Воскресенье с Друзьями в Ла-Пасе. Квакеры-аймара

В понедельник я поехала в Ново-Иерусалимскую Церковь и насладилась молитвой среди моих друзей – квакеров-аймара [аймара – народ, живущий в Андах; большинство квакеров в Боливии – аймара, – прим. пер.]*. Ходить в эту церковь удобно, поскольку мы с мужем живем в маленькой гостевой квартирке в том же домовладении. Наши окна выходят прямо на цокольный этаж церкви, где каждую субботу собирается молодежь, и вчера вечером мы допоздна слушали, как упражнялся в ритмах барабанщик. Судя по настойчивости в репетициях, ему можно предсказать блестящее музыкальное будущее.

Я пришла в 10 часов утра – ко второй службе – но все задерживалось, так что я застала завершение первой службы, где проповедник готовил паству ко Дню всех святых, поскольку приближался конец октября. Пастор строго-настрого запрещал практиковать традиционные для местной культуры ритуалы приношения еды к могилам предков.

среди аймара

Нэнси Томас, автор статьи

Храм был полон во время первой службы, и перед ее окончанием множество людей подошли к алтарю, чтобы помолиться. Затем они удалились, освобождая место для следующего богослужения. Проходя скамью, где сидела я, многие пожимали мне руку, и мы обменивались добрыми пожеланиями.

Вторая служба отличалась от первой. Она началась с часового занятия воскресной школы, посвященного разумному распределению времени и дополненного презентацией иллюстраций в ПауэрПойнт. Проводил занятие Дэвид Кьюсп, и он превосходно справлялся со своей задачей. Это меня порадовало, потому что Дэвид был когда-то одним из участников маленькой группы подростков, куда входила и наша дочь Кристина. Я вспоминаю все те встречи, на которые дети собирались у нас дома, как они жарили хот-доги (тогдашнее новшество) и веселились. Теперь Дэвид – пастор в церкви и глава семьи. (Его пригласили провести одно занятие в этой воскресной школе).

Где-то в середине занятия я почувствовала, как меня похлопали по плечу – и, обернувшись, увидела свою дорогую подругу Саломею. Мы обнялись, и она пригласила меня сесть рядом с ней на последнем ряду. Боюсь, что мы шептались все оставшееся время (в чем и состоит преимущество последнего ряда).

Последовавшее за этим богослужение звенело музыкой, по большей части – заимствованной из традиции пятидесятников, которая весьма популярна у местной молодежи. Никто не танцевал, но многие хлопали в ладоши, и все пели как можно громче. Затем президент церкви вышел к пульпиту, чтобы сделать объявления, и конгрегации потребовалось около десяти минут на рассмотрение новостей о строительстве новой комнаты на четвертом этаже здания. Субботним вечером, когда должны были заливать цемент, пошел дождь, вода протекла и повредила потолок аудитории. Люди очень расстроились, и президент заверил всех в том, что для устранения проблемы предпринимаются меры.

Затем пастор Сильвер Рамос произнес утреннюю проповедь, извинившись за то, что она предлагается в столь поздний час и, тем не менее, пообещав собравшимся не лишать их удовольствия прослушивания всей проповеди целиком. И он выполнил свое обещание. Проповедь была посвящена той же самой теме, что и проповедь пастора на предыдущей службе – об опасностях культурных традиций праздника Всех Святых. Пастор подчеркнул, что смерть есть смерть, и что если они принесут на могилу Библию, то предок все равно ее не прочитает. А если на могилу положить хлеб, предок его не съест. Мертвые не едят и не читают. «Со смертью все заканчивается», – предостерег он. Это меня слегка покоробило, и мне захотелось, чтобы он отошел от темы Ветхого завета и рассказал о новозаветных надеждах и обещаниях Бога о нашей жизни в воскресении. Вероятно, он оставил эту тему на Пасху.

Я вновь убедилась в том, что принадлежу к совершенно иной культуре. Но я также уверена в том, что эти люди – мои братья и сестры, и что я их люблю. Было хорошо снова оказаться здесь.

Нэнси Томас

2017

Источник

Боливийский пейзаж

Боливийский пейзаж

* Квакеры в Боливии

Более 8% современных Друзей живут в Боливии, что делает ее третьей по количеству квакеров страной в мире после США и Кении. Большинство боливийских квакеров составляют аймара – народ, живущий на Альтиплано – в небольших деревнях в Андах на высоте более двенадцати тысяч футов над уровнем моря. Большинство квакеров-аймара принадлежат к Евангелической церкви Друзей «Священная миссия».

Квакерство было принесено в Боливию Другом-навахо Уильямом Абелем, приехавшим проповедовать в Ла-Пас в 1919 году. Его первым обращенным стал Хуан Айон, который поехал учиться в Библейский колледж Береа – семинарию Друзей в Гватемале, где квакерство утвердилось с 1902 года. Примерно в то же самое время, «Священная миссия Друзей» из Индианы познакомила с квакерством народ аймара в северных Андах. Сегодня Друзья-аймара проповедуют среди кечуа, мосетен, чимани и других народов.

Ранние квакерские миссионеры основали школы для местных детей. Вплоть до революции 1952 года образование не было доступно для коренных боливийцев, и квакерские школы действовали подпольно.

В 1993 году британский квакер Кен Барратт, находившийся под сильным впечатлением от дружелюбия коренных аймара, а так же от их бедности, организовал обучающий тур по Боливии с двадцатью другими квакерами, которые затем основали организацию Quaker Bolivia Link (QBL). Вода и сельское хозяйство – два основных приоритета QBL. Во многих деревнях на Альтиплано нет доступа к источникам чистой воды. Вода в ручьях и колодцах часто бывает загрязненной и вызывает желудочные и кожные заболевания, от которых особенно страдают дети.

QBL финансирует проекты, связанные со снабжением чистой водой. Водопроводы часто строятся и обслуживаются самими боливийцами. Дополнительно организуются небольшие сельскохозяйственные проекты по строительству и обслуживанию теплиц и птицеферм. Программы, которые финансирует QBL, зарождаются в местном сообществе, а не привносятся извне, и на всех этапах их планирования и организации соблюдается принцип равенства мужчин и женщин.

Начиная с 1995 года, через QBL было профинансировано водоснабжение в 55 деревнях на Альтиплано; более 500 семей выращивают овощи в построенных этой организацией теплицах.

Подобно QBL, Квакерский фонд боливийского образования (Quaker Bolivia Education Fund – QBEF) появился вследствие обучающих туров, организованных Барреттом 1995 г. В 2001 г. двое американских Друзей – Дона Манукян и Ньютон Гарвер – участвовали в одном из туров с посещением квакерских школ. Результатом этого посещения стало учреждение QBEF с четырьмя основными целями:

1. Предоставить стипендии, чтобы помочь малоимущим молодым квакерам продолжить образование после окончания школы.
2. Поддерживать программы обмена между квакерскими школами в США и Боливии.
3. Улучшить условия обучения английскому языку, естественным наукам и компьютерной грамотности.
4. Развивать и совершенствовать образовательную инфраструктуру – от книг до зданий.

QBEF предоставил молодым боливийским студентам возможность в течении года обучаться в квакерских школах в США, а американским студентам – трудиться на добровольной основе в боливийских квакерских школах, преподавая английский язык и помогая дорабатывать английские учебники. Учителя из американских квакерских школ также проводят образовательные семинары в Боливии. Организация QBEF обеспечивает компьютерами, языковыми лабораториями и подключением к интернету городские и сельские школы Боливии.

Одним из основных проектов QBEF стала школа-интернат Паллкапампа. Детям аймара из квакерской деревни Паллкапампа приходилось по полтора-два часа добираться до ближайшей школы и обратно. В 2006 году организация QBEF учредила интернат при школе в Сората, чтобы дети могли оставаться там на всю учебную неделю. Двадцать учеников в интернате получают помощь с домашними заданиями и трехразовое питание. Проект был задуман Бенито Джаллураной – местным жителем, который получил образование на средства QBEF.

С 2006 г. QBEF также финансирует регулярные программы проекта «Альтернативы насилию» в местных тюрьмах и больницах городов Санта-Круз, Кочабамба и Сората. Программы предназначены решать проблемы насилия в семьях, местных сообществах и муниципалитетах.

Источник

Поделиться: