иметь группу поддержки или нет?
    — Каково наше распоряжение насчет собственных останков? Предпочитаем ли мы кремацию или же захоронение? Если мы выбираем кремацию, что делать с прахом – он должен быть рассеян, предан земле или помещен в колумбарий?
    — Какую мы хотим заупокойную службу и похороны?
    — Желаем ли мы объявление-некролог, поминальную речь? Что мы хотели видеть в мемориальной протокольной записи о себе?
  • Нам необходимо помогать своим собраниям и церквям быть готовыми к старости, крайней немощи и смерти своих членов и участников.
  • Продолжать молиться.

Этот разговор продолжается. На недавней встрече женской квакерской дискуссионной группы я участвовала в качестве ведущей в активном обсуждении квакерского подхода к проблемам, связанным с окончанием жизни, и задала аналогичные вопросы участницам. Евангельские Друзья говорили о «континууме жизни», который превосходит смерть, о необходимости «быть верным Богу», и гармонии, которая исходит из «нахождения с Иисусом». Либеральные Друзья говорили о «встрече с таинством» и «вхождении в Свет». Как мне кажется, было согласие и уверенность в том, что по окончании физической жизни «все будет хорошо». Одни женщины концентрировались на необходимости войти в этот этап жизни, приведя в порядок свои дела. Другие женщины говорили о своем опыте попечения над умирающим человеком из своего собрания, церкви или в своей семье. Похоже, всем очень нравилось обсуждать «то, о чем мы обычно не говорим». Высказывались намерения организовать дальнейшее обсуждение темы в наших церквях и собраниях. Через какое-то время я буду участвовать в ретрите, проводимом моим собранием, темой которого будет «Духовность старения». Несомненно, среди нас продолжится обсуждение того, как мы, квакеры, намерены умирать, умирать, потому что жили.

Кэтерин Джарамилло

2017

Источник

Поделиться: