Вера и практика. Образ жизни Друзей // Мэри Мэлман

ОТ АВТОРА: Хотя я и пыталась передать здесь сущность образа жизни Друзей, надо учесть, что сущность всегда более чиста, нежели то, из чего она извлечена. Надеюсь, что ты, чи­татель этой книги о деятельности и обычаях квакеров, не подумаешь, будто мы, смертные Друзья, всегда вкушаем этот опьяняющий эликсир. То, что я пыталась пе­редать, — это идеал, тот образ богослужения и жизни, который Бог открыл нам и ко­торого мы стремимся достичь. Излишне говорить, что мы зачастую не достигаем цели. Но, с другой стороны, иногда мы все-таки подходим к ней удивительно близко — пусть даже ненадолго, время от времени. Впрочем, как и во всех духовных странствованиях, заблуждения или отступления от прямого пути — всего лишь дру­гая сторона путешествия. Друзья знают, что Свет Христов всегда внутренне присут­ствует, освещая тот путь, следовать по которому уготовал нам Бог. Остальное все за­висит от нас — но всегда с Божьей помощью.


Скачать: [.rtf] [.pdf]

Перевод А. Калинина
Редактор Т. Павлова

© Мэри Мэлман, 1992

Множество людей вложили свое время, усилия и молитвы в публика­цию этой книги. Члены Рабочей Группы переводов Комитета Религиоз­ного Общества Друзей США/СНГ Мэри Мэлман, Ширли Додсон, На­дежда Спасенко и Джанет Райли провели много месяцев в США и в Рос­сии, работая над изданием этой книги и других публикаций Друзей. Мы хотим также поблагодарить Татьяну Павлову и Олега Шалимова за их помощь в редактировании и их предложения. Наши сотрудники в Мо­скве оказали нам большую помощь, и мы глубоко ценим ее. Мы благодарны Богу за оказанную нам милость и водительство, благодарны тем, кто помогал нам своими молитвами, а также многим Друзьям, оказавшим нам финансовую помощь (особенно Валис Ф. Руж, финансировавшей пе­ревод этой книги).

Комитет Религиозного Общества Друзей США/СНГ
Филадельфия, Пенсильвания, США
Июль 1992 года

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

В наше время крушения старых идолов, потери надежды, отчаянного поиска опоры, духовного идеала, веры, движение Друзей — один из тех очагов внутреннего покоя и света, который может помочь людям вернуться на пути истины и любви. Когда я тридцать лет назад, изучая историю Английской революции ХVII века, впервые из книг узнала об этом движении, меня поразили в нем прежде всего чест­ность, духовная стойкость и бесстрашие. Вера в Бога, в Христа, который живет в душе каждого человека независимо от того, знает он об этом или нет, одушевляет это движение вот уже более трехсот лет. Насмешники, которых и сейчас достанет, прозвали этих людей квакерами — «трепещущими», ибо их чувствительные души трепетали, ощущая в себе свет Христовой любви.

Воспитанная в православной вере, я находила много общего между русской духовной традицией и традициями Друзей. Это прежде всего относится к молчанию. Многие рус­ские святые принимали обет молчания; митрополит Антоний Сурожский не раз говорил о том, что Бог открывается человеку только в глубоком молчании. Русский верующий человек всегда помнит о разбойнике благоразумном, который покаянием и верой своей заслужил прощение. Друзья тоже полагают, что Бог может открыться каждому человеку независимо от его пола, расы, возраста и опыта прожитой жизни. Без молитвы в старые времена на Руси не садились за стол, не начинали ни одно дело. То же у Друзей.

Однако Друзья открыты не только для православных и даже не только для христиан, хотя большинство из них христиане. Я встречала среди них и буддистов, и иудеев, и даже атеистов, блуждающих в поисках своего «я» и духовной основы человеческой лич­ности вообще.

Много позднее, уже опубликовав книгу о первых квакерах, я встретила жи­вых Друзей, наших современников, и смогла в полной мере оценить, насколько вся их жизнь и отношение к людям соответствуют этому названию — Друзья. Нет более заботливых, внимательных, чутких людей, чем они. Квакеры скромны и просты, открыты, честны, дружелюбны. Каждый шаг жизни для них, каждое действие в идеале — это служение Высшему. В то же время это та­кие же, как мы, люди, со своими пристрастиями, слабостями, горестями, неосу­ществленными надеждами. Суть — в стремлении, в пути к Истине и Добру, ко­торым они неустанно идут, преодолевая массу внешних и внутренних трудно­стей. Суть — в совместной молчаливой молитве, которая дает единство в Духе и Истине, помогает преодолевать конфликты и делать Божье дело.

Еще позднее, пожив среди Друзей в Англии, побывав в своеобразной квакер­ской общине и духовном центре Пендл Хилл, я увидела, какие широкие духов­ные горизонты открывают вера и образ жизни Друзей, как помогает решению самых разнообразных вопросов их молчаливая молитва, без которой не начина­ется ни одно дело.

Книга Мэри Мэлман, американки, активной участницы Религиозного Обще­ства Друзей (таково официальное название квакеров), прелестной женщины и моего большого друга, написана специально для русского читателя, интере­сующегося вопросами духовной жизни. Эта книга — своего рода введение в веру и образ жизни Друзей, в их понятия, обычаи, традиции, способ действий и решения разнообразных вопросов, в том числе деловых и конфликтных. Но главное в ней, как мне кажется, то, что на каждой странице сквозь все многооб­разие затронутых тем проступает искренняя вера и любовь.

Татьяна Павлова

 

ОТ АВТОРА

Хотя я и пыталась передать здесь сущность образа жизни Друзей, надо учесть, что сущность всегда более чиста, нежели то, из чего она извлечена. Надеюсь, что ты, чи­татель этой книги о деятельности и обычаях квакеров, не подумаешь, будто мы, смертные Друзья, всегда вкушаем этот опьяняющий эликсир. То, что я пыталась пе­редать, — это идеал, тот образ богослужения и жизни, который Бог открыл нам и ко­торого мы стремимся достичь. Излишне говорить, что мы зачастую не достигаем цели. Но, с другой стороны, иногда мы все-таки подходим к ней удивительно близко — пусть даже ненадолго, время от времени. Впрочем, как и во всех духовных странствованиях, заблуждения или отступления от прямого пути — всего лишь дру­гая сторона путешествия. Друзья знают, что Свет Христов всегда внутренне присут­ствует, освещая тот путь, следовать по которому уготовал нам Бог. Остальное все за­висит от нас — но всегда с Божьей помощью.

Следует сделать еще одно предостережение. Некоторые особенности квакерской духовной практики, получившие отражение в этой книге, меняются в зависимости от времени и места. Например, в разных местах шаги, которые необходимо сделать для того, чтобы стать членом общины Друзей, могут быть различными. Возможно, какой-то комитет в одном собрании Друзей называется иначе, чем в другом. Некото­рые общины имеют пасторов, другие — нет. Главное, ищите сущность и, найдя, сле­дуйте ей — это приведет вас к соответствующему образу действия, в какие бы формы оно ни облекалось.

 

В Истине, Мире и Любви

Мэри Мэлман
Мидиа, Пенсильвания, США. Апрель 1991 года

 

Вера и практика: образ жизни Друзей

Книга написана по просьбе Квакерского Комитета США-СССР

Апрель 1991 года
Мэри Мэлман

 

РЕЛИГИОЗНОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ

«Дорогие возлюбленные Друзья, мы не налагаем на вас это как правило или форму, которой надлежит следовать, но возвещаем для того, чтобы все руковод­ствовались проблеском света, чистого и святого; и так, шествуя в свете и повинуясь ему, возможно исполнить эти наставления по Духу — не по букве, ибо буква убивает, а Дух животворит».

(Постскриптум к посланию собрания старейшин в Бэлби, Англия, «К братьям на севере», 1656 год)

 

ВВЕДЕНИЕ: «ВЕРУЮ…»

«Эта небольшая книга задумана не как истолкование веры Друзей, а как опи­сание порядков и обычаев, сложившихся у нас. Но порядки и обычаи предпола­гают веру». Эти слова из «Руководства к квакерской жизни», написанного в се­редине 50-x годов XX столетия для новых собраний Друзей в Америке, должны отчетливо прозвучать и в начале нашей книги. Она предназначается для лю­дей, которые мало, а то и вовсе ничего не знают о Религиозном Обществе Дру­зей, но которых личный внутренний опыт общения с Богом привел на путь, проторенный Друзьями за триста с лишним лет, — путь поиска Истины, откры­вающейся в человеческом сердце. Быть может, ваши не знающие покоя сердца и умы обретут пристанище среди таких же ищущих — среди Друзей. А если так, то вам будет полезно познакомиться с особенностями вероисповедания, дея­тельности и образа жизни, которые выработаны Друзьями и которые Друзья стремятся соблюдать.

«Друзья восприняли совокупность религиозных и социальных учений, уна­следованных от прошлого, которые всегда подвергаются новым истолкова­ниям по мере постижения Истины… Религиозная группа, следующая опреде­ленным принципам и в то же самое время открытая новым веяниям Истины, пребывает в лучшем положении, нежели группа, приверженная обветшалым традициям либо, напротив, настолько пренебрегающая воплощенной в уна­следованных обычаях мудростью прошлого, что подобна человеку, лишивше­муся памяти. Положительное обычно преобладает над отрицательным, и та группа, которая придерживается вполне определенного и хорошо обоснован­ного образа жизни, имеет преимущество перед группой, сущность которой смутна и бесформенна. Река, стесненная берегами, более глубока и обладает большей мощью, нежели река, растекающаяся по равнине» (Из «Руководства к квакерской жизни» Хаварда Х. Бринтона).

В этой книге вы не найдете указаний на какие-либо догматы или строгие, не подлежащие сомнению правила устроения церкви и управления ею, которым члены общин Друзей должны следовать для того, чтобы считать себя Друзьями. В сущности, у нас нет таких уставлений. Но приводимые далее опи­сания того, что делают Друзья и как мы это делаем, чрезвычайно важны, ибо в этих описаниях находит ясное отражение вера Друзей. А это как раз то, о чем сказано: «По плодам их узнаете их» (Мф.7,16).

«Друзьям следует напомнить о том, что наше Религиозное Общество воз­никло во времена волнений и беспорядков и что оно продолжает свидетель­ствовать о способности Бога вывести мужчин и женщин из смуты внешнего на­силия, внутреннего недуга и всех прочих форм своеволия, пусть и закреплен­ных господствующими в обществе порядками. По мере того, как умирает свое­волие наше, в нас зарождается новая жизнь — и мы освобождаемся от смятения и разочарований, от страхов, чувства гнета и чувства вины. Мы обретаем спо­собность чувствовать Внутренний Свет и следовать его указаниям. Друзьям со­ветуют ставить в центр мироздания не самих себя, а Бога, и во всех аспектах внутренней жизни и внешней деятельности сохранять открытость целитель­ной силе Духа Христова» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное соб­рание Религиозного Общества Друзей. 1972 год)

Внутреннее, непосредственное и преобразующее ощущение Бога — осново­полагающий элемент веры Друзей, составляющий сущность квакерства. Рели­гиозное Общество Друзей, члены которого известны также как квакеры*, — не­обычная, полная жизни и подчеркнуто не вписывающаяся в обыденные пред­ставления группа христиан, провозглашающих свою связь со всеми религиями и со всем человечеством через присущее им видение мира, любви, социальной и экономической справедливости и благоденствия всего творения. Мы обре­таем это видение, обращая взор в себя, — для того, чтобы испытать прямые, до­стигающие нас безо всяких посредников, исходящие из Божественного в на­ших сердцах побуждения: жить в мире сем по предначертанью Божьему. Наш опыт продолжающегося откровения, внутреннего познания Бога дал нам это видение, и мы считаем, что оно подтверждено библейским откровением и опы­том наших религиозных общин. Когда мы внутренне слышим глас Божий, ко­торый подтверждается нашим духовным обществом, мы открываем исполнен­ный жизни, вселяющий силу образ верования и жизни, которому мы должны следовать для его воплощения.

Друзья — это искатели истины, подчиняющие свои жизни Божественной воле, которая проявляется в направляющем, пророческом Внутреннем Свете; воле, отождествляемой нами по традиции с Христом историческим и Христом предвечным. Первый шаг духовной жизни начинается с осознания Божествен­ного Присутствия в нас самих — того, что Друзья называют Внутренним Све­том. Наш опыт, наше ощущение этого Внутреннего Света научило нас тому, что Бог присутствует в каждом, а через осознание этого открывается один из принципов, гласящий, что осознание Божественности жизни, как духовной, так и материальной, гораздо важнее догм, религиозных, социальных или поли­тических традиций.

Известный нам по опыту Свет приводит нас к терпимости по отношению к разнообразным верованиям и обычаям — к терпимости, составляющей отли­чительную особенность Религиозного Общества Друзей. Внутренняя, преобра­жающая, побуждающая к внешнему действию вера — плод способности видеть Истину, где бы она ни пребывала, и откликаться на нее, — это не мелкие частно­сти убеждений или обрядности, но средоточие нашей жизни во Христе. Таким образом, следуя нашему принципу продолжающегося откровения и свободы совести, мы, вероятно, настолько терпимы к отличиям, расхождениям верова­ний, взглядов, обычаев и порядков, насколько это в человеческих возможно­стях — впрочем, до тех пор, пока эти отличия не приходят в противоречие с ос­новополагающими квакерскими принципами или этическими нормами и не ве­дут к действиям, обычаям или нравам, которые несовместимы с этими принци­пами и нормами. Мы стремимся сотрудничать со всеми, кто с любовью тру­дится ради мира и справедливости так, как Бог открывает это в их жизни.

Друзья прежде всего открыты постижению, признанию и искреннему, вер­ному следованию Свету, Святому Присутствию в нашей собственной жизни и в жизни других. Эта принципиальная обращенность к Внутреннему Свету и осоз­нание Внутреннего Света позволяют обществу Друзей обрести внутреннее ду­ховное единство, которое проявляется во внешних действиях. Друзья — прак­тические мистики, и непосредственное внутреннее ощущение Бога побуждает и даже заставляет нас трудиться для него, чтобы воплотить понятие ШАЛОМА** в жизненную реальность. Мы трудимся ради утверждения на земле мир­ного царства, в котором господствуют любовь, справедливость и гармония.

Опыт восприятия внутренним слухом слова Божьего, опыт непосредствен­ного постижения Божественной воли имеет большое влияние на духовное и мирское поведение Друзей и на устройство нашего религиозного сообщества или общины — то есть на все то, что мы называем образом жизни Друзей. По­знать Бога в религиозных категориях значит внутренне, так или иначе, ощу­тить нашу греховность (впрочем, многих современных Друзей это слово сму­щает, и нам хотелось бы заменить его другим). Если мы избираем обращение к Свету и живем, повинуясь ему, то в этом случае мы испытываем прощение (от Бога и самих себя), чувство любви, внутреннего мира и общности с Богом — то есть испытываем то, что приносит с собой спасение, вступление в Царствие Не­бесное. Но вступить в царство Божие значит вступить также и в обыденный мир, хотя он выглядит перевернутым, отличающимся от мира, в котором правит Бог. Таким образом, обращение к Свету и постижение общности с Богом оказывают непреходящее воздействие на повседневную жизнь. Наша жизнь есть отражение нашей веры. Заметим, что это положение совершенно незави­симо от того, являетесь ли вы членом Религиозного Общества Друзей или нет.

Однако, хотя постижение и переживание внутреннего Божественного При­сутствия и следование указаниям Божиим и Божьей воле в конечном итоге да­руются каждому верующему по вере его, первоосновой Религиозного Обще­ства Друзей является не отдельный верующий, а молитвенная община, провоз­вестница и хранительница откровения, которое несут Друзья. А потому для того, чтобы по-настоящему понять квакерство, надлежит сначала погрузиться в богослужение Друзей и понять его. Именно из него возникают личные и об­щие «побуждения» (то, что открывается нам через познание Внутреннего Света). Как распознать эти побуждения и как следовать им — об этом поведает наше Руководство. А затем будет рассказано о том, как претворяется этот опыт — в нашей собственной жизни и как, исходя из него, мы ведем дела нашего ду­ховного сообщества, организуем наши молитвенные общины, что Друзья де­лают и почему, какую структуру мы формируем и каким правилам и обычаям следуем, чтобы жить согласно тому, что нам открылось. Этот образ жизни вы­работан Друзьями под впечатлением непосредственного присутствия Бога, ко­торое воздействует на каждого из Нас в отдельности и на всех вместе.

 

БОГОСЛУЖЕНИЕ ДРУЗЕЙ

Говоря предельно просто, молитвенное собрание есть основа основ всего, что де­лают Друзья. В этом собрании людей, преданных вере, мы с наибольшей силой ис­пытываем таинство внутренней общности с Божественным и друг с другом. В мо­литвенных собраниях мы обнаруживаем присутствие Света Христова в нас самих и учимся слышать Слово Божие. Мы учимся понимать, к чему призывает нас Бог. Слышание голоса Божьего, звучащего и среди молящихся и внутри каждого, корен­ным образом изменяет жизнь. Именно это молитвенное слышание является осно­вой Религиозного Общества Друзей и средоточием жизни каждого члена общины. Возможно, для некоторых это звучит странно или попросту непонятно. Однако Друзья давно ощущают силу и внутреннюю гармонию жизни, основанной на таком духовном единстве. Следующее далее описание богослужения восходит к истокам квакерского движения, возникшего в Англии XVII века.

Группа людей, стремящихся к постижению Истины через поиски Бога внутри себя, собирается как можно чаще в тихом, простом месте. Друзья убедились, что собрания лучше всего проводить в скромном, неукрашенном помещении, в котором, как пра­вило, нет ни картин, ни свечей, ни иных украшений, — в чьем-либо доме, в доме для собраний (так квакеры называют свои церкви, построенные в очень строгом стиле, без шпилей и колоколен), либо в каком-нибудь другом месте, даже на открытом воздухе. Обстановка, в которой происходит богослужение, должна как можно меньше отвле­кать молящихся.

В помещение, избранное для молитвенного собрания, входят без лишних разго­воров и суеты. Собравшиеся спокойно сидят на стульях или скамьях, тесно придви­нутых друг к другу, а если группа невелика, то лучше всего сдвинуть стулья или скамьи кругом. Смысл этого состоит в том, чтобы осознавать физическое присут­ствие других молящихся, а также иметь возможность видеть и слышать друг друга.

Священников, отправляющих службу, нет; службой руководит Дух Божий, и все присутствующие стремятся внимать и следовать ему. Решающее значение имеют чувство ожидания и готовность слышать, поэтому существенно важна подготовка к собранию посредством молитвы, медитации и чтения Писания или иных вдохно­венных книг. Это создает благодатную почву, на которой произрастают семена Духа.

Молитвенное собрание начинается в тот момент, когда первый пришедший са­дится и погружается в поиски безмятежного, глубокого сосредоточения сердца и ума. Приходят другие, садятся и тоже погружаются в молчание. Поиск внутреннего центра может осуществляться посредством молчаливой молитвы, размышления над собственной жизнью и собственными поступками, их пересмотра, припомина­ния какого-либо отрывка из Писания или иных исполненных высокого смысла тек­стов, образов, картин или песен; путем упорядочения того хаоса мыслей, который часто возникает, как только мы спокойно усаживаемся, стараясь ни на что не отвле­каться; через исследование неотступно преследующих нас мыслей, ибо, возможно, это Бог по какой-то причине привлекает наше внимание к ним; посредством меди­тации и так далее.

Способов, которыми достигается «сосредоточенность», — мириады; они ме­няются — и не только в зависимости от индивидуальности человека, но и от вре­мени. Следует сказать со всей честностью, что сосредоточиться на каждом моли­твенном собрании не всегда легко, а иногда даже невозможно. Хотя по мере обрете­ния опыта сосредоточение, как правило, достигается легче, временами оно может оставаться разочаровывающе непрочным, ускользающим. Когда оно ускользает, расслабься и начни сначала. Бог по-прежнему присутствует в нас, и связь с Ним не прерывается; она может лишь временно стать менее ощутимой. Просто откройся снова тишине и покою, воспринимай приходящие мысли — и постоянно возвра­щайся к спокойному центру своего бытия. Из этой открытости и придут тебе «про­зрения» — внутреннее осознание того, что Бог ведет тебя к некоей Божественной цели, и наступит понимание воли Божьей по отношению к тебе и твоему духовному сообществу.

В любой момент кто-нибудь может подняться и сказать о том, что было явлено ему(ей) от Бога во время молчания, молитвы, пения, чтения Писания и так далее. Таково наше изустное служение. Любой человек — женщина, ребенок, мужчина -может говорить на молитвенном собрании Друзей, ибо всякий, призванный Ду­хом, является служителем. Среди самых значительных служителей, появляв­шихся в среде Друзей, были, да и сейчас есть, женщины. Принципом, которым надлежит руководствоваться при изустном служении, является, во-первых, то, что возвещаемое исходит от Бога и, во-вторых, возвещаемое имеет значение не только для говорящего, но и для других членов группы. Зачастую возвещаемое за­трагивает какую-то мысль, которая, возможно, является и другим или вызывает более глубокое рассмотрение вопроса, что может привести к новым возвещениям. Иногда возвещаемое может на первый взгляд не иметь смысла для возвещаю­щего и даже для многих других, внимающих сказанному. Но ежели Дух заставляет тебя говорить, то следует просто верить в то, что в сказанном у Бога есть цель, что сказанное имеет смысл для кого-то. Изустное служение воспринимают в тишине, не пытаясь дать ответ на сказанное, оспорить или обсудить его. Участвующие в молитвенном собрании умиротворенно ожидают в покое Господа, чтобы разли­чить, будет ли еще ниспослан Свет и последует ли новое изустное служение.

Обычно Друзья говорят всего один раз в течение молитвенного собрания, но са­мое важное состоит в том, чтобы следовать наставлениям Духа. Если ты искренне следуешь наставлению Внутреннего Света, то ты принимаешь полное участие в бо­гослужении, независимо от того, говорил ты или нет. В частности, важнейшим служением является молчаливое ожидание Господа, которое углубляет и расши­ряет открытость сердец и умов внутреннему гласу Божьему.

«Помните, что каждому дана доля ответственности за молитвенное собрание, состоящая либо в молчании, либо в слове изреченном. Будьте усердны в посещении соб­раний и во внутренней подготовке к ним. Будьте готовы говорить по указанию Света. Воспринимайте служение других добросердечно и избегайте губительной критики» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1972 год).

Хотя многие, пожалуй, даже большинство молитвенных собраний проходят в об­становке медитации и спокойствия, может случиться, что Дух являет себя в жизни и его пламя мощно проходит среди молящихся, тогда оно может породить сильные чувства и страстное служение. Некогда Друзья проводили особые молитвенные соб­рания, называвшиеся «радениями», поскольку были уверены в том, что пламенный Дух Пятидесятницы пребудет с ними и тем самым Религиозное Общество привле­чет много последователей. Подобные собрания могут случаться и ныне, но их нельзя предсказать. (Предание говорит, что Друзей стали называть «квакерами», т.е. «трепещущими», еще и потому, что недоброжелатели, смеясь над нами, говорили, что на молитвенных собраниях они «трепещут». Впрочем, мы смеемся последними и с радостью приняли данное нам название.)

Детям следует посещать молитвенные собрания тогда, когда они уже могут си­деть сравнительно спокойно и начинают понимать, что такое молитвенное собра­ние. Иногда дети присутствуют на молитвенных собраниях несколько меньше, не­жели взрослые. Это зависит от потребностей собрания и от возможности присмо­треть за детьми, пока их родители продолжают участвовать в богослужении. Можно также проводить и особое молитвенное собрание для детей отдельно от регуляр­ного, обычного молитвенного собрания. Но детей всегда необходимо вводить в обычное молитвенное собрание (и лучше раньше, чем позже) и приветствовать их участие.

«Семейное богослужение дома может помочь детям понять, что молитва — это драгоценная и важная часть их повседневной жизни. Общаясь с Богом по-своему и осознавая, что ответы могут быть даны в формах, недоступных их пониманию, дети постепенно обретают важнейшие элементы религиозного опыта. Мы можем сде­лать многое для того, чтобы помочь нашим детям почувствовать близость Божией любви. Уже в раннем возрасте они могут прийти к пониманию смысла молитвенных собраний, принять их и наслаждаться ими и могут испытать, что значит спокойное ожидание Духа.» («Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собрание Религиоз­ного Общества Друзей. 1988 год).

По мере того, как участвующие в молитвенном собрании начинают ощущать ду­ховное единство с Богом и друг с другом, возникает глубокое переживание общно­сти души со Христом, с Божественным, с Источником самой жизни. По мере того, как это чувство крепнет в сердцах и умах пребывающих в покое верующих, им мо­жет открыться понимание того, как надлежит жить, или осознание необходимости более последовательного продолжения избранной жизненной линии, либо ее изме­нения; или же может открыться, что Бог желает, чтобы ты или избранная молитвен­ная община некоторым образом свидетельствовали о Божественном Промысле. Можно испытать самые различные чувства и озарения — от успокоения или вдохно­вения до раскаяния по поводу жизни, которую ты ведешь. Все эти озарения и пости­жения Друзья и воспринимают как наставления. Когда участвующие в богослуже­нии достигают глубинного, внутреннего духовного единства, Друзья называют такое богослужение «единением». Описать «единение» так, чтобы можно было узнать его, невозможно, поскольку каждый из присутствовавших на нем, вероятно, описал бы его по-разному. Но ты будешь знать совершенно точно, когда оно состоялось.

«Когда я вошел в молчаливые собрания людей Божиих, я обнаружил среди них тайную силу, которая тронула мое сердце. И поскольку я открылся ей, я обнаружил, что зло во мне ослабевает, а добро возвышается. Таким образом, именно это связало и объединило меня с ними» (Свидетельство Роберта Баркли, Друга, жившего в ХVII веке).

Официально молитвенное собрание заканчивается тогда, когда один или два на­значенных участника собрания, обычно наделенные особой чувствительностью или обладающие большим опытом, пожимают руки окружающим, после чего все пожи­мают руки друг другу. В прошлом это происходило тогда, когда назначенные для ве­дения собрания люди ощущали, что Дух освободил собрание. Это и теперь является наилучшим способом завершения молитвенных собраний, но напряженность и ограничения современной жизни заставили установить в большинстве собраний временной предел — обычно час или что-то около часа. Заканчивать раньше значило бы лишить присутствующих возможности участвовать в богослужении, так как ко многим духовное просветление приходит медленно. Каждому участнику молитвен­ного собрания надлежит выяснить, что наиболее приемлемо для его молитвенной общины, и быть готовым к тем изменениям, которые подскажет Дух.

 

«ВНЕМЛИ СВЕТУ»

Итак, Бог посылает нам то, что Друзья называют «побуждением» — то, что Бог говорит непосредственно нам; то, что мы постигаем, когда открываемся Богу внутри себя; то, что мы учимся признавать голосом Божьим, призывающим нас к божественной цели. Молитвенное собрание — центр Религиозного Общества Друзей потому, что оно является источником внутреннего единства нашего духовного сообщества относительно того, что нам надлежит сделать для воплощения полученных нами побуждений в мирскую реальность. Мы выве­ряем побуждения, испытывая их Писанием, молитвой и богослужением, и делаем это вместе с нашим сообществом собирающихся на богослужения. Поскольку побуждение является внутренним опытом, зачастую, когда возникает необходимость в конкретных внешних дей­ствиях отдельного человека или всей общины, для достижения единства действий прово­дятся деловые собрания Друзей, которые будут описаны позднее.

Побуждение может принимать множество форм и в разное время по-разному предста­вляться разным людям. Оно может проявиться легким толчком, настоятельным водительством, сбивающей с толку или сложной идеей, мыслью, которая становится неотступной, яс­ным осознанием или прозрением относительно того, что надлежит предпринимать в кон­кретных случаях, как поступать в определенных ситуациях или что сказать по данному по­воду в молитвенном собрании — и это лишь немногие из возможных проявлений побужде­ния. Побуждение может иметь значение только для тебя, но может иметь смысл и для дру­гих участников твоего собрания или для твоего сообщества, или для твоих соседей, или на­ции — или, быть может, для всего человечества.

Хотя побуждение может прийти в любой миг и в любом месте, молитвенное собрание имеет исключительную важность для развития нашей открытости Духу и нашей способно­сти внимать указаниям Божиим, различать их и находить им подтверждения, ибо иногда (хотя и не всегда) побуждения бывают тонки и трудноуловимы. Наряду с необходимостью испытать водительство словами Писания, жизнью и учением Иисуса Христа, другими духов­ными текстами, нашей личной молитвой и внутренним духовным диалогом молитвенные собрания и деловые собрания дают возможность испытать водительство совместно с собравшейся общиной.

Идея водительства может показаться трудной или удивительно новой, или же имеющей значение лишь для людей особенно благочестивых, людей особой святости, духовности. Позвольте заверить вас в том, что это не так. Опыт получения побуждений обычен и в тоже время необыкновенен. Это может происходить с каждым. Ты и я, каждый мужчина, каждая женщина и каждый ребенок — все мы причастны Богу, который постоянно действует в нас, хотя проявления этой деятельности мы можем именовать различно или вообще оставлять без названия. Сегодня кто-то из нас постоянно осознает Божественное Присутствие, иные пока не обнаружили его в своей жизни. Некоторые из нас решают открыться и следовать ему, другие — нет. Мы можем сделать и делаем свободный выбор: слушать ли нам глас Божий и следовать ли ему, ибо Бог сотворил нас для того, чтобы мы делали этот выбор. Когда мы решаем открыться и следовать тому, к чему нас призывает Бог, наша способность постигать Бога, говорящего с нами, увеличивается и расцветает. Когда же мы решаем пренебречь Све­том и водительством Света, наша способность воспринимать слова Бога уменьшается и мо­жет отмереть. Молитвенное собрание питает ту, часто пребывающую в небрежении, частицу нас самих, которая слышит внутренний глас Божественного и позволяет нам определять, действительно ли то, что мы слышим, исходит от Бога. Но как мы делаем это? Друзья дости­гают этого многими способами, которые всегда зависят от своеобразия их личных характе­ров, а также от высшего предназначения каждого. В ХVII веке побуждения, ниспосланные Джорджу Фоксу, заставили его идти к людям, уже внутренне искавшим Бога, и призывать их собраться в великий народ; и они основали Религиозное Общество Друзей. Побуждения, ниспосланные жившему в ХVIII веке в Филадельфии квакеру по имени Джон Вулмэн, заста­вили его содействовать реализации идей экономической и социальной справедливости среди бедных и поверженных и в течение многих лет странствовать по Америке и Англии, призывая Друзей освободить имевшихся у них рабов и объединиться для того, чтобы повсе­местно покончить с рабством.

Дневники и сочинения Друзей полны описаниями подобных переживаний. Для читате­лей этой книги, вероятно, особый интерес может представлять следующий пример. Речь идет о побуждении, ниспосланном Джанет Райли, которая участвует в распространении Религиозного Общества Друзей в бывшем Советском Союзе. История Джанет начинается с момента, который она считает началом своего вовлечения в этот проект.

«Я — обыкновенный человек, ведущий обычную жизнь, и побуждения приходят ко мне, кажется, так: сначала появляется склонность что-то сделать. Это — нечто большее, нежели идея, мысль; я чувствую, что нечто подталкивает меня изнутри или лучом освещает путь в определенном направлении. Иногда это ощущение бывает сильным и драматичным, иногда оно смягчается, но всегда требует внимания. Если я почему-то не хочу обращать вни­мание на этот зов, то мне нужна самодисциплина, которая не позволит мне отгонять, оттал­кивать побуждение и позволяет понять, исходит ли оно от Бога или же от меня самой, от моих личных интересов. Поначалу я предпочитаю сама, внутренне переживать побуждение, а затем я размышляю над ним вместе с другими. Когда я встречаю человека, который полу­чил побуждение, подобное моему, это служит подтверждением истинности моего побужде­ния. Такие случаи происходили достаточно часто для того, чтобы ныне я ощущала различие между глубинным духовным побуждением и чем-то, обусловленным только моим личным интересом.

Несколько лет назад, когда я жила в маленькой духовной общине Севен Оукс («Семь Дубов»), находящейся в удивительно красивой части гор Голубого Хребта в Вирджинии близ Вашингтона, я стала задаваться вопросом: «Что мне делать со своей жизнью?» И хотя мне жилось в Севен Оукс очень счастливо, я испытывала некоторое внутреннее беспокойство. Мне было за сорок, я вырастила троих детей и нянчила внук. Я поработала на разных рабо­тах, ни одна из которых, по-видимому, не была связана с глубинными устремлениями моей души, и я часто испытывала нечто близкое к отчаянью вследствие этого чувства личной неосуществленности. Однажды я находилась в моей комнате, из окон которой открывался чу­десный вид, и в момент подступившего отчаянья я внутренне произнесла молитву, прося Бога открыть мне, как я должна жить дальше. Это было как если бы я вручила мою жизнь Богу. Я сидела на кровати — и вдруг меня охватило глубокое чувство внутреннего мира, фи­зического и духовного. Глядя на горы, подымавшиеся за лужайкой, я ощутила связь внутрен­него и внешнего мира, и этот опыт ведет меня во всем, что я с тех пор делаю, работая во имя мира. Не было никаких сомнений в том, что я должна последовать этому побуждению.

Через несколько дней я пришла в Школу права университета Вирджинии на выступление одного дипломата из советского посольства в Вашингтоне. До гласности было еще далеко, и собравшиеся были настроены презрительно, враждебно и все сильнее распалялись в критике коммунизма. В основе настроения собравшихся лежало убеждение: «Мы правы, вы — нет». В конце концов дипломат, подняв палец, сказал публике: «Беда в том, что выдумаете, будто правы, и хотите, чтобы и я поверил в это. А я не верю. Но мы можем ужиться». Его словам ис­кренность произвели на меня впечатление, и я почувствовала, что я заодно с ним. По мере того, как он рассказывал в очень личных выражениях, о своей опечаленности тем, что второй договор об ограничении стратегических вооружений, работе над которым он отдал столько сил, не подписан, его искренность растопила враждебность слушателей, их настроенность на противоборство. И в ходе лекции я почувствовала побуждение сосредоточить свою работу во имя мира на Советском Союзе. Вскоре я решила последовать этому побуждению.

Несколько месяцев спустя я встретила Кента Ларраби, Друга, странствовавшего по общи­нам Друзей в США и рассказывавшего об опыте, который он обрел в Советском Союзе. Кент поведал, что однажды ночью, когда он был в Советском Союзе, он проснулся, увидел в углу своего гостиничного номера свет и услышал голос, велящий ему способствовать созданию в Москве собрания Друзей. Это было столь сильное переживание, что, когда он вернулся в США, он почувствовал побуждение объехать собрания Друзей и рассказать о том, что ему было явлено. Когда Кент сообщил мне о своем переживании, я почувствовала, как это близко тому, что открылось мне самой, я также ощутила побуждение создать собрания Дру­зей в Москве.

В то время я красила и обклеивала стены обоями ради заработка. Это занятие привело меня в дом Джея и Кэролин Уоррелл, Друзей, с которыми я дружу уже 20 лет. У меня было много времени для размышлений над всем тем, что происходило в моей душе. Я была взволнована моим переживанием и захотела вовлечь в намечавшийся проект Джея, зная его как хорошего организатора. Но когда я спросила его, он ответил, что просто не сможет участво­вать, поскольку уже перегружен обязательствами. Я приняла это объяснение и, хотя испы­тала разочарование, не увидела необходимости форсировать что-либо.

Очень важно не форсировать что-либо, поскольку побуждением нельзя манипулировать. Это могучая сила, мощь которой исходит от Духа и Истины, а не порождена хитроумием и лукавством.

Между тем, поскольку я была очень взволнована явившейся мне мыслью, я ежедневно беседовала о ней с Джеем, пока малярничала в их доме. В какой-то момент, когда мы были на кухне и я, умываясь после работы, продолжала говорить о своем переживании, Джей вне­запно прервал меня, хлопнул рукой по столу и сказал: «О’кей, мы это сделаем!».

После этого Джей, Кенти я в течение нескольких дней беседовали на лужайке под дубами Севен Оукс. С одной стороны вдоль лужайки росли кусты сирени, над которыми проносились стайки колибри. Мы вновь и вновь говорили о возможности донести квакерство до со­ветских людей. Потом мы шли искупаться и поесть — и снова возвращались на лужайку, сади­лись и продолжали разговор. Во время одной из бесед через лужайку пронесся мощный шквал, заставивший нас уйти в дом и завершить встречу при свечах. Это было так волнующе.

Мы образовали маленький комитет, в который вошли заинтересованные Друзья, и стали собираться примерно раз в месяц, обычно в Филадельфии. Мы начинали наши собрания ве­чером в пятницу и заканчивали в воскресенье, наслаждаясь молитвой и сопричастностью друг другу. Продвижение идеи создания общины Друзей в Москве стоило нам больших уси­лий, поскольку некоторые Друзья не принимали этот замысел. И тем не менее мы чувство­вали, что явленное нам побуждение подлинно и соответствует Истине. Мы назвали нашу группу Квакерским комитетом США-СССР.

Мы также спрашивали себя, с чем будет сопряжено осуществление мечты о создании об­щин Друзей в Советском Союзе в самой чистой форме. После нескольких собраний нам стало ясно, что следует установить духовную связь между советскими людьми и американ­цами. Положив эту идею в основу нашей работы, мы стали изыскивать проекты, осуществ­ление которых создало бы духовные узы и помогло бы нашим двум странам действовать вместе. Для начала мы решили осуществить совместный советско-американский детский и литературный проекты.

Перед литературным проектом распахнулись двери. Мы встречали советских граждан в неожиданных местах, в неожиданное время, причем эти люди неожиданным для нас обра­зом мыслили в том же ключе, что и мы, а среди них были сотрудники посольства, издатель, писатели, простые люди, которых привлек проект и ощущение духовной связи с нами. Путе­шествуя по стране, я встречала людей, уже желавших услышать то, что мы говорили, или, ка­залось, ожидавших услышать это. Один советский дипломат из посольства в Вашингтоне только что прожил некоторое время у Друзей в Ричмонде, штат Индиана. Другой мужчина встретил нас у порога своего учреждения в Москве, держа в руках экземпляр «Веры и прак­тики». Все это служило для нас зримым подтверждением того, что явленное нам побужде­ние есть побуждение в Истине.

Так начался «Опыт человеческий» — совместный издательский проект советских и амери­канских писателей. Книга была отредактирована советско-американской коллегией, провед­шей несколько встреч в обеих странах. Советское и американское издания книги увидели свет в мае 1989 года. В ознаменование этого семнадцать советских писателей и консультан­тов, принявших участие в проекте, встретились со своими американскими коллегами на пи­сательской конференции, состоявшейся в Доме собраний Друзей в столице США. Мы на­чали и завершили конференцию в молчании. Василий Белов, Борис Якимов и Юрий Кузне­цов побывали в Севен Оукс, где мне впервые была открыта моя миссия, и постояли на лу­жайке под дубами. Мы даже привели некоторых советских писателей на молитвенные собра­ния Друзей.

Многие спрашивают меня: «Что случилось с Кентом Ларраби?». Кент почувствовал, что ему пришло время выйти из состава комитета. Его решение вызвало недовольство у некото­рых членов комитета, но я пришла к убеждению, что его решение следует принять. Ему было ниспослано побуждение передать работу по организации собрания Друзей в Советском Союзе другим, и он исполнил это вполне успешно. Для того, чтобы следовать внутреннему голосу, требуется огромная духовная зрелость. В конце концов, побуждение, которому он следовал, состояло в том, чтобы позволить другим осуществить явившуюся ему мечту. На­блюдение за Кентом на протяжении этих лет и в свете явленных нам побуждений очень по­могло мне.

Только что завершилась реорганизация Квакерского комитета США-СССР. У нас поя­вился новый секретарь, и мы учредились на прочной основе. Издан «Опыт человеческий», идет работа над брошюрами и книгами, которые мы планируем опубликовать. Совсем не­давно нами начато осуществление проекта, в котором участвуют 9 школ в обеих странах и который предусматривает установление парных связей между одной американской и одной советской школой. Мы также сотрудничаем с одним из депутатов Московского городского Совета, составившим обращение с призывом ввести гражданскую альтернативную службу для людей в бывшем Советском Союзе, которые отказываются от военной службы по сооб­ражениям совести.

Но я снова и снова спрашиваю себя: «Каково побуждение, ниспосланное мне?». Голос слышен порой неотчетливо, и хотя моя обыденная жизнь идет своим чередом, это — труд­ное, засушливое время. Я в ожидании следующего шага. Но вот что справедливо: однажды полученное побуждение не определяет ваше занятие в течение всей оставшейся жизни. Я верю, что мое призвание заключается в созидании советско-американских духовных связей, и ожидаю наставления о том, в какой еще форме осуществить призвание.

Квакерский обычай терпеливого ожидания — это большое испытание для меня, по­скольку я — человек по природе нетерпеливый; думаю, однако, что это как раз то, что от меня теперь требуется. Ощутив побуждение, идешь вперед, к указанной цели, не ведая, что должно произойти. Кто-то однажды описал это состояние, сравнив его с раскачиванием на перекладине трапеции. Если намереваешься сделать нечто большее, нежели просто раска­чиваться на перекладине, в конце концов приходится остановиться и висеть какое-то время, до тех пор, пока не появится другая перекладина, за которую можно было бы уцепиться. Сей­час я в состоянии зависания.

В своей книге «Свидетельство преданности» Друг Томас Келли писал: «Подобно тому, как отдельные мистики, достигшие глубочайшей степени понимания, учатся отвыкать от опоры на исключительные моменты озарения, учатся не стремиться постоянно к вершинам, но ходить и в тени, и по долинам, и по пустыням долгие месяцы и годы, так и группа верую­щих должна усвоить, что богослужение вполне действенно и тогда, когда нет никаких потря­сений, никакого особенного ощущения Божественной защиты. Дисциплинированная душа и дисциплинированная группа научены ощущать реальность Божьего присутствия незави­симо от того, сильно это чувство или неотчетливо, слабо». Мой ответ может явиться не столь быстро и ярко, как это произошло в Севен Оукс, и я чувствую, что ожидание в неведении также составляет часть ниспосланного мне урока. Это утешает меня».

Таков один из примеров преданного следования полученному побуждению. Мы знаем, что Дух Божий внутри нас может вести любого человека. Друзья возглашают Свет и знают, что мы должны взращивать и лелеять его так, чтобы, подобно Семени, похороненному глу­боко в сердцах и умах, Божественное Присутствие могло расти в нас, цвести — и через нас, че­рез наши дела являться миру на глаза. Когда мы открыты Свету и водительству Света, Хри­стос вершит свое дело через нас и через нас вновь воплощается в мире. Так пришло — и гря­дет — Царствие Небесное.

«Внемли Свету» — так у Друзей было принято напоминать друг другу о необходимости внимать Богу, следовать его откровениям, а также лелеять Божественный Свет и заботиться о нем. Хотя ныне Друзья редко говорят эти слова друг другу, выраженная в них мысль лежит в основе всего, что мы делаем. «Внемли Свету». Внемли наставлениям Света Божия в себе са­мом и в других — и откроешь источник деятельности и поступков Друзей, их жизни и принципов организации общин, в Духе и в миру.

 

ОТ ВЕРЫ К ДЕЙСТВИЮ: КАК ПРИНИМАЮТСЯ РЕШЕНИЯ

Деловые собрания предоставляют всему сообществу Друзей возможность обре­сти в своих побуждениях духовное единство. Деловые собрания можно назвать «богослужением ради дела», потому что Друзья ведут дела религиозного сообще­ства в полном соответствии с ведением молитвенного собрания. Деловые собрания могут устраиваться по разным причинам — ради принятия решений, обсуждения или в поисках вдохновения. Друзья обнаружили, что проведение деловых собраний по меньшей мере раз в месяц придает силы, и во многих местах наши общины орга­низованы с учетом этого обстоятельства. (Смотри ниже раздел о структуре собра­ния.) Впрочем, каждое собрание должно принимать во внимание также и то, что именно для него полезно и возможно.

Друзья собираются вместе для того, чтобы узнать, к каким реальным свершениям Бог призывает нас как отдельных людей и как общество, и определить, можем ли мы найти единство Духа в исполнении побуждений, решении важных дел и вопро­сов, встающих перед нами, определить, когда и как действовать.

«Исходные предпосылки молитвенного собрания оказали… глубокое воздей­ствие на метод принятия решений деловым собранием. В обоих собраниях господ­ствует вера в Наставника и вера в продолжающееся откровение, и Друзья всегда от­крыты для новых прозрений. Это и есть то взаимное уважение и та благорасполо­женность друг к другу, которые преобладают над всеми различиями и помогают за­жечь веру в то, что, проявляя терпение и открытость, группа может рассчитывать на достижение ясности и на решение стоящих перед нею проблем» (Из книги «Церков­ное устройство». Лондонское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей).

Порядок принятия решений среди Друзей коренится в духовном единстве рели­гиозного сообщества. Мы отвергаем господство большинства ради более возвы­шенной цели — достижения единогласных решений благодаря своеобразным осо­бенностям мышления, выработанным Друзьями на протяжении веков. Наш про­цесс принятия решений демократичен в том смысле, что каждого поощряют уча­ствовать в нем. Однако процесс принятия решений, практикуемый квакерами, пре­восходит обычную демократию в том отношении, что не зависит исключительно от человеческой воли или человеческих способностей. От участвующих ожидается, что они отложат личные желания в сторону и позволят себе стать водимыми тем На­ставником, который выше их самих, — Внутренним Светом Христовым.

В тех случаях, когда этим процессом принятия решений пользуются легкомыс­ленно, отсутствие формальных правил может привести к злоупотреблению, по не­брежности или по умыслу. Но когда этим процессом пользуются ответственно, он дает глубокое удовлетворение и приносит практические решения, согласные с Ду­хом. Мы должны проявлять точность и строгость в поисках конечного истока ниспо­сланных нам побуждений, стараться выйти за пределы нашего «я» и никогда не до­пускать подмены воли Бога нашей волей.

 

Религиозная основа принятия решений Друзьями: поиск Истины

Несмотря на свой специфический характер, деловые собрания представляют собой разно­видность молитвенного собрания и проводятся в состоянии той же открытости водитель­ству Духа. Когда мы выслушиваем то, что говорят все участники делового собрания, и раз­мышляем над сказанным, в собрании должны царить благоговейное служение Господу и терпеливое, исполненное любви, рассмотрение всех предложений. Для процветания нашего религиозного сообщества насущно необходимо, чтобы мы питали и взращивали любовь друг к другу, сохраняли наше духовное единство и жили в согласии с Духом. Эти убеждения лежат в основе любых отношений и порядков в деловых собраниях Друзей.

Когда мы бьемся над решением внешних, мирских вопросов, Свет открывает нам новые перспективы и новые творческие возможности. Внутреннее присутствие Божественного обе­щает новые откровения, раскрывающие Истину, и более ясное понимание воли Божией во всех делах.

«Опыт показал, что движение Духа может превосходить знания и суждения отдельных людей и преобразовывать эта знания и суждения. Внутреннее, духовное зрение каждого участника собрания обостряется присутствием, советом и суждением всех.

В ходе таких деловых собраний традиция как таковая, соблюдаемая просто ради нее самой, не имеет никакой ценности, и не следует допускать превращения ее в мертвый груз. Но традиция может представлять нечто, выношенное и испытанное временем, и любые коренные новшества следует подвергать тщательной, осторож­ной оценке» (Из книги «Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собрание Рели­гиозного Общества Друзей. 1987 год).

Друзьям по опыту известно, что новые прозрения Истины могут явиться в любой момент и из любого источника. Каждому Другу надлежит внимательно вслушиваться во все попытки выразить открывающуюся Истину, сопоставляя их с накопленным опытом, жизнью и заветами Иисуса Христа, с нравственными и духовными принципами, содержащимися в Пи­сании и других источниках. Однако мы должны проявлять осторожность, дабы полагаться не на букву Писания, а на Дух, в котором она была дана.

 

Цель, к которой стремятся Друзья при принятии решений: распознание Истины

Цель, к которой стремятся Друзья при принятии решений, состоит в нахождении, под водительством Духа, «сути собрания», кристаллизации ясности в рассматривае­мом вопросе. Когда есть духовное единство, эта цель достижима даже при наличии существенных разногласий.

Однако мы стремимся к единству, а не к единогласию. Мы считаем, что едины тогда, когда разделяем поиск Истины, соучаствуем в нем, когда мы преданно, доб­росовестно внимаем Богу, когда воля каждого участвующего в собрании охвачена присутствием Христа и когда наша любовь друг к другу постоянна. Собрание, об­ретшее единство, не обязательно состоит из одинаково думающих, но у участвую­щих в таком собрании — единое сердце.

Мы веруем в то, что такое единство, превозмогающее, преодолевающее явные различия, исходит из дающей силу любви Божьей и что сообщество, вверяясь ру­ководству этой любви и собравшись в духе ее, обретет единство в своем поиске Истины.

Собрание (или, как мы обычно называем нашу духовную общину, «встреча» /«meeting»/) — это живая духовная общность, в которой могут сосуществовать значительные разногласия. Оно подобно человеку, у которого много противореча­щих друг другу наклонностей, но который все же в конце концов решает, как посту­пить. Суть собрания выявляется не вследствие искусственного приспосабливания друг к другу; она должна быть зачата, рождена и взращена. Забота собрания о каче­ственности процесса принятия решений настолько же сущностно важна для пра­вильности принимаемых решений, насколько сущностно важна забота матери, вы­нашивающей дитя, о своем здоровье для жизнеспособности ее ребенка.

То, что Друзья называют «сутью собрания», не тождественно понятию «консенсус». Консенсус — это широко используемый и ценный мирской процесс, характеризуемый поиском общего согласия, в основном посредством рационального обсуждения и ком­промиссов. «Суть собрания» — религиозный процесс, характерными чертами которого являются прислушивание к голосу Божьему и доверие Богу. Оба процесса имеют ре­зультатом такой ход действий, с которым согласны все участники, но суть собрания соз­нательно зиждется на Духе. Хотя рациональные аргументы и оживленные (иногда, когда мы забываем наш завет взаимной любви и слова «внемли Свету», — даже жаркие) дебаты нередко могут сыграть определенную роль в принятом у нас процессе принятия решений, они полезны только в той мере, в какой они оказываются выражениями ду­ховного водительства.

Когда суть собрания определена правильно, участвующие знают, что верно сле­довали внутреннему Свету, и испытывают прочную привязанность, благорасполо­женность друг к другу, исключающую деление на победителей и побежденных.

 

Подготовка к деловому собранию и его ход

Тщательно продуманная подготовка дает собранию возможность свободно сле­довать указаниям Духа и предотвращает срывы из-за плохих договоренностей, не­достаточности информации или нечеткой процедуры. Секретари (см. ниже) или другие назначенные для выполнения соответствующих обязанностей Друзья зара­нее распространяют повестку дня или важную информацию и напоминают тем, кто выносит вопросы на рассмотрение собрания, чтобы они пришли подготовленными. Необходимо позаботиться и о том, чтобы привлечь внимание участников собрания к вопросам особой важности.

Определяются время и место сбора. Обеспечение присмотра за детьми, питания, обслуживания и времени, достаточного для размышления над всеми поставленными вопросами, а также другие организационные меры позволяют расширить круг участвующих в собрании и делают возможным неторопливое рассмотрение дел.

Как и на молитвенном собрании, участвующие должны являться без опозданий, рассесться и погрузиться в молчание с тем, чтобы способствовать глубине и силе де­лового собрания. Этот момент погружения и сосредоточения не следует превра­щать в краткую формальность, поскольку он дает возможность собраться с мыс­лями, установить внутреннюю связь с другими собравшимися и подготовить всех к присутствию Христа.

С важными вопросами собрание обычно знакомят люди, лучше всего знающие эти вопросы. Однако собрание должно оставаться открытым для «заботы» (слово, употребляемое Друзьями в религиозном смысле для обозначения глубокой озабо­ченности некоторыми духовными или социальными проблемами, часто побуждаю­щей нас к действиям) других участников, которые, возможно, не столь опытны или хорошо информированы, но также чувствуют мощную связь с Духом. Поскольку по­буждения, исходящие от Внутреннего Учителя и Пророка, могут со всей силой явиться любому присутствующему независимо от возраста и опытности, Друзья знают, что острые и мощные прозрения могут прийти к младшим или недавно всту­пившим в сообщество членам. Но мы признаем также и важность тех членов, чей опыт и совет в духовных и других подобных делах оказался полезным в прошлом.

 

Роль участников

Решения, принимаемые собранием Друзей, обогащаются тогда, когда все члены посвящают себя постоянному присутствию как на молитвенных собраниях, так и на встречах, устраиваемых для принятия решений, — на деловых собраниях. Поддер­живая в течение делового собрания дух служения Богу, участники поддерживают свою открытость наставлениям Духа и его дарам — доверию, смирению, сострада­нию и отваге.

Хотя один из участвующих выполняет формальную роль «секретаря» (ведущего для участников делового собрания), каждый участник несет ответственность за под­держание водительства Духа, за разумное использование времени и за непрестан­ный поиск Истины. Каждый должен внимательно слушать других говорящих, а его собственная речь должна быть проста и откровенна. Участники, выразившие одна­жды свои взгляды по конкретному вопросу ясно и четко, не должны более обращаться к собранию по данному вопросу, ибо мы не устраиваем дискуссий. Скорее, мы свидетельствуем об Истине так, как понимаем ее в связи с рассматриваемым во­просом. Никто не должен хранить молчание из-за уверенности в том, что исход рассмотрения предрешен, или из-за того, что явившееся ему прозрение противоре­чит мнению остальных собравшихся и вызовет разногласия. Как и на обычном мо­литвенном собрании, критерием, которым надлежит руководствоваться, решая во­прос, обращаться ли к собранию или нет, является убеждение, что прозрение исхо­дит от Бога и несет существенный смысл для всего собрания. Определяющим явля­ется стремление говорить или хранить молчание в соответствии с тем, как наста­вляет Бог.

И говорящие, и слушающие должны быть проникнуты уважением к другим. Го­ворящим следует сказать лишь то, что, по их убеждению, внушено Богом для услышанья других. Слушающим следует продолжать поиски Света по мере того, как он открывается через других участников собрания. Открытость ума и духа и любовь в сердцах имеют исключительную важность, в особенности тогда, когда высказы­ваются различные мнения.

Друзьям известна ценность содействия решению вопросов, оказываемая людьми, которые, не будучи членами сообщества, являются серьезными и постоян­ными участниками собраний. Хотя на многих собраниях приветствуют участие всех желающих присутствовать, «гостям» сообщества следует проявлять деликатную сдержанность, если они касаются дел, рассматриваемых собранием. Впрочем, каж­дое собрание может по своему усмотрению ограничить участие «гостей» сообще­ства, и такие ограничения надлежит четко определить и уведомить об этом заранее, с тем чтобы избежать неловкостей и оскорбления чьих-либо чувств. Заблаговремен­ное определение круга лиц, могущих присутствовать на конкретном деловом собра­нии и участвовать в нем, особенно важно при организации встреч, на которых пред­полагается обсуждение достоинства отдельных лиц или распространение конфи­денциальной информации.

Друзья не должны поддаваться искушению не являться на деловое собрание в тех случаях, когда они ожидают того, что не согласятся или могут не согласиться с ре­шением, которое, по их мнению, примет собрание. Подобное отсутствие предпола­гает недостаточную веру в способность собрания найти Истину и подчиниться Бо­жественному руководству.

«Не следует допускать того, чтобы деловое собрание погрязло в принятии незна­чительных и мелочно обыденных решений. Такие вопросы могут отвлечь собрание от дел, имеющих большую духовную важность. Мелкие дела зачастую вызывают больше разногласий, чем принятие решений по важным вопросам, и их ведение вполне можно передать подходящему человеку или же распорядительному коми­тету» (Из книги «Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собрание Религиоз­ного Общества Друзей. 1987 год).

Решения достигают тогда, когда сообщество, проводящее собрание, со всей яс­ностью убеждается, что решение открывает волю Божию в отношении рассматри­ваемого вопроса. Как было сказано выше, это называется обретением сути собра­ния. Никаких голосований не проводится. Не господствует и мнение большинства. Скорее происходит следующее: после молитвенных размышлений и служения Богу, в которых участвуют все присутствующие, собрание с помощью председатель­ствующего секретаря (см. ниже «Роль секретаря») соглашается, что такое решение является именно тем, принятия которого желает Бог. Зачастую это тонкое, подчас сложное балансирование между личным откровением и откровением, данным сооб­ществу в отношении стоящих перед собранием вопросов. Но цель процесса приня­тия решений Друзьями состоит в том, чтобы целое двигалось в согласии со всеми его частями под руководством Духа.

«Такой метод несвободен от напряженности… То, что поначалу может казаться мнением меньшинства, будучи принято во внимание со смирением и любящей тер­пимостью, зачастую приводит к совершенно непредвиденным выводам… при на­стойчивости решение, удовлетворяющее всю группу, будет достигнуто» (Из книги «Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1987 год).

Если «забота», высказанная кем-нибудь из присутствующих, не побуждает собрание в целом к действию, собрание может поощрить или уполномочить человека, по­делившегося своей заботой, действовать от себя лично, но не от имени собрания и не его властью.

Решение, достигнутое в единстве собранием, должно пользоваться поддержкой всех членов.

 

Роль секретаря

Идеальный «секретарь» (clark) — так Друзья называют участника собрания, на­значенного способствовать поискам единства делового собрания, — является од­новременно и слугою, и лидером, и не обладает никакой произвольной властью. Те из нас, кто собираются вынести дела на рассмотрение собрания, должны уведомить об этом председательствующего секретаря заранее. Секретарь, которым может быть как женщина, так и мужчина, должен вдумчиво и молитвенно подготовить себя внутренне к собранию и рекомендовать повестку дня, поддерживая в собрании дух служения Богу; секретарь определяет наилучший для собрания темп работы, улавливает момент появления сути собрания и либо сам четко формулирует достиг­нутое решение, либо указывает тех, кто может четко сформулировать решение, и просит их сделать это. Секретарь чутко ищет правильное течение обсуждения и по­могает поддержанию духовного единства собрания. Все эти задачи выполняются в активном, просвещенном духе помощи и содействия, но никогда и ни в коем случае не в духе господства над деловым собранием. Секретарь тщательно сохраняет бес­пристрастность.

После выдвижения и назначения членами собрания секретарь принимает обяза­тельство посвятить время, силы, молитву и дары Духа так, чтобы оправдать оказан­ное доверие.

Секретарь помогает собранию продвигаться по повестке дня, эффективно, но без спешки принимая решения, и концентрирует внимание участвующих на обсуждаемых вопросах. Секретарь слушает, запоминает, тщательно взвешивает и оценивает сказан­ное, ищет смысл собрания и предлагает проекты решений, отвечает за «протоколы» (т.е. записи решений, которые достигнуты собранием). Он использует периоды молча­ливого служения Богу для прояснения или более четкого выражения побуждений, по­лученных Друзьями. Секретарь ободряет тех, кто не расположен говорить, и тактично ограничивает склонных говорить неподобающе долго или слишком часто.

Когда суть собрания кажется очевидной, секретарь говорит участвующим о том, что он почувствовал и уловил. Если высказываются возражения или оговорки, се­кретарь открывает новый этап поиска или уточнения. Когда не остается возражений или поправок, секретарь дает указание зафиксировать суть собрания в протоколе (об обязанностях писца см. следующий раздел). Поскольку этот протокол отражает единое духовное решение собрания, он имеет силу авторитета для Друзей и позво­ляет Друзьям, которые обретают уверенность, что собрание постигло в данном во­просе волю Божию, действовать в соответствии с принятым решением. В тех слу­чаях, когда суть собрания оказывается неотчетливой или трудноуловимой, секре­тарю надлежит тщательно взвесить пользу, которую можно получить, отложив ре­шение вопроса или передав его на рассмотрение другой группе или другому собра­нию, если это возможно. Особенно важно, чтобы секретарь ясно изложил, были ли прежде какие-либо решения по рассматриваемому деловым собранием вопросу и если были, то каковы они, поскольку если не удается достичь единства, то это озна­чает сохранение существующего положения и действия уже принятых и зафиксиро­ванных в протоколах решений.

Секретарь подчеркнуто избегает авторитарного, основанного на самоуверенно­сти стиля обсуждения. Далее, секретарю надлежит быть бдительным на случай воз­никновения ситуаций, когда его (или ее, если роль секретаря выполняет женщина) способность улавливать суть собрания может оказаться замутненной личными при­страстиями или побуждениями. Когда такое случается, секретарь просит собрание временно назначить на его место кого-либо другого.

По завершении делового собрания секретарь принимает меры к тому, чтобы члены сообщества, на которых собрание возложило новые задачи или выполнение конкретных дел, ясно поняли свои обязанности (или, если они не присутствовали на собрании, были извещены об их новых обязанностях). Отложенные вопросы секре­тарь вносит в повестку дня последующих деловых собраний. Наконец, секретарь обязан немедленно отправить врученные ему письма или документы.

 

Роль писца

Происходящее на деловом собрании должно быть тщательно и надлежащим об­разом занесено в протокол, т.е. записано человеком, который назначен исполнять обязанности писца. (На собраниях с очень малым числом участников обязанности писца может выполнять и секретарь.) Поскольку собрания проводятся с разными це­лями, протоколы отражают цель каждого собрания, то есть в них указывается, про­водится ли данное деловое собрание для принятия решений, или для обсуждения отдельных проблем, или же для получения вдохновения. Писец должен точно за­фиксировать суть, масштабы и время, назначенное для выполнения намеченных действий, а также людей, на которых возложена ответственность за выполнение на­меченного. Надлежит избегать двусмысленности и неточности.

Протоколы ведутся с учетом того, что когда-нибудь в будущем собранию может понадобиться полный отчет о принятых им решениях и о том, как эти решения были достигнуты. Разумеется, протоколы должны включать название собрания и дату проведения, список присутствующих и другой относящийся к делу содержа­тельный материал, который точно обозначит данный протокол для последующих ссылок на него. Протоколы должны быть подписаны секретарем и писцом.

Каждый протокол должен ясно и четко отражать достигнутое решение и содер­жать информацию, относящуюся к рассматриваемому вопросу и объясняющую суж­дение собрания. Однако при ведении протокола нет необходимости вдаваться в де­тали и даже обобщать мнения, высказанные в процессе достижения единства. Ра­бота писца может стать более эффективной, если ему (ей) удается заранее посовето­ваться с секретарем и узнать подробности, касающиеся имен, дат и вопросов, кото­рые будут вынесены на собрание. В каждом протоколе можно записать вступитель­ные предложения, условно предполагающие, что собрание достигнет решений по всем вопросам, которые оно будет рассматривать.

При поиске формулировок для внесения в протокол писец не колеблясь просит помощи. В тех случаях, когда суть намеченного действия ясна, но выразить ее четкой, предназначенной для внесения в протокол формулировкой оказывается затруд­нительно, группу Друзей могут попросить удалиться для подготовки окончатель­ного проекта, который и будет рассмотрен собранием. Иногда председательствую­щий секретарь может дать лучшую формулировку для протокола, нежели это уда­ется писцу. Любой участвующий в собрании пользуется правом предлагать для вне­сения в протокол формулировки, отличающиеся от формулировки писца, и собра­ние может одобрить, изменить или отвергнуть предложение. Нередко при рассмот­рении особо важных вопросов собрание в молчании ожидает, пока подготовят про­токол. Каждый присутствующий погружается в молчаливую молитву с целью под­держать усилия писца, который тем временем завершает работу над протоколом. Во избежание путаницы, неправильного понимания и возможных последую­щих разногласий писец зачитывает протокол и получает одобрение текста, как только он записан, и прежде, чем собрание переходит к рассмотрению другого во­проса. В редких случаях собрание может одобрить текст протокола в принципе, соглашаясь с тем, что нет необходимости снова представлять собранию уточнен­ный текст, который появится позднее. Протокол может быть также зачитан и одобрен в конце делового собрания. Если по какой-то важной причине зачитыва­ние и одобрение протокола приходится отложить до следующего делового собра­ния, то все, кто не присутствовал на обсуждении данного вопроса и не участвовал в принятии по нему решения, на следующем собрании должны воздержаться от обсуждения и одобрения протокола. Протокол, получивший одобрение, сохра­няет авторитет до тех пор, пока не будет изменен одним из последующих прото­колов.

Писец и председательствующий секретарь могут вносить лишь чисто редакцион­ные изменения или исправлять вкравшиеся в протокол неточности, заботясь о том, чтобы никоим образом не изменить смысл. Предлагаемые изменения, затрагиваю­щие существо дела, подлежат одобрению на одном из последующих деловых собраний. Все протоколы должны храниться таким образом, который гарантирует их доступность и неизменность, ибо в них Друзья записывают дарованное им постиже­ние воли Божией.

 

Когда в собрании происходят конфликты

Наибольшим испытанием для Друзей зачастую оказываются случаи, когда стоящие перед ними вопросы вызывают реакции, противоположные до несов­местимости, но основанные на глубокой убежденности. Каковы бы ни были причины таких ситуаций, собрание, действующее без единства в Духе, ведет свои дела на собственный страх и риск. Когда один или несколько членов соб­рания чувствуют столь сильное побуждение, что стремятся не допустить при­нятия решения, собрание должно отвести время для испытания этого побужде­ния или заботы в духе любви и в молитве. Однако собрание должно также рас­смотреть последствия непринятия решения по вопросам, вызывающим кон­фликты.

Поиск той линии, которая сохранит единство собрания или позволит разре­шить проблемы, порожденные самим нарушением единства, в равной мере за­висит как от лица или группы, выступающих в оппозиции, так и от других чле­нов собрания. Если Друзья несогласны с предложенным решением и уверены в том, что их несогласие основано на ясном распознании ими воли Божией, им следует упорствовать в своих возражениях и настаивать на том, чтобы собра­ние продолжило молитвенное исследование вопроса.

 

Что делать в случае конфликта

Когда разногласия по какому-либо вопросу угрожают собранию расколом, группа и каждый отдельный участник собрания должны молитвенно рассмотреть следую­щие вопросы:

— изучили ли вы полностью, в духе любви и молитвы, позиции тех, с кем вы не­согласны?

— действительно ли вы постарались отбросить личные устремления для того, чтобы подчиниться побуждениям Духа?

— стремитесь ли вы различить волю Божию во всех точках зрения?

— учитываете ли вы то, что воля Божия для вас как отдельного человека может от­личаться от воли Божией относительно собрания?

— следуете ли вы правилу подтверждать, в случае разногласий, словом и поведе­нием любовь, которую питаете друг к другу?

Кроме того, существуют способы, позволяющие собранию продвигаться вперед в единстве и тогда, когда сталкиваются различные воззрения. Во-первых, собрание может перейти к более глубокому духовному поиску и сопереживанию, прибегая к периодам молчаливой молитвы. В то время, как мы все вместе ожидаем ниспосла­ния способности уловить, исходят ли наши убеждения из истинного движения Духа, каждое из них тщательно исследуется в лучах Света, и мы можем обрести силу для того, чтобы отстранить те мнения, которые не порождены истинным движе­нием Духа. Однако в поисках нового Света мы должны оставаться верными тем по­буждениям, которые считаем подлинными, верными даже тогда, когда они, каза­лось бы, противоречат преобладающему в собрании мнению.

Во-вторых, собрание может подождать (или перейти к другому делу), пока не­большой комитет, в котором представлены противоречащие друг другу мнения, удаляется на совещание в надежде на то, что ему удастся выработать такую форму­лировку для внесения в протокол или такой курс действий, которые приведут к единству.

В-третьих, собрание может перенести рассмотрение спорного вопроса на другое время, поощряя членов к продолжению в промежутке между встречами молитвен­ного поиска правильного действия. Этот поиск может совершаться путем уединен­ной молитвы и медитации, в малых неформальных группах или на молитвенном собрании.

В-четвертых, после терпеливого и длительного поиска может быть сделан вывод, что суть собрания ясна и если она будет претворена в действие, единство собрания в Духе можно сохранить, хотя в то же время признается, что у некоторых Друзей по-прежнему остаются сомнения относительно намеченных действий. Иногда в таком случае Друзья, испытывающие сомнения, могут почувствовать побуждение снять свои возражения, не желая препятствовать общему прозрению собрания. Они могут также сказать, что чувствуют себя избавленными от своей «заботы» после того, как возложили ее на совесть собрания. Или же несогласные могут отступить, одновременно попросив о том, чтобы их имена и причины их возражений были занесены в протокол вместе с решением, которое отражает суть собрания.

«Отступившие» Друзья подтверждают сохранение своего духовного единства с собранием. Такое единство потребует от «отступивших», чтобы они с охотой при­знали последствия, которые может иметь принятое решение для собрания и для них самих. Остальные члены собрания, выполняя принятое решение, должны помнить о возражениях «отступивших» Друзей.

«Во всех делах сообщества, составляющего собрание, действуйте в мирном духе Чистой Мудрости, с терпением и теплой привязанностью друг к другу» (Из раздела «Советы-2» из книги «Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Ре­лигиозного Общества Друзей. 1972 год).

Друзья веруют в то, что, поскольку Истина познается нами путем молитвенного рассмотрения явленных нам «забот», мы узнаем ее, будучи в прочном единстве, ибо Истина неделима и частица Божия в каждом человеке откликается на ее присут­ствие. Каждый из предложенных выше способов разрешения конфликтов выражает веру в Божественное руководство и обязательство оставаться в единстве Духа. Мы знаем, что «шествуем в Свете» лишь тогда, когда идем вперед в единстве.

(Этот раздел, посвященный принятию решений, в значительной мере заимство­ван из предполагаемого нового раздела книги «Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1990 год; текст переработан и дополнен Мэри Мэлман.)

 

СВИДЕТЕЛЬСТВА ДРУЗЕЙ: ОТ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ К ДЕЙСТВИЮ

У Друзей есть несколько главных для всего сообщества принципов жизни, выра­жающих их веру, которые мы называем «Свидетельствами». Эти Свидетельства с течением времени развились как коллективные проявления нашего понимания того, как Бог призывает всех людей жить друг с другом в этом мире; они налагают на Друзей «религиозную обязанность говорить и жить правдиво, мирно и просто».

Путь от внутреннего ощущения Божественного к внешнему действию на первый взгляд может казаться совершенно прямым, непосредственным. Но те из нас, кто ходит этой стезею, иногда обнаруживают, что путь может быть окольным, а его из­вивы и повороты порой приводят в замешательство. И все же продвижение по этому пути всегда такое, как описано далее, — возможно, с несколько более частыми погру­жениями в неведомое, чем на это указывает данное повествование. Иногда мы начи­наем с жажды чего-то большего или более реального, чем то, что нам известно ныне о жизни. Мы можем даже знать, что эта жажда — воздействие Бога на нашу жизнь. Когда мы продолжаем этот путь как истинно ищущие, мы начинаем испытывать внутри себя нечто, называемое Друзьями «То, что от Бога в каждом». А когда мы соединяемся в молитве с другими ведущими этот непрестанный поиск Бога, Боже­ственное Присутствие увлекает нас все глубже и ведет нас все далее вовнутрь к любви, прощению и единству с Источником жизни. Мы обретаем Христа внут­ренне, испытываем преображение и побуждение явить окружающему нас миру внутренний мир, любовь, радость и соборное виденье, данное нашим внутренним Учителем, Священнослужителем, Пророком и Другом.

Через молитвы, внутреннее водительство и выработанный Друзьями процесс принятия решений мы овладели таким методом внешнего проявления наших внут­ренних побуждений, который придает нам особую силу. Мы познали силу духов­ного единения, воплощая в этом мире Христа путем наших действий и преданного ученичества. Мы возрождаем Христа в мире сем своими поступками и последова­тельной верностью открывая в этом силу духовного единства. Такое коллективное единство, проявляющееся в действии, Друзья называют «Свидетельством» — оно является нашим свидетельством миру о Божественном Призвании к конкретным действиям, претворяющим в жизнь представление о ШАЛОМЕ, о любви, мире, справедливости и благоденствии для всего творения, для каждого.

Поскольку Друзья ищут внутреннюю реальность, мы придерживаемся только духовной сути таинств и отвергаем внешние формы, которые слишком часто стано­вятся пустыми, лишенными смысла религиозными обрядами. Далее, поскольку таинства — это внешние знаки внутренней благодати, Друзья считают, что внутрен­нее духовное преображение в результате ведет к тому, что все человеческое бытие становится таинством. Таким образом, свидетельства Друзей можно, в известном смысле, рассматривать как наши коллективные таинства, как коллективное внеш­нее проявление постижения нами внутренней благодати и божественного води­тельства. Следуя Свидетельству о мире, Свидетельствам о равенстве, простоте или совершая любые другие боговдохновенные действия, Друзья стараются жить в святости. Хотя Свидетельства Друзей обеспечивают нравственную жизнь, они не являются ни правилами, ни доктринами. Они основаны на совестливой чуткости ко всем сторонам жизни и на нашем обычае любви к Богу и друг к другу. Самое важное заключается в том, что Свидетельства надо испытать, пережить внутренне, прежде чем они получат подлинно правильное проявление в повседневной жизни.

Нас, Друзей, многие знают благодаря нашему отказу воевать или носить оружие, приносить присяги и клятвы, снимать перед кем-либо шляпы или оказывать кому-либо особые почести, благодаря нашему нежеланию одеваться или говорить в той манере, которая преобладает в обществе, и так далее. Однако наши Свидетельства лучше всего определить как положительные предписания для повседневной жизни, а не как формулы противоборства. Однажды в прошлом Друзья совершили ошибку, восприняв Свидетельства как путь отрицания окружающего мира, — и продвижение по этому пути оказалось тщетным. Смысл Свидетельств не в том, чтобы отгородить нас от мира стеною, но привести нас в мир для того, чтобы показать другим, каким является мир тогда, когда Божий план любви, мира и справедливости воплощается в действительности.

 

Мир

Это, возможно, самое известное Свидетельство Друзей, являющееся результа­том того, что мы очень серьезно воспринимаем содержащуюся в Новом Завете реко­мендацию «подставить другую щеку». Данное Свидетельство должно быть в осо­бенности основано на твердом фундаменте внутреннего мира, гармонии и любви, ибо мы знаем, что внешнего мира никогда не достичь, не обретя состояния мира внутреннего. Признание нами того, что Бог действует в сокровеннейших глубинах бытия каждого человека, также составляет одну из основ этого Свидетельства. Сле­довательно, наше коллективное Свидетельство о мире побуждает Друзей занимать позицию активного содействия примирению и справедливости во всех мирских де­лах. Это Свидетельство вполне можно было бы назвать Свидетельством гармонии.

Изначально Друзья считают, что «дух Христов неизменен», так что, отвратив нас единожды от чего-либо как от зла, он не позволит нам погрязнуть в нем вновь и ни­когда не побудит нас сражаться и воевать с кем-либо. Поэтому Друзья вообще отка­зываются сражаться, вершить насилие, платить за оружие или носить его — «ни ради царства Христова, ни ради царств мира сего». Друзья полностью отвергают приме­нение насилия или авторитарного принуждения словом или действием как способ решения проблем или их окончательной урегулирования. Впрочем, Друзья в принципе допускают использование полиции для сохранения справедливого и основанного на законе общества, но постольку, поскольку силу полиции не используют для угнетения и употребляют в целях защиты прав каждого члена общества, вклю­чая преступников. Однако и здесь явное предпочтение отдается прежде всего нена­сильственным, способствующим примирению методам действия полиции. Мы вы­ступаем против телесных наказаний или наказаний, целью которых является воз­мездие в любых формах и условиях — дома, в школе, в тюрьмах, повсюду. Мы из­давна выступаем против смертной казни.

Как одна из исторических церквей мира Религиозное Общество Друзей занимает одно из первых мест среди основоположников движения мирного сопротивления всеобщей воинской повинности.

«Будьте верны в утверждении нашего свидетельства против всех войн как про­тивных духу и учению Христа. Каждое человеческое существо есть дитя Божие, не­сущее частицу Света Божия. Война и другие средства насилия игнорируют этот факт и нарушают наши отношения с Богом. Поддерживайте прежде всего заботу Друзей об устранении войны из внешнего мира, как и из нашей личной жизни. Друзьям дан завет жить во благе и силе такой жизни, устраняющей причину всех войн. Далее, Друзьям дан завет помогать всеми возможными способами развитию международ­ного порядка и взаимопонимания» (Из раздела «Советы-4» книги «Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1972 год).

 

Равенство

Хотя все свидетельства Друзей основаны на признании божественной искры («Того, что от Бога в каждом», Внутреннего Света), действующей в сердце и уме каждого человека, эта вера особенно очевидна в Свидетельстве о равенстве. Мы по­стоянно выражаем равное уважение ко всем и стремимся устранить на практике вся­кое чувство превосходства или неполноценности, обусловленное классовыми, со­циальными, экономическими, расовыми, возрастными различиями, различиями между мужчинами и женщинами и любыми иными различиями. К сожалению, по­добные различия все еще не исчезли из этого мира, но мы стремимся строить нашу речь и наше поведение на основе принципа любви и уважения. Вследствие этого Друзья избегают лести, нарочитости и всех разновидностей раболепия или превос­ходства, поскольку они ведут к различиям, порожденным гордыней.

«Пусть свидетельство Друзей о присутствии «Того, что от Бога в каждом» побуж­дает нас дорожить всяким человеческим существом независимо от расовой или классовой принадлежности и поощряет все усилия, направленные на преодоление предрассудков и антагонизмов. Друзьям советуют очиститься от всех предрассуд­ков» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Об­щества Друзей. 1975 год).

С течением времени это Свидетельство о равенстве приобрело несколько различ­ных форм внешнего проявления. Некогда одной из таких форм была привержен­ность тому, что мы называли «простой речью». Например, Друзья использовали слова «ты» и «тебе» вместо слов «вы» и «вам», к кому бы они ни обращались, для того чтобы, во-первых, подчеркнуть в речи то, что все равны (а не занимают позиции превосходства или подчиненности по отношению друг к другу), и, во-вторых, отме­тить, что все мы — друзья Христа и друзья друг другу в мирном царстве мира. Хотя Друзья стремятся быть учтивыми и проявлять уважение ко всем, с кем они имеют дело в любой ситуации (ибо друзья и равные обращаются друг с другом именно так), мы по-прежнему избегаем лести и нарочитого манерничанья, поскольку все это подчеркивает неприемлемые различия, основанные на классовой принадлежно­сти, возрасте, поле и так далее. В свое время, свидетельствуя о равенстве, Друзья-мужчины отказались снимать шляпы в знак почтения к кому-либо потому, что по­добный обычай увековечивал представления о превосходстве одних и приниженно­сти, подчиненности других.

Принципы экономической и социальной справедливости совершенно очевидно следуют из Свидетельства о равенстве. Это Свидетельство дало Друзьям возмож­ность уже в XVII — XVIII веках возглавить движение за отмену рабства, за равные права женщин, добиться законодательства о религиозных и личных свободах и гражданских правах и требовать предоставления равных прав коренному населе­нию всех стран мира.

 

Простота и скромность

Это Свидетельство имеет многообразные проявления в среде Друзей. В его ос­нове лежит стремление сохранять внутреннюю чистоту и не отвлекаться от того рода отношений с Богом, которые являются следствием обращения к Внутреннему Свету. Внешнее проявление данного Свидетельства находит выражение в стиле жизни, речи, одежде, социальной и экономической деятельности, выборе приорите­тов. Вещизм и пустой социальный конформизм являются антитезами Свидетель­ству о простоте и скромности. Но противоположностью этому Свидетельству явля­ется и чрезмерное возбуждение, возникающее вследствие слишком большой актив­ности — в работе ли, в удовольствиях или даже от усердия в выполнении Божьего дела. Цель простоты заключается в том, чтобы возвратить человеку чувство под­линно важного — стремление расслышать внутренние побуждения любви Божией, с тем чтобы, обратившись к миру внешнему, отразить эту Любовь в нашей повседне­вной жизни.

Простота и скромность в одежде, речи и поведении столь же важны Друзьям, как искренность и подлинность, естественность. Друзья считают неуместным любое чрезмерное украшательство во всех сторонах жизни. Прямота речи составляет отли­чительную особенность манеры разговора и беседы Друзей. По тем же причинам Друзья отказываются использовать в своем общении какие-либо титулы и «возвы­шающие» обращения, даже такие, как «мистер» или «миссис», «господин» или «госпожа», хотя ныне мы понимаем, что нам следует быть особенно чуткими, осто­рожными в наших речах, чтобы не показаться людьми, не оказывающими уваже­ния к тем находящимся среди нас, кто недавно был унижен или извергнут из обще­ства.

Простота и скромность включают также отказ от деятельности, превышающей способность человека справляться с количеством забот: постоянные хлопоты не должны поглощать время и внимание, которые следует уделять духовным делам.

«Блюдите простоту Истины… В повседневной работе избегайте тех затруднений и осложнений, которые разъединяют нас, отделяют друг от друга — и от Бога… Жи­вите и трудитесь в простоте и скромности, как и подобает истинному последователю Христа» (Из раздела «Советы-I» книги «Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1972 год).

 

Истина

Хотя особого Свидетельства, называемого «Истиной», не существует, многое в нашей жизни может быть понято как проистекающее из этого принципа. Друзья, взыскующие Истины, привержены свободе совести, которая позволяет нам ви­деть, слышать, говорить и действовать в Истине, когда бы и где бы Бог ни открыл ее. «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Евангелие от Иоанна, 8: 32). Эта общая приверженность Истине и противодействие лжи у Друзей проя­вляются многообразно — в абсолютной честности и высоких нравственных нормах в экономической деятельности и во всех иных обстоятельствах жизни; в откровенно­сти, прямоте и краткости речи; в непретенциозности одежды, образа жизни и ма­нер; в отказе приносить присяги и клятвы (чего требует принцип честности во всех случаях, а не только в суде); в откровенном высказывании своего мнения пред ли­цом политической власти и в отказе покорно склоняться перед общественным мнением. Таковы лишь немногие формы проявления приверженности Друзей Истине. У нас был обычай, ныне по большей части забытый, не употреблять обще­принятых названий дней недели и месяцев, потому что названия эти взяты из язы­ческой мифологии, а не из Истины (воскресенье Друзья называли «первым днем», вторник — «вторым днем», январь — первым месяцем и так далее).

Свидетельства и способы их выражения могут возникать, исчезать, возникать вновь или подвергаться изменениям, отражающим либо долговременные, либо те­кущие проблемы и заботы, а также наши коллективные прозрения относительно способов решения этих проблем. Свидетельства и формы их выражения согла­суются на отдельных деловых собраниях Друзей (называемых «ежемесячными соб­раниями») и на более крупных деловых собраниях Друзей, проводимых раз в год и называемых «ежегодными собраниями».

Например, в XVIII веке Филадельфийское ежегодное собрание обрело един­ство, призвав всех Друзей освободить своих рабов и впредь противостоять рабству. Протокол, фиксирующий это решение, был направлен всем местным ежегодным собраниям с призывом поддержать его. Хотя реакция, на первый взгляд, была мед­ленной, в ходе обсуждения этой проблемы Друзья раньше всех других религиоз­ных, политических или общественных организаций объединились в борьбе за от­мену рабства и, следуя этому Свидетельству, возглавили борьбу за отмену этого ужасного бедствия.

Таким образом, наши заботы и наши общие решения сообщаются в письмах, рассылаемых по всему свету. Когда они получают поддержку многих ежегодных собраний, отдельные Друзья и сообщества, образующие собрания, начинают при­знавать их, и благодаря нашему единству они становятся Свидетельствами — на­шими религиозными, социальными и этическими свидетельствами миру.

 

ЕВАНГЕЛЬСКИЙ ПОРЯДОК: КАК ОРГАНИЗОВАНЫ СОБРАНИЯ ДРУЗЕЙ

Собрания Друзей, наши духовные общины, организованы в соответствии с тем, что мы называем «евангельским порядком», главой которого является живой Внут­ренний Христос, а тело составляют внемлющие, преданные люди. При таком устройстве церкви между главой и телом нет никакой церковной иерархии или свя­щенства, растолковывающего волю Божию. Каждое отдельное собрание участвует этом «евангельском порядке» и управляется им через молитвенные и деловые соб­рания.

 

Ежемесячное собрание

Каждая община, образующая собрание, в Религиозном Обществе Друзей является источником земной религиозной власти для своих членов, и поскольку каждая община проводит деловое собрание раз в месяц, это собрание называют «ежеме­сячным собранием». (В некоторых районах местные общины собираются только для молитвы и называются «подготовительными собраниями», а для проведения раз в месяц деловых собраний такие местные собрания объединяются друг с дру­гом, образуя более многочисленную группу Друзей. Однако поскольку эти мест­ные общины не проводят своих собственных деловых собраний регулярно, хотя и собираются для подготовки дел, выносимых на ежемесячное собрание, отсюда и название «подготовительные собрания», — источником религиозной власти для них все равно является ежемесячное собрание. Собрание могут называть подготови­тельным и тогда, когда оно только что учреждено и находится на попечении ежеме­сячного собрания, которое направляет вновь учрежденное собрание и помогает ему стать самостоятельным ежемесячным собранием).

Каждое ежемесячное собрание создает более или менее формальную структуру для того, чтобы заботиться о потребностях своих членов и своих деловых интере­сов, не прибегая к какой-либо церковной иерархии для организации и ведения своих дел. Секретарь и писец выдвигаются специальным комитетом по выдвиже­ниям, который назначен деловым собранием (разумеется, без голосования). Коми­тет по выдвижениям с особой тщательностью взвешивает способности и духовные таланты возможного секретаря и потребности собрания в помощи для принятия решений. Выдвинутых кандидатов представляют деловому собранию, которое либо принимает, либо отвергает их.

Члены ежемесячного собрания должны нести полную финансовую ответствен­ность за собрание и его деятельность, и их могут просить об оказании финансовой помощи Друзьям или другим, менее удачливым или нуждающимся в особой под­держке людям. Для поддержания финансовых средств собрания, ведения его сче­тов и составления бюджетов таким образом, чтобы собрание могло позаботиться о своих членах в трудные для них моменты и продолжать свою деятельность, суще­ственно важно выдвижение и назначение мудрого и аккуратного казначея и членов комитета, помогающих казначею в финансовых делах. Обычно предполагается, что ежемесячное собрание выделяет время, знания и денежные средства на деятель­ность квартальных и ежегодных собраний (описание этих групп см. ниже).

Для управления другими делами местного сообщества на деловом собрании мо­гут быть также учреждены различные комитеты и назначены их члены. Личный и количественный состав, структуры этих комитетов зависят от числа членов собра­ния и характера осуществляемой им деятельности. Члены комитетов, учреждаемых для ведения какого-либо частного или сравнительно незначительного дела, могут быть выдвинуты и назначены непосредственно в ходе делового собрания при усло­вии выдвижения только присутствующих членов сообщества. Иногда в эти коми­теты просят войти участников собраний, которые не являются членами сообщества. Членов других комитетов, управляющих постоянными и важными делами собра­ния, должен выдвигать специальный комитет по выдвижениям, в котором духов­ные дарования каждого кандидата молитвенно рассматривают в свете задач кон­кретного комитета. Затем кандидатуры, определенные комитетом по выдвиже­ниям, представляют собранию, и до того, как все собрание одобрит состав комитета, могут быть предложены новые кандидатуры или отведены представленные.

Каждый комитет назначает секретаря, который способствует принятию решений и другим действиям комитета. Но, как и в обычном деловом собрании, особая роль секретаря состоит в том, чтобы помочь постижению духовной сути собрания (то есть нахождению духовного единства) относительно того, что и каким образом над­лежит делать членам собрания. Принятие решений в комитете осуществляется точно так же, как и на обычных деловых собраниях. Через определенные проме­жутки времени все комитеты должны отчитываться в своей деятельности перед соб­ранием, представляя собранию устные или письменные отчеты. В случае необходи­мости каждый комитет может на собрании обратиться к другим комитетам с призы­вом оказать ему помощь в выполнении его обязанностей и дел. И действительно, использование, по мере необходимости, дарований и способностей членов собра­ния для выполнения обычных поручений облегчает бремя, которое несут лишь те немногие члены собрания, которые входят в состав комитетов. Такой порядок также позволяет менее опытным или располагающим меньшим временем членам сообщества способствовать делам собрания здравым суждением и талантами.

Ответственность за духовное и материальное благополучие членов собрания вве­ряется тем из них, кто обладает особыми и общепризнанными чуткостью, опытом и духовными дарованиями в соответствующих сферах. О духовном благоденствии собрания заботится «комитет по богослужению и пастырству» (или, если в задачи комитета входит попечение о более широких потребностях сообщества, образую­щего собрание, то его называют «комитет по богослужению и совету»). Этот орган регулярно собирается для того, чтобы молиться о совершенствовании и укреплении молитвенного собрания и изустного служения и искать иные пути и способы к до­стижению указанных целей. На эти комитеты возложена также особая задача выяв­ления, развития и совершенствования у членов собрания способностей к изустному служению и к иным видам служения. Иногда членов этих комитетов называют «ста­рейшинами» в знак признания мудрости, которой они обладают в подобных духов­ных делах.

Для заботы о повседневных делах членов сообщества и обеспечения взаимодей­ствия с собранием иногда назначают «комитет попечителей», а его членов часто на­зывают «попечителями». Впрочем, в некоторых местах, где функции двух только что описанных комитетов совмещены и вверены одному комитету, называемому «комитет по богослужению и совету», членов такого комитета называют просто «старейшинами». (Строго говоря, их не надо называть ни старейшинами, ни попе­чителями. Эти названия унаследованы из прошлого, и некоторые Друзья отказа­лись ныне от их употребления.) Обычно комитет попечителей хранит формальные списки членов сообщества, проявляет особую заботу о наставлении и воспитании новых членов и людей, присутствующих на молитвенных собраниях, рекомендуя последних к приобщению к молитвенному и деловому собраниям в качестве чле­нов, если они обращаются с соответствующей просьбой. Этот комитет несет особую ответственность за организацию свадеб и похорон членов собрания. Попечители ре­гулярно посещают членов собрания и их семьи, проявляя особую заботу о тех, кто болен или испытывает нужду. Попечители могут дать совет относительно семей­ных или личных дел тем, кто желает получить совет или помощь в этих вопросах, спланировать религиозное воспитание взрослых и детей и стремятся обеспечить в сообществе, образующем собрание, дух дружбы и исполненной любви заботы о каждом члене сообщества. Этому комитету часто приходится обращаться к другим, не входящим в его состав членам сообщества с просьбой дать совет и оказать по­мощь, поскольку в ведении комитета находятся все члены собрания. Если «комитет попечителей» и «комитет богослужения и пастырства» не объединены в один «ко­митет совета и богослужения», то этим двум комитетам следует часто советоваться друг с другом относительно членов собрания и его повседневных дел.

По мере надобности или в случаях, когда Дух призывает собрание к какому-либо конкретному делу, могут быть учреждены и другие комитеты. Например, действия, согласованные всем сообществом на деловом собрании, могут выполнять комитет Мира или комитет Мира и Социальных Забот (другими словами, Социальной Спра­ведливости). Такие комитеты часто поддерживают контакты с людьми, не являю­щимися членами данного сообщества, но заинтересованными в аналогичных проектах. Подобные контакты могут осуществляться на местном, региональном, национальном или международном уровнях, как с неквакерскими группами и ор­ганизациями, так и с группами Друзей из других собраний, проявляющих озабочен­ность теми же проблемами. Комитет Религиозного Воспитания также является важным органом собрания, особенно с точки зрения заботы о детях.

В большинстве собраний нет недостатка в комитетах, однако ни один комитет не следует учреждать или сохранять просто по традиции или ради формальности; для небольших собраний громоздкая структура комитетов может оказаться слишком обременительной.

 

Ежеквартальное собрание

Четыре раза в год проводятся деловые собрания, в которых участвуют несколько ежемесячных собраний, соседствующих друг с другом в пределах более обширного района. Такие собрания называются «ежеквартальными собраниями». На этих соб­раниях отводят время для молитвы, дружеских контактов, дают возможность уз­нать, как квакерские Свидетельства проявляются в жизни других Друзей, а также решают деловые вопросы. Эти вопросы выносятся на ежеквартальное деловое соб­рание всеми ежемесячными собраниями данного района, поскольку Друзья стре­мятся установить, каким образом надлежит разрешать заботы и побуждения от­дельных Друзей и ежемесячных собраний.

Ежеквартальное собрание проявляет заботу и оказывает поддержку всем ежеме­сячным собраниям данного района, но, хотя решения ежеквартального собрания значительны и важны, оно не обладает каким-либо абсолютным религиозным авто­ритетом по отношению к ежемесячному собранию. Впрочем, когда Друзья дей­ствуют в духе любви и тщательно следуют Божественной воле в ведении дела, вы­носимого на ежеквартальное собрание, несогласие членов его с действиями еже­месячного собрания является чрезвычайно редким событием. Иногда на ежеквар­тальное собрание для примирения или посредничества, а также для получения по­мощи в постижении сути собрания выносят конфликты, возникающие в каком-либо из ежемесячных собраний. Используя описанную выше процедуру, суще­ствующую в ежемесячных собраниях, ежеквартальное собрание назначает со­ответствующих секретарей и может учредить комитеты для совместной работы с ежемесячными собраниями по осуществлению определенных проектов или дел, относительно которых достигнуто согласие.

 

Ежегодное собрание

Раз в год все Друзья, живущие в пределах одного обширного района, и все суще­ствующие в этом районе ежемесячные собрания сходятся для молитвы, упрочения дружбы и решения деловых вопросов. Такой сход называется «ежегодным собра­нием». Хотя ежегодное собрание печется обо всех ежеквартальных и ежемесячных собраниях данного района и оказывает им поддержку, оно также не обладает каким-либо абсолютным религиозным авторитетом по отношению к ежеквартальным и ежемесячным собраниям, не имеет религиозной власти над ними. В прошлом (а иногда и теперь) ежемесячные собрания не подчинялись решениям общего ежегод­ного собрания, а попытки принудить, в авторитарной манере, к выполнению реше­ний ежегодного собрания приводили к тому, что ежемесячные собрания покидали ежегодное собрание. Тем не менее решения, принятые ежегодным собранием, имеют большое духовное значение и раньше или позже, а точнее почти всегда, про­водятся в жизнь собраниями, входящими в его состав.

Дела, подлежащие рассмотрению ежегодным собранием, подготавливают и Дела, подлежащие рассмотрению ежегодным собранием, подготавливают и ежемесячные, и ежеквартальные собрания, вносят отдельные Друзья, а также коми­теты, учрежденные ежегодным собранием. Этот процесс и его результаты могут казаться в одно и то же время вдохновляющими и разочаровывающими, волнующими и скучными, вселяющими радость и утомительными, вызывающими беспо­койство, и дающими силы. Решения и единство, достигнутые через постижение сути собрания в столь большом множестве Друзей, при живом присутствии Святого под его водительством и в его мощи, оказывают глубокое воздействие на жизнь Друзей и на мир.

Различные ежегодные собрания поддерживают друг с другом официальную переписку и обмениваются протоколами и письмами для того, чтобы Друзья могли узнать, как проявляет себя Бог в жизни других членов более обширного квакерского духовного сообщества в их стране и в мире. Когда это необходимо, решения Друзей рассылаются также местным, районным, национальным и мировым лидерам, органам власти, государственным учреждениям и другим религиозным конфессиям. Многие ежегодные собрания находят полезным учреждать комитеты, подобные ем, которые учреждают ежемесячные и ежеквартальные собрания, и назначать Друзей, помогающих секретарю ежегодного собрания вести корреспонденцию с ежемесячными собраниями в течение года и выполнять действия, в отношении ко­торых на ежегодном собрании было достигнуто согласие.

Иногда для ведения дел, не терпящих отлагательства, ежегодное собрание мо-кет назначить исполнительный комитет. Первоначально этот исполнительный ко­митет называли «собранием в помощь страждущим» — потому, что он был учреж­ден в целях оказания помощи Друзьям во времена гонений. В некоторых местах гот комитет сохранил свое прежнее название, а в других местах его называют представительным собранием» или «постоянным советом». Некоторые крупные ежегодные собрания назначают генерального секретаря или   руководителя   и имеют штат добровольных и оплачиваемых сотрудников, помогающих вести дела, проводить мероприятия, запланированные ежегодным собранием. Эти сотрудники действуют согласно усмотрению и указаниям ежегодного собрания во время его сессии и в соответствии с инструкциями собрания для помощи страждущим представительного собрания.

Любой комитет или штат сотрудников, отделенные от молитвенного сообщества, регулярно собирающегося для евангельского служения под водительством Света в молитве и рассмотрении дел, вызывают у Друзей определенное беспокойство, ибо подобные организации слишком подвержены опасности ошибочной подмены божественного наставления человеческой волей и мирской целесообразно­стью — как раз тому, в чем Друзья с самого начала видели падение Церкви, углубившееся по мере того, как христианство все более и более отделялось от опыта, учения и авторитета Христа. Таким образом, мы бьемся над проблемой, одну часть которой составляют блага и удобства, предоставляемые большим аппаратом различных сотрудников или комитетами ежегодного собрания, а другую — наше знание, наше понимание того, что иногда эти структуры действуют под влиянием их собственной, внутренней инерции, их собственных соображений, а не под влиянием силы и авторитета Святого Духа и тех ежемесячных собраний, которым они слу­жат. Эту напряженность можно использовать творчески, поскольку Друзья стре­мятся услышать волю Бога, следовать ей и пребывать в любви друг с другом.

 

ЖИЗНЬ СРЕДИ ДРУЗЕЙ

У повседневной жизни Друзей — те же радости, испытания и печали, которые со­провождают жизнь повсюду, и мы пытаемся использовать наши квакерские принципы и обычаи для того, чтобы с любовью руководствоваться ими на каждом жизненном шагу.

«Внемлите, дорогие Друзья, побуждениям любви и истины в ваших сердцах, являющимся наставлениями Божиими. Стремитесь жить в любви, как истинные друзья, в собраниях ваших, в семьях ваших, во всех ваших отношениях с другими людьми и с внешним, мирским обществом» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1975 год).

«В ваших отношениях с другими используйте воображение, понимание и сочув­ствие. Слушайте внимательно и ищите всякую истину, какая может содержаться для вас в мнениях других людей. Подумайте о том, что вы можете ошибаться. Обсуждая что-либо, избегайте уязвляющих и вызывающих слов; не допускайте того, чтобы сила вашей убежденности подвела вас и заставила вас делать заявления или утверж­дения несправедливые или неистинные» («Советы и вопросы». Лондонское ежегод­ное собрание Религиозного Общества Друзей).

У нас нет никаких формальных правил личного поведения, но у нас есть «обязан­ность жить в Духе Света и Истины, который присутствует в каждом из нас… Этот Дух может направлять все стороны нашей жизни, если мы открываемся ему». Мы знаем, что должны проявлять самодисциплину во всех сферах нашей жизни и стре­миться к совершенству и целостности. Когда в пути мы оступаемся или падаем, мы должны научиться прощать самих себя, как Бог прощает нас. Мы знаем, что мы не одиноки и что любовь Божия, товарищество Друзей, водительство Христово и му­дрость других людей, живущих под руководством Духа, всегда с нами. Главнейшим нашим желанием должно быть желание исполнить замысел Божий.

«Узрев мысли и искушения свои, не думайте, но подчинитесь — и тогда приходит сила. Пребывайте спокойно в Свете и подчинитесь ему… и когда явятся искушения и тревоги, погрузитесь в то, что чисто, и все успокоится и отлетит от вас. Мирской ра­зум будет говорить вам о потерях. Не внимайте ему, но пребывайте спокойно в Свете… вверьте помыслы ваши Духу… Ежели сделаете что-либо по своей воле, то тем будете испытывать Бога; но пребывайте спокойно в той Силе, которая приносит мир». (Джордж Фокс. Послание 10-е).

 

Семейная жизнь

Для Друзей семейная жизнь особенно важна, потому что повседневное взаимо­действие, исполненная любви забота и взаимная поддержка супругов, детей и дру­гих членов семьи дают практический, обыденный опыт и принципы, которые мы должны привносить во взаимодействия с друзьями, соседями и обществом, в нашу трудовую жизнь, в наши гражданские обязанности и в наши социальные и гумани­тарные заботы.

Это признание важности семейной жизни, ее центрального положения никоим обра­зом не уменьшает нашу любовь и поддержку тем членам нашего сообщества, которые остаются одинокими. Сообщество, образующее собрание, и входящие в него семьи со­ставляют семью для многих живущих вдали от своих родственников или не имеющих их вовсе. Одинокие, не имеющие собственных семей Друзья часто вносят значитель­ный вклад в руководство, деятельность и духовную жизнь собрания.

«Дом и семья являются, отчасти, тем местом воспитания и дисциплины, где мы учимся доброте и примирению… Друзья признают ту потребность в поддержке и нежной заботе, которую испытывают все, и дети, и взрослые, и мы высоко ценим и укрепляем институты, воплощающие эту поддержку и заботу.

Но воспитания и дисциплины недостаточно. В созидании хорошего, доброго дома, дающего нерушимую безопасность и любовь, участвует вся семья. Это озна­чает скорее взаимный поиск основополагающей, фундаментальной гармонии, нежели обязательное согласие по всем вопросам. Чувство юмора, совместные забавы и поучительные развлечения также могут способствовать счастливой семейной жизни. Каждой семье следует способствовать развитию общих и индивидуальных интересов и способов проведения свободного времени, ибо благодаря этому укреп­ляются семейные узы по мере того, как идут годы» («Вера и практика». Нью-Йорк­ское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1988 год).

Когда мы позволяем божественному присутствию руководить нами и в полной мере проявлять себя в нашей личной и семейной жизни, мы со всей истинностью об­наруживаем, что все люди — наши братья и сестры, и учимся жить с ними в любви. «Наше братство с другими существует потому, что мы состоим в родстве со всеми, независимо от тех факторов, которые, как кажется, разделяют нас».

«Наше Религиозное Общество существует как сообщество друзей, которые забо­тятся о внешнем обществе, заботясь прежде всего друг о друге. Друзьям советуют хранить любовь и единство, избегать сплетен и злословия, улаживать разногласия как можно скорей и способами, свободными от всех форм внутреннего насилия и не оставляющими у кого-либо чувства обиды. Живите в любви и привязанности руг к другу, как друзья, с пониманием и расположенностью разделяющие радости I печали повседневной жизни друг друга. Посещайте друг друга. Будьте готовы оказать помощь и принять ее. Несите бремя слабостей и недостатков друг друга; разделяйте радость силы друг друга» («Вера и практика». Филадельфийское ежегод­ное собрание Религиозного Общества Друзей. 1975 год).

«Возлюбленные! Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога… И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем». (Первое соборное посла­ние св. апостола Иоанна Богослова, 4:7 и 16).

 

Вступление в брак

Это — радостное и важное призвание в жизни, и как во всем, что мы делаем как Друзья, решение вступить в брак должно также отражать взаимный отклик на боже­ственное водительство. Процесс достижения ясности относительно вступления в брак подобен тому, посредством которого проясняются другие побуждения. Собра­ние чувствует свою особую обязанность и ответственность перед Богом за тех, кто вступает в брак под его попечением, и с любовью следит за теми, кто обращается к нему с просьбой о вступлении в брак.

Пара желающих вступить в брак «под попечением собрания» пишет письмо о своем намерении комитету попечителей (или любому органу, учрежденному собранием для заботы о подобных делах), заявляя о своей твердой решимости последовать получен­ному побуждению и вступить в пожизненное супружество. Комитет назначает особый «комитет ясности», состоящий из нескольких человек, которые хорошо знают данную пару, и из других людей, обладающих особенной мудростью в этих вопросах. Члены комитета посещают пару намеревающихся вступить в брак, беседуют с ними для того, чтобы определить вместе с ними, свободны ли они от других браков или отягчающих связей и готовы ли они к столь важному в их жизни шагу, к обязательствам и ответ­ственности, с которыми сопряжены брак и воспитание детей. Комитет обсуждает также ответственность сообщества собрания по отношению к супружеской паре. Для того, чтобы достичь ясности, следует ли заключать брак или лучше подождать, мо­жет понадобиться целый ряд визитов и консультаций.

Когда «комитет ясности» достигает определенности и согласия как с парой наме­ревающихся вступить в брак, так и среди своих членов, он представляет свою реко­мендацию комитету попечителей, который, в свою очередь, представляет рекомен­дацию деловому собранию (если необходимо, то «комитет ясности» может пред­ставлять свои рекомендации непосредственно деловому собранию или любому на­значенному собранием органу). Как правило, деловое собрание соглашается с реко­мендациями попечителей или «комитета ясности», и в зависимости от этого начина­ется либо подготовка к заключению брака, либо свадьба откладывается.

Если принято решение о подготовке к свадьбе, то назначается другой комитет, который помогает паре в устройстве свадьбы. В этом качестве может выступать «комитет ясности»; оказать услуги могут и другие члены собрания, имеющие осо­бые узы со вступающими в брак или с их семьями. Определяется день специаль­ного молитвенного собрания, на котором будет заключен брак. Приглашаются все члены собрания, а также семьи и друзья жениха и невесты.

Как и на любом другом молитвенном собрании, свадебный обряд совершает не священник и не какой-либо другой особый служитель. Обычно старейшина или по­печитель объясняет присутствующим, но незнакомым с квакерским молитвенным собранием, то, как молятся Друзья. Вступающие в брак дают брачные обеты Богу и друг другу в присутствии общинного собрания. Хотя это молитвенное собрание проходит так же, как любое другое, оно обычно бывает особенно трогательным, ду­ховно обогащенным и исполненным любви, и в нем совершают служение многие присутствующие — даже те, кто, возможно, никогда не присутствовал на квакер­ском молитвенном собрании. Во время молитвенного собрания пара вступающих в брак стоя повторяют обет пожизненного супружества, обещая с божественной помощью быть любящими и верными. Свидетельство о браке, содержащее обещания, которые дает чета, подготовлено заранее, и все присутствующие на моли­твенном собрании подписывают его как свидетели данных обетов.

В большинстве мест Друзья получают от гражданских властей согласие на проведение бракосочетаний по квакерскому обычаю. Иногда получение такого согласия может быть за­труднено, поскольку наши порядки несколько необычны и не очень хорошо известны лю­дям. Во многих случаях свидетельство, необходимое для гражданских властей, может быть подписано секретарем собрания и секретарем комитета попечителей или комитета по брако­сочетаниям, которые ставят свои подписи вместо подписи священника или другого долж­ностного лица, если того требуют правила, установленные гражданскими властями. Обычно, если гражданские власти полностью понимают принятый у Друзей порядок брако­сочетаний, то особых проблем уже не возникает, хотя порой на достижение такого понима­ния может уйти некоторое время. Однако при том, что Друзья стараются соблюдать граждан­ские законы в этом и в других делах, мы провозглашаем свободу совершать все наши рели­гиозные обряды и богослужение, считая это делом религиозной свободы и совести, которая определена велением Божьим, а не гражданской или какой-либо религиозной властью.

Сохраняющиеся на протяжении всей жизни дружеские отношения и счастье в браке обычны среди Друзей и в значительной мере обусловлены нашим пониманием обоюдного водительства при вступлении в брак и повиновением этому водительству. Удовлетворение и радость вырастают из абсолютной преданности, взаимопонимания, изобретательности в решении проблем, прочной любви и взаимоприятия пред лицом множества мелких и крупных проблем, разочарований, различий, разногласий и противоположных желаний. Со­общество собрания, в особенности пожилые и более опытные его члены, включая родите­лей и людей, связанных с четою особыми узами, которые возникли благодаря дружбе и участию в комитете по бракосочетаниям, могут предложить свою мудрость, искреннее руко­водство и помощь.

«Могут возникать проблемы и разногласия, которые супружеская чета должна стре­миться разрешать с Божьей помощью. Собрание, членами которого являются супруги, должно оказывать им поддержку и предлагать помощь в изучении вариантов поведения и в поиске конструктивных решений. Терпеливый поиск и взаимные усилия могут предотвра­тить трагические последствия и раскрыть непредвиденные возможности. Друзья твердо придерживаются убеждения, что брак, благословленный Богом, есть пожизненное соедине­ние и, как бы ни был он поврежден, Бог может исцелить его.

Однако если происходит развод, то надлежит проявить сострадательное понимание, уважение к обоим разведенным, оказать поддержку в том, что они по-прежнему должны делать вместе, и явить исполненную любви заботу о каждом из разведенных. Хотя сообще­ство собрания не может занять место любящих и соединенных родителей, оно может проявить заботу и внимание к детям, которые после развода чувствуют себя обездоленными и страдают от душевного беспокойства» («Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собра­ние Религиозного Общества Друзей. 1988 год).

 

Дети

Таинство и красота рождения, духовное значение Божьего дара жизни и способ­ность любить лучше всего могут быть оценены тогда, когда супружеские пары на­чинают планировать развитие своих семей. Следует тщательно взвесить родительскую ответственность и родительские обязанности. Супругам надлежит осознать последствия беременности для здоровья, образования и служебной карьеры жен­щины, а также последствия, которые будет иметь рождение ребенка как для мужа, так и для жены с точки зрения их взаимного эмоционального, финансового, духов­ного и материального благополучия. Когда количество детей превышает финансо­вые, материальные и даже духовные возможности родителей, возникают трудно­сти. В таких ситуациях собранию следует откликнуться и оказать семьям, испыты­вающим трудности, практическую и духовную помощь. Наставление Божие и по­мощь старших, более опытных людей, включая родителей супругов, столкнув­шихся с трудностями, всегда будут даны этим супругам в собрании. В преодолении трудностей несомненно полезны чувство юмора, напоминания о необходимости проявлять упорство. Но прежде всего следует уповать на силу молитвы, обращен­ной ко Всевышнему.

Созидательные отношения между родителями и детьми зависят от взаимного уважения, любви, понимания и дисциплины. Дети уже в очень раннем возрасте ви­дят в своих родителях образец поведения и порядка принятия решений. Родителям необходимо видеть уникальность каждого ребенка и поощрять развитие у детей ин­тересов и навыков, которые окажутся полезными в течение всей жизни. Поскольку товарищи влияют на развитие детей практически столь же сильно, как и семья, важно, чтобы родители проявляли внимание к товарищам своих детей и поддержи­вали контакты, позволяющие следить за их отношениями. Соблюдение простых семейных правил помогает детям обрести самодисциплину и ответственность в осуществлении свободы выбора. Родителям необходимо помнить о том, насколько велик их авторитет, и создавать обстановку, свободную от угрозы физического или эмоционального наказания.

Общение в собрании Друзей дает детям большую религиозную семью; приятной обязанностью собрания является создание атмосферы заботы и любви, короче, ду­ховного дома для всех присутствующих на собрании детей, независимо от того, являются ли они или их родители членами сообщества. Все дети — полноправные участники общинного собрания, и собрание наставляет их в их духовном развитии ив постижении веры и образа жизни Друзей. Собрание должно помочь детям подготовиться к принятию решений, которые встанут перед ними при вступлении во взрослую квакерскую жизнь: решений о соблюдении социальных и культурных норм, о ненасильственной реакции на проблемы, об отношении к военной службе.

(Значительная часть раздела, посвященная детям, заимствована из книги «Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей.. 1988 год. Дополнения и изменения внесены Мэри Мэлман.)

 

Воспитание

Религиозное воспитание — это дело всей жизни, начинающееся в семье. Собра­ние несет особую ответственность за приобщение детей, находящихся под его по­печением, к полному пониманию верований и обычаев Друзей. Собранию надле­жит предлагать программы религиозного воспитания молодым и взрослым чле­нам и особенно присутствующим на молитвенных собраниях, но не являющихся членами сообщества. «Школа первого дня» (то есть время, выделяемое по «первым дням» — воскресеньям, для изучения и обсуждения «квакерской веры и образа жизни», Библии, Свидетельств и других религиозных произведений членами соб­рания, его участниками и посетителями) для детей и взрослых станет одним из центральных элементов собрания и может быть способом сближения с живущими по соседству людьми, которые проявляют интерес к исследованию как своих собственных, так и квакерских духовных основ, религиозных обычаев и верований.

Надо напомнить, что Друзья всегда посвящали себя делу целостного воспита­ния и образования человека, его всесторонней подготовке к исполнению Божьего труда в мире. Друзья имеют долгую историю содержания великолепных школ для молодых Друзей и других молодых людей из местной округи. Исповедуемая Друзьями «опытная, экспериментальная» основа знания Бога (то есть опора на лич­ное, непосредственное наблюдение и религиозный опыт) образует хороший фун­дамент для практического знания и обучения в школах научными методами. Мно­гие собрания имеют на своем попечении или под своим надзором школы, в которых изучают все предметы и в которых учителя, родители и дети целеустремленно фор­мируют школьное сообщество, основанное на квакерских принципах равенства, гармонии, простоты и Истины. Эти школы открыты для каждого, являясь дина­мичным источником распространения влияния сообщества Друзей, а также бога­тым ресурсом для развития самого сообщества собрания.

«С христианской мягкостью следите затем, как раскрываются умы ваших детей… Поощряйте любовь к музыке, литературе и другим искусствам… Стремитесь к тому, чтобы вы сами и ваши дети в полной мере развили дары Божий, что и есть истин­ное воспитание. Поймите, что воспитание должно продолжаться на протяжении всей жизни и что даруемые им привилегии должны быть разделены всеми. Изу­чайте Библию разумно… Прилагайте все усилия к тому, чтобы постичь христиан­скую веру. Всегда будьте готовы получить новый свет из любого источника, откуда бы он ни исходил; проявляйте способность к различению в подходе к новым тео­риям». («Советы и вопросы». Лондонское ежегодное собрание Религиозного Обще­ства Друзей).

 

Похороны

После смерти кого-либо из Друзей квакеры устраивают поминальное молитвен­ное собрание, проводимое в духе благоговейной простоты. Следует избегать цве­тов и чрезмерного сосредоточения чувств на бренных останках усопшего. Хотя иногда возможна или желательна лишь простая, краткая молчаливая или устная мо­литва у края могилы, в конце недели или в какое-либо иное время, когда люди не заняты и могут собраться, нередко устраивают поминальные службы, не связанные непосредственно с погребением или кремацией. Такие собрания проводятся так же, как и обычные молитвенные собрания, но изустное служение обычно сосредо­точивается на жизни покойного (покойной). Для того, чтобы объяснить порядок бо­гослужения Друзей тем из присутствующих, которые не являются Друзьями, и в конце закрыть поминальное молитвенное собрание, на нем должен присутствовать старейшина или попечитель.

«Похороны Друзей надлежит проводить в духе умиротворения и веры. Пусть проявится естественная скорбь, в особенности о друзьях, умерших в юности и во цвете лет, но часто может возникать мысль о великой благодарности за жизни, ставшие свидетельствами могущества Христова, которое поддержи­вает нас.

Колебания относительно того, говорить ли на похоронах, — вполне естест­венны, ибо для этого необходимы великие мудрость и доброта. С другой стороны, эти собрания открывают весьма специфические возможности, и мы призываем всех, кому ниспослан дар изустного служения, подумать о том, не является ли применение этого дара в подобных случаях их долгом и привиле­гией, даже если изустное служение на похоронах в какой-то мере противоре­чит их сиюминутному желанию и склонности. Необходимо также присут­ствие других Друзей — и их участие в духе любви и сочувствия является вполне реальным служением» («Христианская вера и христианский образ жизни». Лондонское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1972 год).

Обычно комитет попечителей помогает семье усопшего с устройством по­хорон и прочих сопряженных со смертью дел и проводит поминальное моли­твенное собрание. Тем, кто желает помянуть усопшего или поддержать семью каким-либо особым образом, могут предложить сделать пожертвова­ния. Они могут быть сделаны и в пользу организации или для цели, которой преданно служил покойный. Часто семья умершего нуждается в финансовой помощи собрания для оплаты расходов на погребение или кремацию и прео­доление других трудностей, возникающих в дни, недели и месяцы после смерти члена семьи. В дни похорон и в последующие месяцы многие члены собрания могут выразить исполненную любви заботу в разнообразных фор­мах.

 

Работа и бизнес

В своей предпринимательской и трудовой деятельности Друзья настой­чиво утверждают честность, правдивость и другие гуманные и этические нормы. Это правило равным образом относится и к работодателям, и к рабо­чим. Кроме того, Друзьям надлежит заботиться о создании предприятий или организаций, в которых признается ценность каждого работника, где зара­ботки и условия труда удовлетворяют и работников, и работодателей и кол­лективные договоры соблюдаются добросовестно. Всегда, когда только можно, выбор Друзьями занятия или профессии должен быть направлен на та­кие профессии, предприятия, учреждения и организации, в которых у нас есть возможность в наибольшей степени использовать наши таланты в служении Богу и людям, в которых произведенный продукт или выполненная работа соответствуют экономической и социальной ответственности и с помощью которых осуществляется или может быть осуществлено бережное распоря­жение природными ресурсами. Ныне Друзья проявляют особую заботу о том, чтобы их труд и предпринимательская деятельность не оказывали отрица­тельного воздействия на окружающую среду, ибо бережное отношение ко всему Божьему творению и благоденствие всего сущего составляют часть того соглашения с Богом, образ которого мы несем.

Следует добавить, что Друзья всегда советуют друг другу не отдаваться со всей страстью работе или бизнесу, поскольку такая чрезмерная поглощенность наносит вред нашей духовной и семейной жизни и мешает нам следовать на­ставлениям, выполнение которых может потребовать времени и энергии.

«В повседневной работе избегайте тех затруднений и осложнений, кото­рые разъединяют нас, отделяют одного от другого — и нас вместе — от Бога… Живите и трудитесь в прямоте, простоте и скромности истинного последова­теля Христа» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Рели­гиозного Общества Друзей. 1975 год).

Друзья также проявляют любовное внимание и заботу о каждом человеке на рабочем месте, включая сотрудников, начальников и подчиненных. Каждый из нас находит различные способы сделать это в соответствии со своими лич­ными качествами, побуждениями и возможностями, возникающими по ходу повседневной жизни. Поиск искры Божьей в других людях и обращение к внутреннему Свету позволяют вести подобный образ трудовой жизни и тогда, когда следование ему, казалось бы, превосходит наши возможности. Наше знание и наша преданность помогают нам вести трудовую и предприни­мательскую деятельность в соответствии с нашими Свидетельствами.

«Честны и правдивы ли вы в словах и делах? Соблюдаете ли вы строгую честность при совершении деловых операций и в ваших отношениях с людьми и организациями? Соблюдаете ли вы лично скрупулезную честность и ответ­ственность, распоряжаясь доверенными вам деньгами, и внимательны ли вы к тому, чтобы не уклоняться от уплаты налогов?» («Советы и вопросы». Лон­донское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей).

 

Досуг

Друзья поощряют досуг и отдых от напряжения повседневного труда и обыденной жизни. Досуг и развлечения позволяют каждому человеку раз­виться в полной мере и наслаждаться семьей, друзьями и окружающим нас миром. Физическая активность, искусство, литература, семейные визиты к друзьям, путешествия, пение, танцы, игры с детьми — все это отличные спо­собы наслаждения жизнью. Друзья, однако, должны быть осторожными и выбирать развлечения и способы отдыха, которые не являются экономически обременительными и соответствуют нашим основным обычаям и принци­пам, нашему пути в Свете, нашему видению присутствия Божьего в окружаю­щих и нашему отклику на Божественное присутствие. Другими словами, ис­пользуя все формы отдыха, включая проведение времени у радио и телевизо­ров, в кино и иные развлечения, мы должны делать различия, проявлять раз­борчивость и умеренность.

«Придерживайтесь простоты и скромности, присущей Истине. Стремитесь к ее проявлениям в молитве, в чтении, в искусстве, во всех переживаниях повседневной жизни… Воздерживайтесь от превращения часов досуга в источник самоотравления и избегайте тех обычных развлечений, которые, возбуждая эмоции, обесценивают их. К тому же подобные развлечения приво­дят к эгоистическому сосредоточению на собственной личности, к самопоглощенности и к забвению того, что человеческая природа каждого присуща всем» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиоз­ного Общества Друзей. 1975 год).

 

Алкоголизм и наркомания

Было время, когда Друзья безоговорочно и полностью отвергали спирт­ное, справедливо полагая, что употребление спиртных напитков отрица­тельно влияет на способность различать откровения Внутреннего Света и сле­довать им, а также потому, что видели ущерб, наносимый людям поведением пьяных, и развал, который приносит пьянство н семью и в общество. Этот под­ход сохранен и сегодня. Однако ныне некоторые Друзья допускают эпизодиче­ское, очень умеренное употребление спиртных напитков. При этом мы с еще большей остротой понимаем опасности, связанные с алкоголем и употребле­нием других влияющих на разум, опьяняющих веществ и табака. Употребле­ние каких-либо (тем более запрещенных) наркотических и опьяняющих ве­ществ неприемлемо для Друзей — равно как и злоупотребление алкоголем, ле­карствами и иными опьяняющими веществами, пусть даже разрешенными за­коном. Употребление табака наносит вред здоровью курильщиков и тех, кто их окружает, и многие Друзья начали энергично бороться с курением. Нам предстоит проделать большую работу по искоренению этих дурных привы­чек, в особенности среди молодежи.

«Избегайте употребления затемняющих разум и опьяняющих веществ, азартных игр и иных вредоносных привычек, противостоящих Внутреннему Свету. Опыт Друзей говорит о том, что привычка употреблять наркотические и опьяняющие вещества приводит людей к своеволию и неспособности слы­шать волю Божию» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собра­ние Религиозного Общества Друзей. 1975 год).

«Принимая во внимание зло, проистекающее из неблагоразумного упо­требления алкоголя, табака и других веществ, к которым создается привыка­ние, подумайте, насколько вам следует ограничить употребление таких ве­ществ и не следует ли вам полностью воздержаться от их употребления. Не позволяйте, чтобы на ваше решение влияли требования поддержать компа­нию или страх показаться странным» («Советы и вопросы». Лондонское еже­годное собрание Религиозного Общества Друзей).

 

Ответственность перед обществом

Друзья верят в то, что цель государственного управления заключается в сох­ранении такого общества, в котором возможны справедливость, мир, добрый порядок, развитие личности и свобода совести. Друзья — тоже граждане, члены местного сообщества и нации, и квакерство не предназначено для того, чтобы стать убежищем от внушающих тревогу событий нашего времени. Скорее, общество Друзей — это источник силы и поддержки в столкновениях с превратностями времени для их преодоления. Учреждения, при которых мы живем, должны обеспечить непосредственно каждому личную долю ответ­ственности в управлении и в формировании здорового общественного мне­ния.

«Помните о том, что как граждане вы несете ответственность за управление вашим городом и вашей страной, и не уклоняйтесь от усилий и траты вре­мени, которых может потребовать эта ответственность. Не довольствуйтесь принятием вещей как они есть, но проявляйте чуткость ума, используйте его способность ставить вопросы. Стремитесь вскрыть причины социального бес­покойства, несправедливости и страха; пытайтесь обнаружить новые точки ро­ста в общественной и экономической жизни. Трудитесь ради такого обще­ственного порядка, который позволит всем мужчинам и женщинам развивать имеющиеся у них способности и укрепит их стремление служить» («Советы и вопросы». Лондонское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей).

Вообще говоря, Друзья поддерживают государство до тех пор, пока его требования не противоречат наставлению Внутреннего Света и не вводят нас в конфликт с нашими убеждениями, обычаями или Свидетельствами. Мы сове­туем друг другу, что «ежели кого-то призывают служить… на любой обще­ственной службе, то такую службу надлежит нести с охотою и радостью и ис­полнять ее, следуя заповедям Божьим» (Из послания собрания квакерских старейшин в Бэлби, Англия,   1656 год).

Независимо от того, вовлечены ли мы непосредственно в управление или нет, нам необходимо тщательно оценить лежащую на нас ответственность за влияние на законодательство и за просвещение сограждан по вопросам, имею­щим общественное и государственное значение. Друзьям следует сотрудни­чать с членами других церквей и членами мирского сообщества ради дости­жения желаемых целей через институты, существующие в обществе.

«Укрепляйте чувство товарищества со всеми людьми и служите, а не про­двигайте самих себя, — такова главная цель, к которой мы стремимся в нашей мирской жизни как Друзья, как работники или начальники, в целом как граж­дане.

Пусть чувство товарищества вдохновляет нас на непрестанные усилия, на­правленные на созидание общественного порядка, свободного от насилия и угнетения, порядка, при котором ничье развитие не будут удерживать скуд­ный доход, недостаточное образование или слишком ограниченная свобода в распоряжении личными делами. Друзьям советуют не только служить нуж­дающимся, но также стремиться к знанию фактических социальных и эконо­мических зол — с тем, чтобы работать над их устранением» («Вера и прак­тика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Дру­зей. 1975 год).

Впрочем, Друзья с момента своего появления обнаружили, что преданность Богу порой приводит к необходимости отказа выполнять требования государ­ства, например к сопротивлению войне и несправедливым законам. В некото­рых случаях наши собрания предпринимали коллективные действия; мы под­держиваем моральные и этические решения, принятые отдельными Друзьями в вопросах совести; мы отстаиваем права граждан на свободу религиозных убеждений. Наша постоянная работа, направленная на признание законом права на отказ от военной службы по соображениям совести или права на отказ от уплаты налогов, идущих на военные расходы, наша готовность подверг­нуться тюремному заключению, штрафам и иным санкциям — таковы примеры нашей верности тому видению мира в целом, которое обусловлено нашим сог­лашением с Богом, верности, которую Друзья хранят даже при столкнове­ниях с мощью государственной власти. Однако, прежде чем принять решение о действиях, сопряженных с гражданским неповиновением, следует провести деловое собрание для того, чтобы достичь ясности и духовного единства от­носительно коллективных акций, а отдельным Друзьям следует посовето­ваться со своими собраниями и с теми членами сообщества Друзей суждению которых они доверяют и которые симпатизируют чувству долга обращающихся к ним за советом.

(Значительная часть раздела, посвященная гражданским обязанностям, заимствована из книги «Вера и практика». Балтиморское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1988 год. Дополнения и изменения внесены Мэри Мэлман).

 

ЧЛЕНСТВО В СОБРАНИИ ДРУЗЕЙ

Членство в собрании Друзей вводит в сообщество веры и откровения, что дает возможность духовного просветления и развития. Членство предпола­гает готовность жить в духовном единстве с другими Друзьями и может быть радостным опытом, длящимся всю жизнь. Как вы могли уже понять из приведенного выше описания обычаев и принципов жизни Друзей, членство сопряжено также и со многими обязанностями, в том числе с участием в мо­литвенных и деловых собраниях, в деятельности собрания, в финансовых и пастырских заботах, в изустном и иных служениях, в свидетельствовании пе­ред мирским сообществом. Квакерство называют «маленькой самодельной ре­лигией», и на протяжении многих лет я храню тот отзвук истины, который со­держится в этом определении. Поскольку у нас нет ни символов веры, ни цер­ковной структуры, ни священнослужителей, которые внушали бы нам, кто мы, во что мы должны веровать или что мы должны делать, наше религиозное со­общество зиждется на искренней преданности и повиновении членов настав­лениям Духа Внутренней Истины, который дает нашим собраниям направле­ние, жизнь и прозрение, позволяющее постичь, как Бог требует от нас испол­нения дела Божьего в этом мире. Так что стать Другом вовсе непросто.

Принадлежность к Религиозному Обществу Друзей определяется член­ством в каком-либо конкретном ежемесячном собрании. Хотя на первый взгляд это может показаться странным, но если задуматься над важностью принадлежности к молитвенному сообществу и регулярного присутствия на молитвенных собраниях для познания и понимания своих личных, непо­средственных ощущений божественного и для распознания наставлений Духа Христова в своей повседневной жизни (коль скоро ты стремишься следо­вать Божией воле), то необходимость членства в ежемесячном собрании ста­новится совершенно очевидной. Ежемесячное собрание несет обязанности и радости попечения о духовной жизни своих членов, и повседневная забота и поддержка, оказываемые членами собрания, вплетены в самую основу его жизни и богослужения.

 

Как становятся членами Религиозного Общества Друзей

Если ежемесячное собрание существует где-то поблизости, то процедура приобщения к Друзьям, по счастью, сравнительно проста. Человек, регулярно участвующий в молитвенных и деловых собраниях, включается в его деятель­ность по мере того, как появляются возможности к такому вовлечению. Он уз­нает и признает порядки, обычаи и Свидетельства Друзей, усваивает их как важную часть своей личной жизни. Некоторые из таких «присутствующих» в короткий срок обнаруживают, что согласны со всеми аспектами учения и бо­гослужения Друзей. Другие в течение многих лет силятся постичь те или иные квакерские верования и обычаи. Кроме того, некоторые собрания лучше других поощряют, просвещают и готовят присутствующих к вступле­нию в члены сообщества и к вовлечению в жизнь собрания. Однако, если ты регулярно посещаешь молитвенные и деловые собрания и преданно участву­ешь в их жизни, ты узнаешь через ощущение Бога в самом себе, в других и в молитве, призван ли ты идти путем Света с Друзьями и стать членом собра­ния.

Обращение с просьбой о признании членства — простое дело. После того, как ты побеседуешь с умудренными и пользующимися доверием друзьями в собрании о своей вере, своих духовных заботах и вопросах, после чтения «Книги Дисциплины» («Вера и Практика»), напиши попечителям (или секре­тарю) собрания письмо с просьбой о вступлении в члены сообщества и с изло­жением причин, в силу которых ты желаешь вступить в Религиозное Обще­ство Друзей. Собрание назначит небольшую группу, члены которой посетят тебя и побеседуют с тобой о вступлении в члены собрания. Эта группа — разно­видность «комитета ясности», ее члены должны убедиться в твоем понимании и твоем фундаментальном согласии с основополагающими принципами, обы­чаями и Свидетельствами Друзей, они также оценят твою готовность принять ответственность и обязательства, сопряженные с членством.

Таких посещений может быть несколько, причем по замыслу они не должны быть торжественными или носить характер «экзамена». По большей части посещения неформальны; иногда собеседования проводят за обеден­ным столом в доме кого-нибудь из членов комитета или в уюте твоего дома -даже при участии твоей семьи, если ты хочешь, чтобы твои домашние участво­вали в обсуждении. Посещения — просто один из способов узнать друг друга лучше и глубже, чем это было возможно прежде. Члены комитета посетите­лей могут расспросить тебя о твоем духовном пути и о том, как собрание могло помочь бы тебе в дальнейшем духовном развитии. Посетители могут пожелать узнать о тех духовных талантах, которые ты вносишь в собрание. Они постараются разъяснить любые убеждения или обычаи, которые озадачи­вают тебя или вызывают у тебя беспокойство. Посетители могут попросить тебя подумать и взвесить, готов ли ты жить в духовном единстве с теми чле­нами собрания, с которыми ты не согласен, или же о том, желаешь ли ты пре­терпеть страдания, нежели Бог призовет тебя к действиям трудным, непопу­лярным и даже противоречащим гражданским законам. Если ты давно посе­щаешь собрание и хорошо известен всем его членам, такая беседа может по­казаться формальностью, однако «присутствующий» не должен упустить возможность поделиться — и как можно глубже, — своими духовными иска­ниями и пониманием того, как Бог вершит дело в его жизни.

Комитет ясности докладывает свое мнение относительно твоего обраще­ния ежемесячному собранию — либо непосредственно, либо через попечителей. Если комитет рекомендует принять тебя в члены, то ежемесячное собра­ние рассмотрит твое обращение на ближайшем удобном для этого деловом собрании. Обычно собрание соглашается с суждением комитета ясности, и на следующем деловом собрании все члены в единстве признают твое приоб­щение. Составляется соответствующий протокол, в котором фиксируется твое вступление в члены собрания. Тебя формально уведомляют о том, что ты принят, и назначают Друзей, которым поручают поздравить тебя. Членство в ежемесячном собрании автоматически обеспечивает членство в квартальных и ежегодных собраниях, в которые входит твое ежемесячное собрание.

Если комитет убеждается в том, что ты пока не готов к тому, чтобы стать членом собрания, то члены собрания объяснят причины своих колебаний и постараются помочь тебе достичь ясности и единства с собранием, с убежде­ниями и обычаями Друзей. Как только попечители сочтут, что ты готов для того, чтобы стать членом, они побудят собрание принять твое обращение.

Членство в Религиозном Обществе Друзей является обязательством при­нимать участие в определенном сообществе, основанном на духовной собор­ности, поскольку полное участие одновременно в двух религиозных общинах практически невозможно, затруднительно или чревато потенциальным внут­ренним конфликтом. За исключением весьма необычных обстоятельств, член ежемесячного собрания не должен быть членом какой-либо другой религиоз­ной общности. Если ты — член другой религиозной общности, то от тебя ожи­дают, что ты формально уведомишь эту другую церковь о твоем вступлении в Религиозное Общество Друзей и попытаешься получить письмо об освобож­дении от прежних обязательств; впрочем, невозможность получить такое формальное освобождение не воспрепятствует тебе стать членом Религиоз­ного Общества Друзей.

 

Членство детей

Обращаться с просьбой о членстве могут люди любого возраста, в том числе и дети, как только они чувствуют себя духовно готовыми к этому. У каж­дого ежемесячного собрания свои собственные обычаи предоставления член­ства, в том числе и регулирующие членство детей. В некоторых собраниях су­ществует членство «по праву рождения», автоматически даруемое детям чле­нов собрания. В других собраниях маленьких детей наделяют «ассоциирован­ным» членством, которым дети пользуются до тех пор, пока не становятся до­статочно взрослыми для того, чтобы лично обратиться с просьбой о предо­ставлении членства. Кое-где маленьким детям дают полное членство, если один из родителей, являющийся членом данного собрания (или обращаю­щийся с просьбой о приеме в члены данного собрания), просит об этом. Каж­дый из этих обычаев позволяет детям стать частью составляющих собрание семьи и сообщества, и собрания проявляют особую заботу и особое внимание к своим юным членам, способствуя их духовному развитию и постепенному, соразмерному их возможностям, вовлечению в выполнение лежащих на соб­рании обязанностей. Собрание несет особую ответственность за обеспечение ясного, определенного решения, которое должны сделать молодые члены по достижении зрелости относительно преданности обычаям и принципам Дру­зей и членства в квакерском сообществе.

 

Перевод членства и его прекращение

Для перевода членства в другое собрание Друзей нужно направить просьбу о приеме в члены собрания, в которое ты желаешь войти, и просьбу перевести тебя как члена из того собрания, в которое ты входишь в настоящее время,- в новое собрание. Нередко новое собрание запрашивает собрание, в которое ты входишь, о твоем членстве. По твоей просьбе и то сообщество, которое ты покидаешь, и то сообщество, в которое ты желаешь войти, на своих деловых собраниях принимают решения: одно — об освобождении тебя от членства, другое — о твоем приеме в члены.

Прекращение членства происходит тогда, когда люди обнаруживают, что несогласны с верой и образом жизни Друзей или же не хотят активно участво­вать в жизни собрания в течение длительного времени. Если возможно, то, прежде чем сделать такой шаг, следует попросить совета у попечителей или других членов, с тем чтобы можно было доброжелательно и тщательно рассмотреть убеждения, обычаи, разногласия или недостаточно активное уча­стие. Однако в тех случаях, когда человек выходит из сообщества, собрание обязано, тем не менее, попытаться с любовью вернуть его. Если собрание еще не достигло ясности относительно того, что его заботы и усилия не изме­нят решения о прекращении членства, то оно может назначить комитет попе­чителей или других членов сообщества и поручить этому комитету посетить Друга, намеревающегося   покинуть сообщество.

Самый трудный из связанных с членством вопросов — вопрос об избавлении от людей, чье поведение не соответствует нормам, принятым у Друзей, или людей, чье небрежение обязательствами и ответственностью или несогласие с этими обязательствами неприемлемы для собрания. Попечителям следует попытаться пробудить у таких людей интерес к членству или восстановить их согласие с обычаями и порядками Друзей, но если это не удается сделать, они могут представить ежемесячному собранию протокол, содержащий реко­мендацию о лишении членства. Этот протокол должен быть немедленно на­правлен человеку, который может быть лишен членства, а решение отклады­вается до следующего собрания, с тем чтобы Друг, которому угрожает лише­ние членства, мог лично на собрании или письменно объяснить свою пози­цию. Если собрание выносит решение о прекращении членства, протокол его должен быть согласован на деловом собрании, а исключенный — уведомлен о принятом решении. Исключенный может апеллировать к квартальному собра­нию, которое может предложить свое посредничество. «Ради конкретного лица и собрания все дела, связанные с лишением членства, надлежит вести с крайним терпением, снисходительностью и рассудительностью» (Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1990 год).

Любой человек, добровольно прекративший членство в собрании или ли­шенный членства, может вновь вступить в прежнее или другое ежемесячное собрание, следуя процедуре, описанной выше.

 

Учреждение молитвенной группы или собрания Друзей

Если поблизости нет собрания Друзей, а ты желаешь следовать указаниям Света, то расскажи людям, которые мыслят и чувствуют так же, как ты, об этой книге, начните говорить о ниспосланных вам побуждениях и молитесь вместе, создайте молитвенную группу, которая в конце концов образует сильное ду­ховное сообщество, столь приверженное принципам и обычаям Друзей, что оно станет ежемесячным собранием,- ведь именно так возникло и распро­странилось по всему свету Религиозное Общество Друзей. Однако всегда помни, что членство в Религиозном Обществе Друзей не обязательно для того, чтобы слышать непосредственное откровение Божие в твоем сердце и откликаться на это откровение так, чтобы радостно идти по миру в Свете Хри­стовом и своей жизнью отвечать тому, что является частью Бога в каждом.

«Ищите то, что от Бога, в каждом вокруг вас. Духовная поддержка может прийти от многих, если мы чутко сознаем ее… Будьте смиренны в ваших суждениях… Ваш образ жизни должен быть примером… Если вы одиноки, ревностно ищите других… ищите человека, с которым вы чувствуете духов­ную гармонию, чтобы служить Богу или молиться совместно. Возможно, это будет кто-то, с кем вы встречаетесь в другой церкви, кто-то любопытствующий о квакерских обычаях… товарищ по работе… кто-то, с кем вы можете поде­литься религиозной литературой или обсудить проблемы мира и справедли­вости» («По свету с радостью. Руководство для Друзей, пребывающих в одино­честве». Всемирный Консультативный Комитет Друзей).

Может представиться много возможностей обретения людей для совмест­ного богослужения. Хотя это может показаться рискованным или странным, приглашай проявляющих симпатию или интерес членов семьи, друзей, сосе­дей, сослуживцев и других коллег и товарищей молиться с тобой в определен­ное время — и тогда совершайте богослужение в назначенное время так, как это делают Друзья и как рассказано об этом в этой книге. Возможно, ты часто молишься в одиночестве, но время от времени к тебе могут присоединиться один, два или более ищущих, которые начнут замечать, что их влечет к бо­гослужению Друзей, и они заинтересуются обычаями Друзей. Как только вы найдете друг друга, может образоваться устойчивое ядро, вокруг которого со­берутся и другие люди. Можно привлекать и инаковерующих, которые зача­стую испытывают удовлетворение квакерским богослужением и квакер­скими обычаями. Действуя таким образом, ты сможешь найти группу ищу­щих, которые идут по пути, ведущему их к Друзьям.

Возможно, какое-то время ты будешь устраивать собрания прямо у себя дома. А может быть, где-нибудь найдется пригодное для проведения регуляр­ных собраний нежилое помещение или комната, принадлежащая другой церкви. Начните собираться один-два раза в месяц, и пусть после ваших соб­раний будет отведено время для того, чтобы вы узнали друг друга — может быть, в ходе неформального обсуждения за чаем, легкой закуской или очень простой трапезой вскладчину. Там, где это необходимо, будьте внимательны к официальным законам, регулирующим религиозные собрания и богослуже­ния; однако препятствия к проведению молитвенных собраний редко останавливают преданных делу Друзей и ищущих. Как только это станет возможно, постарайтесь упорядочить ваши собрания и создайте простые структуры (на­пример, назначьте ответственного за ведение корреспонденции и секретаря, созывающего собрание), которые помогут вашей группе поддерживать кон­такты и расти. Пусть каждый из вас участвует в покрытии любых возникаю­щих расходов. На случай ухода из группы ключевых фигур, для обеспечения преемственности ведите простой журнал или дневник ваших собраний и дел. Для того, чтобы принести в вашу группу единство и стабильность и подать пример окружающим, будьте любящими, мудрыми и скрупулезно честными в отношениях друг с другом. Во всем, что вы делаете, следуйте обычаям и нор­мам, описанным в этой книге.

Если можете, вступите в переписку с Друзьями, живущими в других местах, и, когда это возможно, отправляйтесь в путешествие, чтобы встретиться с ними, или пригласите их навестить вас во время их путешествий. Куда бы вы ни шли, куда бы ни направлялись, соблюдайте обычаи и убеждения Друзей — и обретете больше новых Друзей, сочувствующих или ищущих, чем вы мо­жете себе вообразить. Если существует группа или ежемесячное или ежегод­ное собрание, которые известны вам или к которым вы хотели бы присоеди­ниться, пусть даже в другой стране, как можно скорее развивайте с ними связи посредством переписки или посещений.

Одинокому ищущему или изолированной молитвенной группе для получе­ния информации и поддержки в духовных и практических делах важно нахо­диться, если это возможно, в исполненных любви отношениях с широким кругом Друзей. Хороший способ установить такие отношения — письменное обращение к какому-либо известному вам Другу или известной вам группе Друзей с просьбой принять попечение над вами — над отдельным человеком, молитвенной группой или над подготовительным собранием (см. выше соо­тветствующий раздел этой книги о различии между подготовительным и еже­месячным собраниями). В конце концов, если достаточно много Друзей начи­нают регулярно собираться, то ваша молитвенная группа может пожелать превратиться в ежемесячное собрание. Мы призываем отдельных ищущих и молитвенные группы установить с нами контакты, направляя письма по адресу, приведенному в этой книге. Мы будем счастливы вступить в перепи­ску с вами и, если окажется возможным, посетить вас.

 

СЛУЖЕНИЕ: НАЧАЛО И КОНЕЦ ЖИЗНИ ДРУЗЕЙ

Подобно тому, как Общество Друзей и эта книга о наших обычаях начались с пастырства Духа в молитве, я должна завершить свой рассказ описанием слу­жения духом, словом и делом. Это — начало, середина и конец нашей деятель­ности, наших принципов, наших Свидетельств, наших собраний и нашей жизни, которую мы ведем как ищущие и последователи Истины и Света. У Друзей служение вознесено до уникальной степени и потому заслуживает того, чтобы о нем было сказано особое слово в конце любой попытки объяс­нить другим, кто мы и что мы делаем.

Обычно люди думают, что служение имеет отношение к священнослужите­лям или пасторам и находит выражение в проповедях или словах. Друзья ча­сто утверждают, что в нашей практике и. верованиях произошло упразднение мирян и что мы возложили друг на друга обязанности священнослужителей во всех делах, позволив говорить самой нашей жизни. И действительно, чтобы нести слово Божие, вдохновляющее наши слова и дела, всем и каждому во­круг, мы стараемся жить так, словно вся жизнь есть таинство, хотя нам и не всегда это удается.

Свидетельствуйте, по отдельности и вместе, о многочисленных встречаю­щихся повсюду неудовлетворенных требованиях и мольбах о справедли­вости, мире и любви. Несите примирение и созидайте доверие, исправляйте несправедливости и идите рядом с впавшими в нищету и подвергшимися го­нениям. Говорите и действуйте с мягкостью, любовью и абсолютной честно­стью во всем, что вы делаете. Служите согласно внутреннему водительству и позволяйте другим служить для вас.

 

Изустное служение

Изустное служение считается у нас особенно важным, и призвание к изуст­ному служению особенно ценно и полезно для нас в формировании, развитии и продолжении традиций Нашего религиозного сообщества. Друзья особенно сильно ощущают мощь и славу Христа, Слова Божьего и. особую важность этого проявления Бога, нашедшего реальное воплощение в этом мире. Мы признаем силу Слова Божия в созидании и привнесении высшей реальности в бытие. Мы знаем, что несем Слово, Свет Христов в нас самих. И нам ведомо, что изустное служение обладает способностью разрывать мрак и ложь этого мира и нести Свет и Истину всякой и всей жизни — дабы строить Божию дей­ствительность и откликаться на присутствие Божие в каждом, кого мы встре­чаем.

Это призвание к изустному служению есть дар Духа, который испытывается, питается и в полной мере развивается в молитвенном собрании под исполненным любви попече­нием, заботой и наблюдением всего собрания и в особенности тех, на ком лежит особая ответственность за совершенствование духовной жизни собрания и дарований его чле­нов. Дар изустного служения может быть ниспослан одному или многим, но где бы и когда бы он ни обнаружился, собрание вовлекается в более глубокую, более полную об­щность и единение с Божественным присутствием в самой своей сердцевине и полу­чает духовный опыт о тех особых способах, с помощью которых можно различить по­буждения, исходящие от Духа. Таким даром надлежит пользоваться осторожно и му­дро, итог, кому ниспослан этот дар, и собрание должны отвести специальное время для молитвы об использовании этого дара.

 

Изустное служение в молитвенном собрании

Традиционно Друзья представляют изустное служение в трех формах: моли­тва, проповедь и пророчество. В молитвенном собрании уместны и привет­ствуются все три формы, однако не все Друзья, наделенные даром изустного служения, обязательно владеют всеми тремя его формами. И, как отмечено ранее в этой книге, изустное служение ожидает, чтобы Бог повелел ему проя­виться — в содержании, времени и месте.

В молитвенном собрании «служитель» в тишине ожидает наставления, чтобы узнать, когда Бог избирает его или ее для изречения и что надлежит из­речь. Служителем может быть любой. Возможно, Внутренний Священник призовет произнести непроизвольную или любую знакомую молитву. Или же Внутренний Учитель может дать тебе указание прочесть проповедь — выска­зать нечто, о чем ты думал, молился или размышлял в течение дней, недель или месяцев иногда столь напряженно, что в уме твоем уже сложились слова, но у тебя нет ясности, настало ли уже время говорить. Или Внутренний Пророк может призвать тебя к спонтанному, иногда даже невольному пророчеству -трубному гласу того, кто говорит от Бога, призывающего избранное сообще­ство преданных вере свидетельствовать о своей ответственности за дарован­ное Богом соборное прозрение.

Четких линий, разделяющих эти три формы изустного служения, нет, но знание того, что твой дар, по крайней мере в данный момент, может заклю­чаться только в какой-то одной форме изустного служения, вселяет силу, а иногда и приносит облегчение. Тем, кому вверено развитие имеющихся в соб­рании талантов к изустному служению, также может быть полезно признать наличие разных форм изустного служения, которые, вероятно, следует совер­шенствовать по-разному.

 

Служение в странствовании

Одним из самых важных аспектов изустного служения у Друзей является наша покорная верность наставлениям Внутреннего Духа вершить служение в странствовании — и среди Друзей, и повсюду, где только Бог уготовал для нас работу. Близко ли, далеко ли нам велено идти, но Друзья убеждены в том, что в нашей жизни это служение имеет первенство.

«В чем нуждаются все наши города и села, так это не в миссионерах, присланных из­далека, но скорее в людях… которые живут, действуют и говорят в силе и воплощении их собственного, очень личного Евангелия. Именно этот новый тип апостольской лично­сти изменит уровень жизни в наших сообществах» (Руфус Джонс, по кн.: «Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1988

год).

Когда слово Божие открывает это прозрение внутри наших сердец, и мы видим, как следует жить в мире согласно указанию Божьему, и когда это подтверждается по мере того, как мы внемлем Слову Божьему в Писании и в нашем молитвенном сообществе, мы не можем не провозгласить наше прозрение остальному миру. Подобно ученикам Иисуса, мы посланы «по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Еван­гелие Царствия…». И внутренний Христос вновь становится реальным, ибо «видя толпы народа, Он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имею­щие пастыря» (Евангелие от Матфея, 9: 35-36).

 

Вдвоем

Исключительно важно тщательно испытывать и проверять в молитве и богослуже­нии ниспосланные побуждения странствовать в служении, поскольку это значит стран­ствовать, официально представляя Друзей перед миром. Это делается на деловых собра­ниях и в комитетах ясности. Когда собрание приходит к единству относительно по­буждения, призывающего Друга к странствиям, секретарь собрания составляет особый «протокол странничества», в котором для всякого, кто будет посещен странником, опи­сывается внутреннее водительство, которому следует Друг, странствующий в служении.

В прошлом собрания часто назначали еще одного Друга спутником Другу, стран­ствующему в служении, и подобный шаг по-прежнему остается наиболее мудрым, хотя ныне этот обычай чаще нарушают, нежели чтут. Спутник оказывает странствующему слу­жителю поддержку в молитве и совместном богослужении и зачастую является посто­янным источником прояснения побуждений и служения.

Во время путешествия странствующий служитель, будь то мужчина или женщина, часто останавливается у других Друзей и молится вместе с ними, и, даже если его служе­ние не обращено непосредственно к другим Друзьям, они также являются ценным источ­ником духовной поддержки. Протокол странничества заверяют подписями секретари всех собраний, которые посетил странствующий служитель, и по завершении стран­ствия протокол странничества возвращается в собрание, членом которого он является.

Служение в странствовании зачастую оказывается одним из основных способов уч­реждения собраний и молитвенных групп Друзей по всему миру, а также показа и про­возглашения другим людям того, к чему призывает нас Бог: пережить внутреннее пре­ображение и жить в миру так, как он предназначает.

 

ОТКРОВЕНИЕ О ВЕЛИКОМ НАРОДЕ, КОТОРЫЙ БУДЕТ СОБРАН

Одно из самых живых, побуждающих к активности откровений Друзей — это наше видение единства и гармоничного разнообразия, возникающих благо­даря внутренней и внешней жизни в справедливости и мире. И радостно ша­гая по миру с обращенным к другим призывом быть чуткими, верными живу­щему в них внутреннему Свету и нести ответственность перед этим Светом, мы являем особую преданность этому откровению, исходящему из нашего соглашения с Богом. Мы исповедуем пророчество о вселенском сообществе. Божьего народа, собранного вместе благодаря открытию того исполненного любви, дарующего спасение, наделяющего мощью чистого Света Христова, который уже пребывает во всех разнообразных народах мира,- и обращение к этому Свету.

Таково провозглашаемое нами откровение, согласно которому будет соб­ран великий народ, — прозрение нескончаемого, внутреннего, непосредствен­ного, всеобщного и несущего спасение Света Христова в каждом приходящем в этот мир человеке независимо от его религии, культуры, убеждений, расы, пола, возраста или ума. В этом прозрении Друзья осмысляют и выражают наше ощущение, наш опыт Бога, воплощенного и действующего в этом мире таким образом, который может наделить и наделяет силою каждого и по­всюду.

«Глубоко в каждом из нас есть удивительное внутреннее святилище души, святое место, Божественный Центр, глаголющий Глас, к которому мы можем постоянно обращаться… Это — Внутренний Свет… Спящий Христос, готовя­щийся к пробуждению… И Свет — во всех нас» (Томас Келли).

«Подобно тому, как полный расцвет каждого мужчины и каждой женщины коренится не только в ребенке, но и в самом зародыше, так же и Царствие Ии­суса Христа… коренится в сердце каждого мужчины и каждой женщины, в том малом, не подверженном порче семени, готовом дать всходы» (Роберт Баркли).

Таково благовестие, которое может воспламенить дух внутри! Эта квакер­ская метафора Света есть иносказание, описывающее развитие, становление или развертывание того, что дарует нам Бог для достижения Царствия, конеч­ного соединения с Богом и для исполнения Божьего замысла спасения и творения — ШАЛОМ. И нам ведом этот Свет, известна эта возможность испытать, ощутить Бога внутренне таким образом, который ведет к внутреннему миру и внешней гармонии; мы знаем, что этот Свет присутствует в каждом и ждет приглашения явиться в мир. И мы призваны вызывать этот Свет. Это — начало и конец того, что мы делаем как квакеры.

Прозрение, которое мы должны провозглашать словом на наших молитвен­ных собраниях и в странническом служении, есть видение единства, мира, до­статка и бережного отношения к окружающему нас миру. Мы стали особыми носителями этой вести, раскрывающейся в откровении и действии Внутрен­него Света в нашем молитвенном сообществе, которое привержено не только внутреннему спасению и внутреннему преображению, но и внешнему действию, необходимому для претворения того, что нам было явлено, в дей­ствительность. Наше продолжающееся, непосредственное ощущение Света, вездесущего Духа Божия и наши беседы, наш диалог с Богом, живущим в сердцах наших, вдохновляет нас стремиться к единению со всеми, кто воспри­нимает это откровение и претворяет его в жизнь. Именно так пробуждаем мы частицу Божию в других людях.

Наша миссия — возвещать о существовании молитвенного, исполненного веры сообщества, которое несет Божие понятие ШАЛОМА. Наша цель — по­стигать и воплощать во всем мире дарованное нам Богом знание, утверждая и исповедуя его, чтобы к нему присоединились и для его осуществления рабо­тали другие люди. Наше молитвенное сообщество Друзей — созидательная, могучая сила, воспринимающая и хранящая это прозрение, стремящаяся к еди­нению с теми, кто разделяет это прозрение.

 

ЖИТЬ ПО ПРИМЕРУ ДРУЗЕЙ

Вот, собственно, весь смысл этой книги об образе жизни Друзей: жить в со­обществе для того, чтобы внутренне постигать, а затем провозглашать, как вести себя в жизни внешней, и совершенствовать ее. Мы пытаемся постичь, как претворить в действительность то понятие справедливости, мира и любви, которое открыл нам Бог. По мере того, как мы растем в Свете, ощу­щаем и узнаем Бога, воплощенного в слове и деле, по мере того, как мы при­ходим к признанию Бога в нас самих и в других, мы, возможно, начинаем ощу­щать связи, которые отныне нерушимы, но являются целостными и совер­шенными отражениями связи Бога с нами. Когда мы верны, мы можем обре­сти не просто личностную цельность или личное единение с Богом, но обре­сти обновленное единство со всем человечеством и со всем творением.

Итак, Друзья обычно предпочитают направлять свою религиозную энергию на то, чтобы совершать дела мирские так, как определил Бог — и как мы пони­маем сокровенную часть данного нам откровения любви, гармонии, справед­ливости   и   благоденствия всего творения.   В этом мы следуем многим Друзьям, пришедшим в мир до нас.

«Истинное благочестие не отвращает мужчин (и женщин) от мира, но по­зволяет им жить в миру лучше и побуждает их к усилиям улучшать мир» (Уильям Пенн, английский квакер, живший в XVII веке, который призывал к созданию мирового федералистского правительства, основал в Северной Аме­рике колонию Пенсильвания и построил ее правление на принципах индиви­дуальной и религиозной свободы и гражданских прав, исповедуемых Друзьями).

 

Для того чтобы действовать, необходима вера, а наша квакерская вера пред­полагает внутреннюю реальность Бога для нас. Итак, пусть наша жизнь гово­рит сама за себя.

 

* Квакер (по-английски «quake») означает «тот, кто трепещет» — в этом случае «тот, кто трепещет, чувствуя в себе Бога» или «вдохновленный Богом».

** ШАЛОМ — одно из главных библейских понятий, проходящих через Ветхий и Новый Заветы. В целом ШАЛОМ обозначает мир и гармонию, любовь, справедливость, служение и благоденствие всего творения — то, что определил Бог для этого мира с самого его начала и к чему Он призывает людей для того, чтобы они трудом своим превратили Небесное царство в реальность.

Само слово часто переводится с древнееврейского (и греческого?) как «мир», но каждый раз, когда слова, идеи или темы любви, мира и справедливости присутствуют в библейском тексте, возникает концепция ШАЛОМА, содержащаяся во всех этих темах.

ШАЛОМ образует ядро того соглашения, которое Бог заключает со всеми Божьими людьми, и лежит в основе того, как понимают Друзья образ каждодневной жизни. Благодаря своему пере­живанию внутреннего света Христа, Друзья поняли и приняли этот образ своим особым путем. Мы знаем, что обращение к внутреннему свету даст нам благодать полного достижения внут­реннего мира и любви. Когда это случается, мы чувствуем побуждение и во внешней нашей жизни находить пути верного следования Божьему призыву нести любовь, справедливость, мир и гармонию и служение в нашей каждодневной жизни, чтобы по милости Божьей и сотрудничая вместе с другими, которые тоже стремятся к такому пониманию ШАЛОМА, следовать Божьей воле для благоденствия всего мира, в полном смысле всего творения.

Поделиться: