Вера и действия

Многие из нас воспринимают как должное взаимосвязь между нашими идеями и нашим поведением, которая выглядит примерно так:

УБЕЖДЕНИЯ ⇒ ДЕЙСТВИЕ

Согласно таким представлениям убеждения являются первичными. Сначала нам нужно определить, «во что мы верим», выразив, например, это в форме таких заявлений как «в каждом человеке есть что-то от Бога». В этом случае наша задача состоит в том, чтобы «доказать эти убеждения на практике». А степень нашей духовной целостности при этом следует оценивать по тому, насколько наши поступки соответствуют заявленным убеждениям.

Данный подход настолько привычен, что легко упустить из виду другие модели, которыми мы можем пользоваться. Он является полезным для объяснения некоторых вещей, но при этом не является единственным способом понимать, что происходит. При нем на первый план выдвигаются основные положения веры, однако он также скрывает некоторые вещи, которые особенно важно учитывать, следуя по квакерскому пути.

Ранние квакеры отстаивали идею того, что они не предлагают всего лишь какой-то иной набор убеждений, как это делали другие конкурирующие друг с другом религиозные движения того времени. Вместо этого Друзья указывали на возможность открытия нового, божественного указания относительно жизни и соответствующих изменений. Путь к такому опыту – не в поиске других убеждений, а другая практика, «ожидание в Свете», или «возвращение внутрь». Это был преднамеренный процесс молчаливого, внимательного ожидания божественного голоса внутри себя, который позволил бы как отдельным личностям, так и всему квакерскому сообществу стать ближе к пониманию этих «принципов, идущих изнутри» и следовать им.

Наш обычный подход, приведенный в самом начале, и говорящий о том, что «верования превращаются в действия», не очень помогает нам в осознании сути квакерской практики. Это одна из причин, почему Друзьям трудно ответить на вопрос «Во что верят квакеры?», который исходит из предположения, что квакерство определяется скорее набором религиозных убеждений, нежели какими-либо практиками. Конечно, отвечая на него, Друзья часто перечисляют скорее не религиозные убеждения, а «ценности квакеров», но всё равно часто в голове держат всё тот же базовый подход, согласно которому сначала выбираются установки, а лишь затем происходит поиск способов «их применения».

ЦЕННОСТИ ⇒ ДЕЙСТВИЯ

Без наличия альтернативы этому простому бинарному подходу мы продолжаем рассматривать квакерский путь как просто ещё один набор произвольных верований или ценностей, слов или идей в наших головах, которые мы должны как-то попытаться выполнить, продемонстрировав их миру. Но есть много других способов представления того, как наши идеи связаны с нашими действиями. Вот простой пример, который может помочь взглянуть нам на эту связь, уже как на круговой процесс, выглядящий примерно так:

Практика - Опыт - Сообщество

Квакерская практика включает в себя молитвенные собрания, деловые собрания, «Эксперимент со светом», встречи для прояснения, обсуждения в молитвенном духе и т. д. Это не просто устоявшиеся формы поведения. В этих случаях практика является комбинацией действий, идей, историй и ценностей, которая происходит в кругу людей, доверяющих друг другу. Они имеют ожидаемый, привычный другим членам сообщества формат: например, устное служение будет коротким, рефлексивным и, как правило, связанным с ярким выражением чувств. Практика квакеров помимо этого связана с конкретными традициями и имеет свою историю. Общение после молитвенных или деловых собраний часто строится с использованием примеров из квакерского прошлого, и эти истории являются частью культуры квакеров, что, конечно, по-особому выделяет квакерство.

Практика квакеров открывает дорогу довольно специфичным элементам, в том числе таким необычным как «трепетание» или чувство «ведения», позволяющее думать или действовать определенным образом. Это в значительной степени отличает ее от других схожих практик, например, буддистской медитации. Практика квакеров также позволяет сформировать особое личностное отношение к некоторым вещам. Оно помогает достичь ценных для нас качеств и действовать так, как нам нравится, и наоборот избегать поведения, порождающее дискомфорт, будь то речь или какие-либо поступки. Такой элемент квакерской практики, как «деловое молитвенное собрание» воспитывает самодисциплину, позволяющую отказаться от нежелательных намерений и начать прислушиваться к тем, чьё мнение отличается от нашего. Благодаря регулярному использованию этой практики мы формируемся как люди с отличительными навыками. Это одна из её главных целей. Она помогает нам стать личностью, которая будет способна «чувствовать ослабление в себе зла и рост добродетели».

Эти свойства практики, а также люди, использующие её, неизбежно формируют неотъемлемые признаки нашего квакерского сообщества. Квакерская практика – это не только индивидуальные деяния. Это своего рода основа, базис для квакера, благодаря использованию которого он строит лучшее общество. Качество наших взаимоотношений в сообществе имеет решающее значение для жизнеспособности наших коллективных практик. В тех случаях, когда квакерское собрание не имеет сильных доверительных связей между своими членами, или в котором отсутствует взаимопонимание касательно моментов богослужения и осознания друг друга как членов единого сообщества, польза от практики будет значительно снижена. Сообщество, в котором люди делятся своими переживаниями и опытом, где есть высокий уровень согласия о том, как именно нужно это делать, будет иметь очень сильные доверительные связи между своими членами, которые будут готовы вместе углублять свой опыт, укреплять сообщество и саму практику.

Такое видение квакерских практики, культуры и сообщества безусловно может быть полезно для понимания квакерства не просто как списка ценностей или принципов «засевших в наших квакерских головах». Отличительные особенности квакерской культуры, такие как противодействие войне, солидарность с беженцами или упрощение образа жизни, являются целенаправленными и значимыми действиями, которые формируют в нас определенный тип личности и, соответственно, формируют отличительные черты нашего сообщества. Они постоянно проницательно корректируются, да и понимаются нами по-разному. Свидетельство квакеров – это не только индивидуальные акты религиозного служения, но и традиции сообщества, наложенные на наши культурные особенности, помогающие, в том числе, нашей самоидентификации.

Я предложил приведенную выше круговую модель квакерской практики, опыта и сообщества не в качестве «истинного знания», а просто как иллюстрацию одной альтернативы для преобладающей модели «убеждений и действий», которая слишком часто провоцирует людей к противопоставлению различных практик и культур на основе отличающихся утверждений о вере. Все три части этой альтернативной модели включают ценности, ожидания, цели, идеи и истории, но это не требует от нас обязанности принимать решение или искать какого-либо согласия по богословским вопросам. Возможно, меня привлекает именно такой подход, потому что категоричные утверждения в вопросе веры играют очень небольшую роль в моей жизни. Я всегда было нелегко понять смысл или цель абстрактных утверждений о природе Бога или способах спасения. Для меня религия – это не вопрос «убеждений». Она касается того, что помогает мне верить, и что я для этого делаю.

А как вы понимаете квакерские практику, опыт и веру?

Крейг Барнетт

Источник

Поделиться: